Викторина (sportvictorine) wrote,
Викторина
sportvictorine

Запись №2309 /«Локомотив», интервью/


«Спорт-Экспресс» 07.10.2011

РОМАН ШИШКИН: «ИЗУЧАЮ АГАССИ. ПЕЛЕ В ЗАПАСЕ»

Защитник московского «Локомотива» Роман Шишкин вспомнил время, когда он выступал за «Спартак», и рассказал о причинах своего ухода из стана красно-белых, а также поделился мнением о португальском тренере «железнодорожников» Жозе Коусейру.

По холлу базы «Локомотива» брел Жозе Коусейру в джинсах. Похож на интеллигентного осетина.

– Бон аппетито, – зачем-то сказал ему Лоськов.

Чуть поодаль держался Обинна. Поверх майки широченная золотая цепь. Напоминает олимпийский орден «За заслуги». Такой мы видели у Виталия Смирнова и Виктора Тихонова.

А вот и Шишкин. Поговорить предложил в номере, который делит с Глушаковым. Денис к тому моменту из Баковки уже уехал.

– Один хоккеист нам рассказывал, как его поселили с легендарным тафгаем Браширом. Тот храпел так, что стены дрожали. Вам с соседом повезло больше?
– Да я от храпа Глушакова не знаю, куда деваться! (Поскольку Шишкин с Глушаковым друзья, нетрудно предположить, что вся эта история – не более чем подначка. – Прим. ред.) Даже беруши купил. Вот они, всех видов. Уже консультировать могу – если что, обращайтесь…

– Как же вы уживаетесь?
– Иногда среди ночи проснусь, по стеночке постучу – он вроде: «Фр-р-р…» Успокаивается.

– В «Спартаке» у вас в соседях побывали, кажется, Кавенаги и Быстров?
– Кавенаги со мной поселили на первом же выезде. Я на цыпочках ходил – только бы не потревожить звезду. Думал: «Вот он лежит на кровати, за 12 миллионов, – и я, парень из дубля…»

– Долго соседствовали?
– Со следующего выезда он перебрался к кому-то из бразильцев. Когда Кавенаги купили, мы всей командой его рассматривали: если в Аргентине столько забивал, что ж он здесь творить будет?

– Оказалось – ничего.
– Все равно чувствовалось, что игрок толковый. Но, видимо, были причины, по которым не смог себя проявить. А с Володей Быстровым я в Тарасовке жил. Там номера устроены иначе: один коридор, туалет – и в разные стороны расходятся комнаты. Володя был своеобразным соседом.

– Борец за правду.
– Да уж. Причем по многим вопросам ребята с ним были согласны – просто держали это при себе. А Быстров – парень без комплексов, молчать не будет.

– История с Ковалевски не отучила спартаковцев митинговать?
– Я-то уж точно сделал выводы – не стоит резко выказывать недовольство.

– Быстров помешан на ставках. Убедились?
– Время от времени вся Тарасовка слышала вопль – это Володя угадал результат.

– И вы снова хватались за беруши?
– Не так уж часто это происходило. Я тоже пробовал делать ставки, но как-то не увлекло. А он выбирает какую-нибудь бейсбольную команду. Спрашиваю – ты хоть знаешь, на что ставишь? «Конечно, – отвечал Быстров. – Вот таблица, они три матча подряд выиграли…»
– Между прочим, не только Ковалевски доставалось за громкие интервью. Вас тоже в «Спартаке» штрафовали.
– Да, после фразы: «Не понимаю руководство, которое так легко расстается со своими воспитанниками». Тогда ушли Ребко и Торбинский. Вскоре на базу приехал начальник команды, достал из портфеля бумаги. «Ты некрасиво высказался в адрес клуба. Есть же в контракте пункт, правильно?»

– Большой штраф?
– Две тысячи долларов.

– Быстров спорил бы.
– Я не стал. Сумма могла возрасти. Зачем нагнетать? Хотя о словах своих не пожалел.

– Шешуков говорил в интервью – в «Спартаке» последних лет штрафуют за все. Вас количество наказаний поражало?
– Еще бы! Начали штрафовать за все при Лаудрупе, а развилась эта система при Карпине. Игрокам замеряли жировую прослойку – и на основе этих данных выводили оптимальный вес. Обязан его держать. Мне, например, надо было сбросить 3 килограмма.

