?

Log in

No account? Create an account
Спортивные увлечения Викторины
Запись №2323 /«Локомотив», интервью/ 
12th-Nov-2011 12:07 am
цветы глядели на воду
«Сапатер – это легкие команды» Виктор Фернандес, главный тренер «Сарагосы» с 2006 по 2008 год

«Футбол» №45 (2679), 11 – 18 ноября 2011

АЛЬБЕРТО САПАТЕР: «Я НИКОГДА НЕ ХОТЕЛ СТАТЬ ЗВЕЗДОЙ»

Представители сильнейшей футбольной державы планеты по-прежнему не слишком жалуют российскую Премьер-лигу своим присутствием. Однако если для действующих чемпионов мира и Европы она не рассматривается в качестве варианта продолжения карьеры, то остальные их соотечественники не прочь приобрести опыт выступлений в совершенно новых условиях. Вслед за Сесаром Навасом, уставшим у себя на родине бороться за выживание, и Марком Кросасом, остро нуждавшимся в игровой практике, в Россию прибыл Альберто Сапатер, который на удивление быстро освоился в «Локомотиве».

ВСЕ РЕШИЛ ЗВОНОК КОУСЕЙРУ

В «Локомотив» Альберто Сапатер перешел в начале августа, связав себя с «железнодорожниками» пятилетним контрактом. До того на те же пять лет было рассчитано его соглашение с португальским «Спортингом», куда он прибыл в обмен на Мигела Велозу и 7 млн евро. В стан лиссабонских «львов» Сапатера зазвал их тогдашний спортивный директор Франсишку Коштинья, названивавший ему пять дней подряд. По прибытии в «Спортинг» испанец рассчитывал победить с ним в чемпионате Португалии, успешно выступить в Лиге чемпионов и обратить на себя внимание тренерского штаба «красной фурии», однако сбыться этим надеждам было не суждено...

– Одно дело, когда в Россию едут Самюэль Это'О, которого нельзя было завлечь ничем иным, кроме денег, или молодые игроки из стран Африки и Южной Америки, рассматривающие ее в качестве трамплина для прыжка в Европу. И совсем другое – приезд уже сформировавшегося футболиста, который успел поиграть в ведущих европейских чемпионатах. Без вопроса «почему?» в вашем случае никак не обойтись...
– О том, чтобы менять место работы из-за денег, не было и речи, поскольку в финансовом плане меня все устраивало и в Португалии. Странным было мое положение в «Спортинге», с которым меня связывало еще четыре года контракта. В клубе произошла смена руководства, что, естественно, повлекло за собой и масштабные кадровые перемены. В итоге мне дали понять, что на место в составе рассчитывать не стоит, и мне не оставалось ничего иного, кроме как поддерживать форму самостоятельно на базе клуба моего родного города и ждать.

– И какие клубы были заинтересованы в ваших услугах?
– Я получил четыре предложения из Испании, по одному из Англии и Италии, но наиболее серьезными были намерения «Олимпиакоса», который тренирует испанец Эрнесто Вальверде. Правда, переговоры ни к чему не привели, и вместо меня в Грецию уехал Пабло Орбаис. Я же настроился вернуться в «Спортинг» и попытаться доказать, что я способен принести пользу команде.

– Что же вас остановило?
– Все изменил звонок Жозе Коусейру, который ранее работал в «Спортинге». Известие о возможности перехода в «Локомотив» застало меня в Мадриде – на полпути до Лиссабона. Коусейру я знал не только как тренера и спортивного директора, но и как человека, что для меня имеет немаловажное значение. Когда стал изучать информацию о «Локомотиве», то обнаружил знакомых и в его тренерском штабе.

– Долго ли раздумывали над приглашением из России?
– Поговорил с родителями, со своей невестой, с Бранко Иличем, который выступал в Испании за «Бетис», посмотрел, что пишут о «Локомотиве» в Интернете, и принял решение, о котором нисколько не жалею. Более того, считаю это решение лучшим в моей жизни. Сейчас я чувствую такой же подъем сил, как и в 19 лет, когда я только начинал карьеру профессионального футболиста.

– Действительно ли, что, несмотря на сумму отступных в 25 млн евро, «Спортинг» отпустил вас бесплатно?
– Честно говоря, в такие подробности я не вдавался, а всеми трансферными вопросами занимался мой агент.

– Вас не удивило, что Марат Измайлов, который также сталкивался в «Спортинге» с неприятностями, не захотел возвращаться в «Локомотив», несмотря на гораздо более выгодные финансовые условия и сохраняющийся за ним статус «живого символа» команды?
– Поскольку до Лиссабона я так и не доехал, поговорить с Маратом у меня не получилось. Как и все игроки «Спортинга», я прекрасно знал, что предыдущий сезон выдался для него очень сложным – сперва по причине проблем с коленом, затем из-за конфликта с руководством. Было видно, что ему очень хочется играть и что он реально может помочь «Спортингу». Возможно, чтобы доказать это, он и предпочел остаться. Вообще, достаточно провести с Измайловым всего одну тренировку, для того чтобы понять, насколько этот футболист отличается от остальных. Тренироваться с ним – одно удовольствие. У него особенный талант, жаль только, что он не сумел реализовать его на все сто процентов.

ПО МОРЮ НЕ СКУЧАЮ

На данный момент в чемпионате и Кубке России Сапатер провел за свой новый клуб девять матчей и в семи из них выходил на поле в стартовом составе. За это время он уже успел открыть счет забитым мячам, поразив ворота «Рубина» во встрече 25-го тура, и сделал это в привычной для себя манере – хлестким ударом из-за пределов штрафной площади. В пяти матчах Лиги Европы отличиться новичку «Локомотива» пока не удалось, но и на международной арене он уже успел зарекомендовать себя с наилучшей стороны.

– Какие мысли вас посетили, когда возник вариант с «Локомотивом»?
– Первое, о чем я тогда подумал, это о сложном языке и холодной зиме. Но то, что российский чемпионат находится на подъеме, а «Локомотив» исторически ведет борьбу за самые высокие места и обладает устойчивой репутацией в Европе, оказалось важнее. В Испании сейчас много говорится о российском футболе, и думаю, что после перехода на европейский календарь сюда поедет больше игроков высокого класса. Да и сейчас в соревновательном плане российская лига значительно интереснее португальской.

– Вы действительно так считаете? В подавляющем большинстве рейтингов российскому чемпионату отводят место не только после «большой пятерки», но и вслед за Голландией, Турцией и той же Португалией...
– В Португалии всего три клуба, которые и разыгрывают между собой чемпионство. Лишь время от времени в их спор вмешивается кто-нибудь еще, как это недавно было с «Брагой». Разница между ними и всеми остальными очень велика, тогда как в России на «золото» могут претендовать 7-8 клубов. И сейчас, когда нас ожидает решающий этап, никто не возьмется предсказать имя будущего чемпиона. Хотя для меня наиболее сильной командой является «Зенит».

– Чемпиона предсказать нельзя, однако составители календаря внесли в число восьми финалистов «Анжи», когда у «Краснодара» еще были шансы обойти эту команду... О том, что в России договорные матчи не токая уж и большая редкость, вас уже предупредили?
– Думаю, что по прошествии времени я смогу лично убедиться в том, существуют они или нет, но пока ни с чем подобным сталкиваться мне не приходилось.

– Эта проблема есть практически в каждой стране, вот только далеко не везде дело доходит до суда, как в Италии или в Португалии. В Испании много было разговоров вокруг матча 2007 года «Леванте» - «Атлетик», а в прошлом сезоне в сговоре с тем же «Леванте» подозревали и вашу родную «Сарагосу»...
– Ну, говорить – это самое легкое в футболе (смеется). Нередко такие слухи специально запускают другие клубы, чтобы таким образом усилить давление на своих конкурентов. Я же никогда не придавал особого значения таким разговорам, а просто выходил на поле и, как всегда, делал свое дело.