– Сбросили?
– Что оставалось? Представьте – на сборах тренируемся дважды в день, нагрузка будь здоров. А я на обеде пожую листья салата – и отправляюсь в номер слюни глотать.

– Лишний вес обходился дорого?
– За каждые 100 грамм – 100 долларов.

– А сколько стоила минута опоздания?
– Те же 100 долларов. Поводы для штрафов были самые разные, мне тоже доставалось. Особенно сложно было не попасться на таком моменте. В «Спартаке» ты один день должен был ходить в белой майке, на следующий – в красной. Ребята путались: сегодня в какой? Спускается парень на завтрак, все в белом – он в красной. Ага, иди-ка сюда, пополняй копилочку. Приходилось быть начеку. Но Ваня Саенко рассказал, что это еще ничего – в Германии правила были пожестче. Давали восемь комплектов разноцветных маек. Попробуй только, перепутай.

– Куда пропал ваш земляк Саенко?
– Мы не общались с тех пор, как я ушел из «Спартака». Насколько знаю, сейчас Ваня в Воронеже у родителей.

– Он до сих пор понять не может, за что с ним так обошлись в «Спартаке».
– Я тоже не понимаю. У Саенко всегда были блестящие отношения с Карпиным. Не представляю, почему вдруг все изменилось.

– А игрока Шишкина когда Валерий Георгиевич перестал замечать?
– Закончился 2008-й, меня вызвали в клуб. Слышу от Карпина: «Ты даже в 18 не проходишь». Такого поворота никак не ожидал. Все-таки спартаковский воспитанник, мечтал играть в этой команде. Я был готов пахать и не боялся конкуренции. Но мне было сказано – езжай в аренду, здесь ловить нечего.

– И вы уехали в Самару.
– Да. В следующем сезоне все сборы прошел со «Спартаком». Выглядел неплохо, никаких претензий от тренеров. Тут «Амкар» зовет в аренду, и Карпин снова возвращается к теме: «Лучше ехать. Ты же не хочешь на лавке сидеть?» Я понимал, что это будет очередная ссылка, из которой, при всем уважении к «Амкару», вернуться в футбольную элиту будет гораздо сложнее. Уходить не стал и правильно сделал – летом пригласили в «Локомотив».

– Есть объяснение, почему Карпин вас в упор не видел?
– Никакого. Конфликтов у нас не было. Мне Карпин сказал, что считает Паршивлюка более сильным игроком. Хорошо, это право тренера. Но когда Паршивлюк сломался, в обороне выходил Саенко, который вообще не защитник. А я за первый круг ни в основе, ни в дубле не играл. Бывало, приезжаю в Тарасовку, мне говорят: «Сегодня работаешь отдельно от команды. С тренером по физподготовке Оскаром Гарсия». С таким же отношением столкнулся Паша Голышев. Но его за дубль хоть выпускали. А ушел парень в «Томь» – и раскрылся!

– Руки опускались?
– Было очень тяжело. Но понимал, что единственный выход – стиснуть зубы и продолжать вкалывать. Вот почему, когда подписал контракт с «Локомотивом», был почти в идеальной форме. И Семин сразу включил в основу. Просто я умею заставлять себя работать. Не обращаю внимания на критику. Это раньше все близко к сердцу принимал.

– Например?
– Да взять мой второй год в премьер-лиге. В 2006-м признали лучшим молодым игроком чемпионата, я подписал новый контракт со «Спартаком». Но следующий сезон не задался: получил травму, потерял место в составе. Сразу начались разговоры: дескать, у Шишкина звездняк, купил дорогую машину, ему теперь не до футбола. Такого наслушался! Хотя кому какое дело? Я же не украл эти деньги, да и на мое отношение к работе покупка автомобиля никак не повлияла.

– В Самаре команду преследовали финансовые беды. Но выглядела она сплоченной.
– Вот там – да, была сплоченность! Команда – словно кулак! Никаких косых взглядов на легионеров, никакой зависти.

– Матч с «Тереком» коллектив не расколол?
– Нет. От нас тогда мало что зависело. Просто постарались забыть его поскорее.

– Ярошик и Коллер придумали травмы, в Грозный не поехали. Что вам помешало?
– Никогда этим не занимался. Опыта нет – «косить».

– Коллер играл в контактных линзах. Еще таких футболистов встречали?
– Разве что Давидс – у него, правда, были очки. А у Коллера, помню, в разгар матча с «Локомотивом» выпала линза. Он с доктором побежал в раздевалку за новой – и в это время нам забили гол.