– С какими сложностями вы столкнулись по приезде в Россию?
– Главная проблема заключалась в том, что моя невеста работала в Португалии медсестрой, там она овладела португальским языком, а вот в России для нее подходящего занятия не нашлось. Сейчас она уже начинает осваиваться в Москве, в чем ей очень помогают жены и подруги Майкона, Гилерме и Кайседо – последняя, кстати, тоже испанка. Мы вместе уже восемь лет, она всегда была со мной рядом, так что о расставании не могло быть и речи.

– В Генуе вы жили в доме с видом на море. Не жалеете об отсутствии такого пейзажа в Москве?
– Нет, я ведь вырос в Сарагосе, где тоже нет моря. Там, конечно, не бывает так холодно, как в Москве, но дует очень сильный ветер. В Генуе после матчей мы частенько выходили с моей невестой на террасу, садились и слушали шум морского прибоя. В Лиссабоне мы жили уже около устья реки, ширина которого составляет 18 километров – можно сказать, что это то же самое море. Да и в Москве есть река, и она также довольно большая.

– По городу передвигаетесь на машине?
– Пока меня подвозят Илич, Майкон или Гилерме. В скором времени куплю себе машину, хотя уже знаю, насколько здесь остро стоит проблема с траффиком. Однажды нам всем пришлось ехать на метро по той причине, что все дороги были перекрыты: не знаю, Путин это ехал или посол какой-нибудь страны, но передвигаться наземным транспортом не было никакой возможности. На тренировки, когда они проходили на стадионе, я тоже ездил на метро. Даже когда я впервые оказался в России со своим агентом, мы попали в пробку и простояли в ней три часа. Как только стало ясно, что уже точно опаздываем, мы оставили машину, пересели в подземку и через 15 минут были на месте. Теперь я знаю, что по центру Москвы лучше ездить на метро, особенно после пяти часов вечера, или ходить пешком. Вместе со своей невестой я гулял по Старому и Новому Арбату, посетил все туристические достопримечательности и если отправлюсь куда-нибудь один, то уже не потеряюсь.

– То есть проблем с адаптацией не возникло?
– Я уже полностью освоился в команде, поскольку могу общаться практически со всеми игроками. С бразильцами и Да Коштой – на португальском языке, с Обинной – на итальянском, с Иличем и Кайседо – на испанском. Клуб выделил мне преподавателя русского, который приходит ко мне домой, поэтому, возможно, скоро начну говорить и на нем, хотя все основные футбольные термины я и так уже знаю. Конечно, русский язык весьма сложен и из-за написания, и из-за произношения, но если ты приезжаешь в другую страну, то ты должен приспосабливаться сам, а не требовать этого от других.

– Это касается только языка?
– Нужно быть толерантным во всем. Мне нравится русская музыка, которую обычно ставят в раздевалке, Гилерме приучил меня к бразильской, также слушаю итальянскую, аргентинскую и, конечно же, испанскую. Не терять связи с родиной помогает Интернет, испанские телеканалы... У меня есть знакомые в испанском посольстве, и потому я не чувствую себя в отрыве от Испании.

ВЗЯЛ У РАУЛЯ ТРИ АВТОГРАФА

Первым клубом в профессиональной карьере Альберто была «Сарагоса», в socios (официальные члены клуба. – Прим. ред.) его записали еще при рождении. Выступление в Примере он начал в 2004 году, а до того провел блестящий сезон за молодежную команду и был признан лучшим молодым футболистом Арагона. В составе «Сарагосы» завоевал Суперкубок Испании, дошел до финала Кубка Испании, вылетел в Сегунду и вернулся обратно. В сезоне-2007/08 Сапатер стал вторым капитаном команды, а на следующий сезон, после ухода Луиса Карлоса Куартеро, капитанская повязка перешла к нему уже окончательно.