– В Самаре шутили: «Как нейтрализовать Коллера? Украсть его бутсы перед игрой». Вторых таких точно не сыщешь.
– Я специально замерял: одна его бутса – как две мои! У Яна ведь 51-й размер ноги. Ему не только бутсы шили на заказ, но и все вещи. Хедвига, жена Коллера, как-то рассказывала: «Ян часто ходит в спортивном костюме, потому что не можем в магазине подобрать ему одежду».

– Жена тоже высоченная?
– Нет, среднего роста.

– Случалось, что в ваши команды привозили игроков, которые вообще играть не умели?
– Чтоб совсем не умели – таких не помню. С легионерами связано несколько любопытных историй. Помню, Рикарду Руссу мяч просил, завывая: «У, у, у…» На «Алмазе» играли – вся округа это «у» слышала. Люк Зоа тоже веселил. Спартаковский автобус курсирует от базы до метро «Сокольники». Водитель Матвеич как-то привез нас всех, уже смеркалось. До «Сокольников» многие футболисты вышли, около метро жил лишь Зоа. Про него-то наш шофер забыл. Остановил автобус – думает: сейчас перекурю и дальше поеду. А Зоа спал внутри. Водитель его не заметил в темноте. Люк проснулся, видит – автобус стоит. Сзади подошел к Матвеичу: «Сокольники?!» Тот чуть сигарету не проглотил.

– Смешно.
– Еще Моцарт с Веллитоном ехали в наушниках на игру – и не заметили, как начали подпевать плееру. На весь автобус.

– Жозе Коусейру – хороший дядька?
– Очень хороший человек, это сразу почувствовалось. Первые его слова – настрой на позитив. Да по Жозе видно – он сам такой. Рядом с ним никакой зажатости, всегда можно перекинуться парой фраз. Посмотрите, как меняется наш состав, – он всем игрокам дает шанс. При том, что костяк существует. В других командах миллион обид, никто не объясняет игроку, почему остался на лавке – а у нас все иначе. Это здорово. Еще Жозе умеет притушить эйфорию. Обыгрываем «Луч» на Кубок 1:0, наутро слышим от тренера: «Вы чему радуетесь?» Даже после разгрома «Амкара» показал – смотрите, игра-то была для нас не лучшая.

– Жестко тренеры с вами разговаривали?
– Григорьич (Федотов. – Прим. ред.) мог крепко вставить.

– Самый памятный с ним разговор?
– «Спартак» принял Старков – и про молодых забыл. Даже в интервью высказался: «Футболистов до 21 года на поле не увидите». А я уже попробовал, что такое основа, – в дубле сидеть не хотелось. Готов был отправиться хоть в первую лигу, хоть куда. Но Владимир Григорьевич меня остановил. Собрал вокруг себя молодых: «Даже не думайте разбегаться. Ваше время придет». Хорошо, что я послушал.

Был еще один момент. Мы с Артемом Дзюбой тренировались с основным составом – но на матч с «Шерифом» в Лиге чемпионов в заявку не попали. Федотов подошел к нам, грустным: «Вы, ребята, не расстраивайтесь. Скоро будете играть». Я от многих тренеров слышал такие слова – но часто они словами и оставались. А у Федотова в ближайшем матче вышел с первой минуты.

– Душевнейший Федотов мог взорваться неожиданно. Как-то выгнал с установки Дзюбу только за то, что листал газету.
– Было у него такое: вроде добрый-добрый – и вдруг включал «жестюка». Его же на каждом шагу критиковали за эту доброту. Григорьич наслушается – и закипает: «Сейчас я вам покажу доброго». Как-то все напороли в игре с «Москвой». Но Федотов набросился на меня одного: «В прошлом году прекрасно играл. А что сейчас творится?!»

– Отчего-то нам Федотов помнится в таких обстоятельствах – выходит из бани на первом этаже базы, халат, шлепанцы…
– Таким я его тоже очень хорошо помню. А еще вспоминаю – установка, и тут просыпается его телефон. Гимн Лиги чемпионов. Мы все вздрагивали. На Лигу он нас по-особенному настраивал.

– Трубку при футболистах курил?
– С трубкой видел его раз, на сборах. Смотрели повтор какого-то матча, Рома Павлюченко не попал по воротам. Федотов хлопнул по коленке: «Эх, вернуться бы мне лет на тридцать назад, я бы этот мяч положил – вы бы ахнули…» Потянулся за трубкой.

– Павлюченко он через газеты обещал: «Могу и по мордульке».
– Это он только обещал.

– А Черчесов?
– Станислав Саламович мог и не говорить ничего – по взгляду все было ясно. После поражения лишний раз в коридоре сталкиваться не хотелось. Вид уж очень грозный. Когда его назначили главным тренером, Черчесов мне сказал: «Я на тебя рассчитываю, будешь играть».

– Сейчас, годы спустя, тоже думаете – Старков был тупиком для «Спартака»?
– Многим молодым спартаковцам так казалось. Моментами «Спартак» играл неплохо, но история с Аленичевым выбила Старкова из колеи. Слишком многие оказались на стороне Дмитрия. Я был поражен: почему Старков меня «зачехлил», даже не посмотрев? А потом простились с Торбинским, Ребко…

– Вас, совсем юного, выпустили против «Баварии». Помнятся мелочи?
– Ага. Помню, как смотрел на скамейку запасных – и понимал: я здесь единственный защитник. Что не так в обороне – выпустят. Хоть центральный сломается, хоть крайний. За этими размышлениями меня застала травма Йиранека. Кто-то кричит: «Раздевайся!» Пока я щитки напялил, пока бутсы зашнуровал дрожащими руками – какие только мысли не пронеслись. Потом сам себе сказал – «спокойно!»

– Но «спокойно» не получилось.
– После первого тайма думаем: а играть-то с «Баварией» можно. Ничего особенного. Два момента у нас было отличных. В раздевалке говорят: «Ребятки, все здорово. На выезде обыграть их реально!» Казалось, во втором тайме полегче будет. Вышли на поле – пропустили четыре…

– Это тогда Бастиан Швайнштайгер отказался меняться с вами футболкой?
– Нет, в московском матче. Он не отказался, просто кивнул в сторону тоннеля: «Там поменяемся». А мне надо было идти к болельщикам, искать Швайнштайгера уже не стал. Еще Виейра мне отказал. Но там я уж совсем не расстроился – выхватил Станковича. Мне нужна была футболка «Интера»…

– Кому-то пообещали?
– Для себя. Собираю.

– Помните, как жестковато подкатились на тренировке под Павлюченко?
– Роман тоже помнит. Недавно в сборной об этом разговаривали. Меня только-только начали вызывать в спартаковскую основу, все было в диковинку. Пошел в стык, сыграл в мяч – особой грубости там не было. Павлюченко был больше озадачен другим: что это молодой так осмелел? Скала отозвал меня в сторонку: «Ты все правильно делаешь. В следующем стыке не вздумай убирать ногу».

– Играли дальше против Павлюченко так же?
– Нет, поумнее был. Павлюченко совсем уж злить не стоило.

– В жизни были нагрузки, которые можете назвать «нечеловеческими»?
– Тяжело стало с приходом в «Спартак» Оскара Гарсии с резиновыми поясами. Мы поначалу поражались, как вообще такое можно выдержать. Но оказалось, я могу приспособиться к любым нагрузкам. Много было необычного. Например, огромное внимание уделялось пульсу.
– То есть?
– Ты должен работать на определенном пульсе. У меня он почему-то низкий. Бежишь рядом с игроком – у него 180, а у меня 160. Гарсия говорил: «Не важно, на какой скорости бежишь. Важно, какой у тебя пульс». Был тест на выносливость – назывался «Йо-Йо»…

– А это что?
– Бежишь, пока в состоянии. Помогает определить тот пульс, на котором будешь работать в течение всего сбора.

– На какого футболиста мира вам особенно интересно было бы посмотреть в составе «Барселоны»?
– На Глушакова. Интересно, вписался бы он туда со своими ударами?

– Сами-то как думаете?
– Наверняка. Играя рядом с Месси, Хави, Иньестой, – трудно не вписаться.

– Самые замкнутые люди, которые встречались вам в футболе?
– Серега Ковальчук первые года три в «Спартаке» был нелюдим, держался обособленно. А потом вдруг бац – оттаял. Начал в охотку с ребятами общаться, шутить. Такой перемены не ожидал никто.

– Вы говорили, что на «Сан-Сиро» убогие раздевалки. Где еще неприятно удивили?
– В Граце. Раздевалка разбита на две части. Полкоманды в одной комнате переодеваются, полкоманды – в другой. Неудобно. Да и комнатушки узкие, не развернуться.