– За границей, в том числе и в России, наслышаны о Каталонии, Андалусии, Галисии, Стране Басков... А вот чем известен Арагон, столицей которого является Сарагоса?
– 12 октября, когда отмечается День испанской нации, в Сарагосе приносят цветы к статуе Святой Девы Пилар, которая является покровительницей всех испанцев. Арагон известен танцем с кастаньетами, который называется «хота». Он появился на свет именно здесь, а потом уже распространился по всей Испании. Наиболее знаменитым блюдом арагонской кухни является «тернаско»: его приготавливают из мяса молодого барашка. Ну и, наверное, еще одна местная особенность – сильный
прохладный ветер Сарагосы, который дует с северо-запада и имеет свое название – «сьерсо» (cierzo).

– Вы начинали заниматься футболом в команде своего родного города, как вам удалось попасть в «Сарагосу»?
– Когда мне было десять лет, я сыграл на одном из региональных турниров, где меня и присмотрели тренеры из футбольной школы «Сарагосы». Я понимал, что такого шанса может больше никогда и не представиться, а потому согласился расстаться с родителями и переехать жить к дяде и тете. И в их доме я жил до тех пор, пока мне не исполнилось двадцать лет, поскольку клуб не обеспечивал своих воспитанников жильем.

– Тем не менее именно этому клубу до сих пор принадлежит ваше сердце?
– Я испытываю теплые чувства ко всем клубам, за которые выступал, но всегда считал и считаю себя «сарагосиста». В «Сарагосе» я прошел через все возрастные категории и проделал путь от мальчика, подающего мячи и берущего автографы у игроков, до капитана команды.

– Почему вы решили покинуть «Сарагосу»? Ведь со слезами на глазах не уходят, если того хотят сами...
– Я не мог оставить «Сарагосу» в трудный для нее момент, когда она вылетела во второй дивизион, но потом, по возвращении в Примеру, я уже не чувствовал себя связанным обязательствами по рукам и ногам. Ко всему прочему в клубе начались финансовые проблемы, и руководство посчитало, что за счет моей продажи оно сможет поправить свои дела. При этом в «Сарагосе» не хотели, чтобы я оставался в Испании, и я тоже не видел себя ни в каком другом испанском клубе. Поэтому предложение «Дженоа» устраивало все стороны. Потом мной продолжали интересоваться многие клубы, и наиболее серьезным был интерес со стороны «Валенсии». Однако, когда пришло время принимать решение, «Дженоа» отказался меня продавать, и «Валенсия» взяла Мехмета Топала.

– Кто из знаменитых игроков «Сарагосы» был вашим кумиром?
– Из «Сарагосы» – никто, но образцом для подражания для меня, как и для многих испанцев, был Рауль. За свою жизнь я трижды просил у Рауля автограф и все три раза его получил. Если же принимать в расчет все виды спорта, то №1 на все времена – и как спортсмен, и как личность – для меня является Рафа Надаль. Футбол – это командный вид спорта, и многое в нем зависит от стечения обстоятельств. Тот же Рауль мог бы стать лучшим футболистом мира, если бы выступал в сборной с представителями нынешнего поколения.

– Однако, когда Луис Арагонес убрал Рауля из сборной, немалая часть испанских болельщиков поддержала решение тренера и даже злорадствовала по этому поводу...
– Когда ты приезжаешь в Италию, в Португалию, в другие страны Европы, то там говорят о Рауле как о Боге. В Испании его не ценят так высоко, и я считаю это несправедливым. Если говорить о сегодняшнем времени, то называться лучшими заслуживают Касильяс, Хави, Иньеста и Вилья, с которым меня связывают дружеские отношения. Из игроков прошлого я бы выделил Луиса Суареса – одного из немногих иностранцев, которые смогли добиться триумфа в Италии.

– Вы успели поиграть за молодежные сборные Испании, но в первую так и не пробились...
– Во многом потому, что это лучшая испанская сборная за всю историю, и не только по результатам, но и по игре, которую она показывает. Со многими из ее футболистов я выступал за «молодежку», в частности с Фабрегасом, Серхио Рамосом, Иньестой, Касорлой, Давидом Сильвой, Альбиолем, Льоренте... С Пике и Вильей я вместе играл за «Сарагосу» и по прошествии лет буду
этим гордиться. Проблема заключается в том, что я действую на той же самой позиции, которая сейчас занята лучшими футболистами мира.

СИНТЕТИКА – НЕ ДЛЯ ПРОФЕССИОНАЛОВ

В молодежной команде «Сарагосы» Сапатер играл под 10-м номером и в свой последний сезон забил 12 мячей. Однако Виктор Муньос и Виктор Фернандес нашли для молодого полузащитника иное применение на поле, что, впрочем, не помешало ему поражать ворота соперников. И в первом же матче за «Дженоа», куда испанец перешел за 4,5 млн евро с зарплатой 1,2 млн евро в год (это почти в два раза меньше, чем в «Локомотиве»), он забил мяч со штрафного, сделал голевую передачу и начал атаку, увенчавшуюся еще одним взятием ворот. Выступая за клуб из Генуи, Сапатер стал автором первого гола дебютного розыгрыша Лиги Европы, в «Спортинге» сделал пока первый и единственный дубль в своей карьере.

– Вы начинали играть на месте атакующего полузащитника...
– Ну, если говорить о самом начале, то в восемь лет все мы – нападающие (смеется), и только уже потом, с изменением физических кондиций, определяется специализация. К тому же мне не нравится употреблять эти термины: «оборонительного», «атакующего»... В современном футболе ты делаешь то, что получается у тебя лучше всего. Понятное дело, что я не обладаю каким-то выдающимся дриблингом и поэтому никогда не возьмусь обводить одного за другим пятерых соперников. В этом плане для меня примером был Давид Альбельда, который полностью справлялся со своими функциями и никогда не позволял себе лишнего.

– Однако вам доводилось играть и на других позициях...
– Уже выступая за основной состав «Сарагосы», я действовал и на правом фланге обороны, и на левом, а однажды – в домашнем матче против «Эспаньола» – мне довелось сыграть в центре обороны в паре с Габриэлем Милито. Можно сказать, что я попробовал себя во всех амплуа, за исключением двух – вратаря и центрального нападающего.

– Вы обладаете очень неплохим ударом с дальней и средней дистанции, но голы забиваете нечасто...
– Та позиция, которую я занимаю в подавляющем большинстве случаев, не предполагает частых подключений к атаке. Ты не можешь позволить себе рисковать, оставлять зону, терять мячи. Конечно, забивать нравится всем, но я не ставлю перед собой такой цели и четыре-пять мячей за сезон считаю хорошим показателем. Мне также нравится исполнять угловые и штрафные удары, и если с моей передачи забивают, я испытываю ничуть не меньшую радость, чем от гола. Я не звезда и никогда не претендовал на эту роль. Если моя команда побеждает, я ухожу домой счастливым. И если она находится на подъеме, не проигрывает, надо уметь этим наслаждаться, ведь в футболе одна секунда, один метр могут изменить все.

– Уровень какого чемпионата – Испании или Италии – представляется вам более высоким?
– Я не могу сказать, что вот в этой стране футбол в целом лучше, чем в другой; можно только выделить какие-то отличительные черты и провести их сравнение. Так, в Италии ты играешь в три часа дня, на газонах с более высокой травой, которую не поливают водой ни перед игрой, ни перед тренировками. Для зрителя интереснее наблюдать за испанским футболом, чем за итальянским, который является более силовым и контактным, но игрок или тренер может почерпнуть из кальчо гораздо больше в плане тактики. Вам наверняка известно немало случаев, когда итальянец, приезжая в Испанию, не оправдывает ожиданий или, наоборот, испанец не может найти себя в кальчо. Это происходит потому, что они оказываются неспособны перестроиться на иной лад, просто не знают, как это сделать. При этом в каждой стране – в Испании, Италии, Германии или Англии – считают, что именно их лига является сильнейшей в мире.