– Самый начитанный футболист, которого встречали?
– Дмитрий Лоськов много читает. Летим куда-то – он обложится газетами и журналами. Хотя не все футболисты книги любят.

– Вы же говорили – однажды Глушаков вас просил привезти на сборы огромный том…
– Я привез – но это не значит, что Денис читал. Он не успевал заскочить на базу, меня попросил: «Книжки на тумбочке». Там лежали два здоровенных английских словаря и неподъемный том – «История» каких-то веков.

– Жена Шешукова недавно рассказала – у мужа на тумбочке лежит Конфуций.
– Так у меня тоже на тумбочке кое-что лежит… Вот, посмотрите…

– Неужели Конфуций?!
– Биография Андре Агасси. Довольно редкая книга, просто так не купишь. Я заказывал через интернет. Мне знакомые посоветовали: обязательно прочитай, там многое с твоей судьбой перекликается. Будет интересно.

– Не обманули?
– Все в точку. Агасси описывает свою жизнь с девяти лет – он точно так же окунулся во взрослую жизнь, как и я. И тоже были непростые отношения с отцом. Андре кричал: «Я ненавижу теннис», – а отец гнал на корт. Видите, Агасси стал великим игроком.

– Судя по закладке, дочитать не торопитесь.
– Да, вгрызаюсь постепенно. Как дойду до его взрослой жизни – пойдет, наверное, легче. А разберусь с этой книжкой, возьмусь за другую, недавно подарили.

– Тоже биография?
– Да, Пеле. Тесть вручил: «Анализируй».

– Какой понимающий человек.
– До нашего знакомства с Мариной он футболом не увлекался. А теперь ходит на матчи, иногда дает советы.

– Помните, когда впервые осознали – от отца будут проблемы?
– Мне было 17, когда между нами случился первый серьезный конфликт. Дальше было шесть лет непростых отношений. А последний год вообще не общаемся. Не знаю, сколько это продлится, но пока так будет лучше. Причем всем.

– Для вас по-прежнему это больная тема?
– Хорошего, конечно, мало. Особенно, когда по Первому каналу выходит передача, где меня выставляют неблагодарным футболистом, который равнодушен к судьбе отца. Но я-то знаю всю правду о наших отношениях. Никогда не стремился вынести это на всеобщее обсуждение. Знает и мама, она тоже пережила немало неприятных моментов. Я рассказал однажды в прессе об этой ситуации, которая не по моей воле получила огласку. И теперь хочу просто закрыть эту страницу.

– Что стало с тем двухэтажным бараком, в котором прошло ваше детство?
– Кажется, уже снесли. Я редко бываю в Воронеже – от силы раз в год.

– Чувствуется, большой радости эти визиты не доставляют?
– Просто друзей там не осталось. Только мама, которая все больше времени проводит в Москве. Родственники. И тренер Сергей Крестененко, который сыграл в моей судьбе огромную роль. Именно он в 15 лет привез меня в спартаковскую школу.

– Кто вас первый раз-то там забраковал?
– Шупляков. Для таких, как я, иногородних ребят, устроили в манеже два просмотровых матча. Была куча народу, в этой толпе трудно кого-то разглядеть. Взял меня Шупляков со второй попытки, – когда уже неделю у него потренировался. Это произошло благодаря Крестененко, который договорился о встрече с Романцевым, – в начале 80-х они вместе играли за «Спартак».

– С Олегом Иванычем за последнее время общались?
– В «Спартаке» при Карпине он раза два в неделю приезжал в Тарасовку. Мы здоровались, не более того. Интересно, помнит ли он, как тогда, при встрече с Крестененко, усадил меня за руль своего джипа? И добавил: «Почувствуй себя главным тренером сборной и «Спартака»...

– Ваш отец обмолвился в интервью, что «Спартак» в свое время перечислил за вас 80 тысяч долларов в Воронеж, но до школы они не дошли. У нее не оказалось расчетного счета, поэтому деньги отправили через ФК «Факел». Где их следы и потерялись…
– Что-то слышал об этом, но без подробностей.

– Ваша двоюродная сестра – балерина. Бываете на ее выступлениях?
– Последний раз пришел еще в Воронеже. Честно говоря, я не поклонник балета. Я больше кино люблю. Вот недавно посмотрел документальный фильм о Второй мировой. Там подробно, месяц за месяцем, раскрывается вся история войны – с 1939-го по 1945-й год. 96 серий.