– Зато вряд ли кто-нибудь станет оспаривать утверждение, что сильнейшим клубом мира является «Барселона»...
– Сейчас соперники «Барсы» все чаще и чаще находят способы ей противостоять. Знаете, что делают испанские команды, когда к ним приезжает в гости «Барселона»? За две недели до этого они перестают подстригать газон и не поливают его перед матчем. «Сине-гранатовые», обычно действующие на высочайших скоростях и моментально передающие мяч друг другу, начинают сталкиваться с трудностями, поскольку не привыкли к такому, более медленному ритму игры.

– С какими футбольными особенностями вы столкнулись в России?
– Поля с наступлением осени здесь становятся более мягкими, более тяжелыми, что вызвано местным климатом.. На мой взгляд, поле с искусственным покрытием – каким бы современным оно ни было – больше подходит для детско-юношеского футбола, чем для проведения на нем матчей с участием профессионалов. На нем хорошо совершенствовать технику, и я надеюсь, что в будущем во всех испанских футбольных школах будут синтетические поля. Но это одна крайность... Когда «Локомотив» выступал в Нальчике, я сразу вспомнил, как я играл за молодежные команды «Сарагосы»: поле было примерно такого же качества. На таком газоне мы не могли продемонстрировать наше умение обращаться с мячом, и хотя «Локомотив» выиграл тот матч, это произошло во многом благодаря морально-волевым качествам, благодаря тому, что мы в Испании называем garra («хватка». – Прим. ред.). Оба мяча были забиты со стандартных положений, а доставить мяч в штрафную площадь, разыгрывая его, не представлялось возможным! И теперь вот я даже не знаю, какое поле лучше – такое или синтетическое...

– Правда ли, что Диего Марадона прозвал вас Быком за слишком жесткую, а порой даже грубую игру?
– Не знаю, кто придумал такое объяснение, но на самом деле все было совсем по-другому. На молодежном чемпионате мира 2005 года в возрастной категории до 20 лет мы играли в 1/4 финала против сборной Аргентины, которая в итоге и стала победителем. Тогда мы уступили со счетом 1:3, и я забил единственный гол. На том турнире был один журналист из Сарагосы, который слышал, как комментировавший ту игру Марадона произнес: «Этот Сапатер настоящий бык!» Однако имел он в виду физическую силу, которой я обладал, а не грязную игру, для обозначения которой есть другие животные. Ну а прозвище Бык стало сопровождать меня потом по всему миру.

– А как возникло другое прозвище – Лев из Эхеа?
– Здесь все предельно просто: лев изображен на гербе «Сарагосы», а Эхеа-де-лос-Кабальерос – мой родной город. И оба эти прозвища мне по душе.

ДОСЬЕ

Альберто САПАТЕР Архоль

Дата рождения: 13 июня 1985 года
Место рождения: г. Эхеа-де-лос-Кабальерос, Испания
Гражданство: Испания
Рост: 182 см. Вес: 80 кг
Амплуа: полузащитник

Игровая карьера: «Сарагоса», Испания (2004-2009), «Дженоа», Италия (2009-2010), «Спортинг», Португалия (2010-2011), «Локомотив» М, Россия (с 2011).

Достижения: обладатель Суперкубка Испании (2004). За молодежные сборные Испании в возрастных категориях до 20 лет и до 21 года провел 19 матчей, забил 2 мяча.

© Текст: Андрей Скворцов // Сканировала: Lady Nimier


{материалы по теме}

• 17.09.2011 Альберто Сапатер: «Мы на своей серии не зацикливаемся» >>>
• 07.09.2011 Альберто Сапатер: «Надеюсь, проведу в «Локомотиве» не один год» >>>
• 05.08.2011 Альберто Сапатер: «Обязательно буду изучать не только русский язык, но и культуру» >>>
• 03.08.2011 Альберто Сапатер: «В «Локомотиве» можно решать самые амбициозные задачи» // Альберто Сапатер – патриот из Сарагосы // Лев из Арагона >>>
This page was loaded Jun 26th 2019, 9:16 pm GMT.