– Купили на дисках?
– Зачем? В интернете скачал.

– Кто в «Локомотиве» в этом смысле самый продвинутый?
– Да все ребята интернет давным-давно освоили.

– И Лоськов? Еще недавно он говорил нам, что с компьютером на «вы».
– Ну, Лоськов, понятно – ярчайший пример футболиста в…

– …Стиле ретро?
– Вот–вот. Ему даже песню скачать без нашей помощи сложно. Приходится помогать.

– Летом вы гуляли на свадьбе Алексея Ребко. Что подарили?
– Чайный сервиз.

– Если бы у вас был безграничный бюджет, кого из музыкантов пригласили бы на собственную свадьбу?
– Дженнифер Лопес . Или Backstreet Boys. Хотя на нашей свадьбе выступали «Отпетые мошенники» – и всем понравилось. У Димы Торбинского «Иванушки» были, у Ребко – Quest Pistols, у Антона Шунина – кто-то из рэперов. Батишта, что ли?
-
– Гости оценили рэп?
– Да, было весело.

– Вы же прошлый отпуск провели в Америке с Шуниным и Ребко?
– С нами еще Сослан Джанаев был. Вот уж кому не повезло. Перед вылетом из Нью-Йорка в Майами он решил по магазинам пройтись. Сказал: «Встретимся в аэропорту». Ехал один в такси. Попросил притормозить на заправке, вышел бутылку воды купить, – и шофер дал по газам. В багажнике лежал чемодан. Вызвали полицию – но такси не нашли. У меня, правда, тоже отпуск скомканным получился. Изначально игроков «Локомотива» распустили до 24 декабря. А потом внезапно решили собрать 20-го. Пришлось спешно менять билеты, звонить Ольге Юрьевне, отпрашиваться на день. В итоге из Лос-Анджелеса в Москву улетел один.

– На собеседовании в американском посольстве неожиданные вопросы задавали?
– Нет. Нас предупредили, что к спортсменам там отношение лояльное. Жена вместе с документами даже захватила футбольную программку – доказать, что я спортсмен.

– Главное впечатление от Америки?
– Лас-Вегас. Счастье, что мы не азартные ребята, а то от казино там голова идет кругом. Поиграли совсем чуть-чуть в рулетку и покер. Еще сходили на баскетбол и хоккей.

– Кто играл?
– Джанаев общается с Ильей Ковальчуком – через него достал билеты на матч «Нью-Джерси». Вечером встретились семьями, посидели в ресторане. Я познакомился с Ильей и его женой. В НБА связей у нас нет, поэтому на матч с участием «Майами Хит» билеты покупали.
– Дорого?
– На хорошие места – от 250 долларов.

– Ваша жена окончила МГИМО. Ее ждет блестящая карьера?
– Мы с Мариной говорили об этом. Пока она еще не определилась с планами, но наверняка пойдет работать. Она училась на факультете международных отношений, знает английский, немецкий. Сейчас еще испанский собирается учить.

– Как у вас с языками?
– Никогда не учил, но Коусейру понимаю.

– Кто из знакомых футболистов отлично знает английский?
– Блестяще – по-моему, никто. Дима Сычев понимает. Недавно со Славой Малафеевым оказались на допинг-контроле в сборной – он бойко общался с лаборантами…

– У Сычева свой ресторан. Если б вы затеяли бизнес – что это было бы?
– Марина, как многие женщины, мечтает открыть салон красоты. Но я влезать в бизнес не тороплюсь. Футбол для меня сейчас на первом месте. А распыляться не хочется.

© Источник: http://www.sport-express.ru/newspaper/2011-10-07/16_1/ Текст: Юрий Голышак, Александр Кружков

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~


sports.ru 11.10.2011

РОМАН ШИШКИН: «ЕСЛИ КАЖДЫЙ БУДЕТ ДУМАТЬ, КАК ПОСКОРЕЕ УЕХАТЬ, НИЧЕГО В РОССИИ НЕ ИЗМЕНИТСЯ»

Сегодня защитник «Локомотива» Роман Шишкин проведет 7-й матч за сборную России. В интервью он рассказал о предыдущих шести, а также о сложностях боления на скамейке запасных, расстройствах Дюрицы, разлуках с семьей и судьбах родины.

– Вас снова начали вызывать в сборную 11 месяцев назад. Что за это время изменилось?
– Да ничего особо не изменилось. Люди в сборной все те же – и главный тренер, и игроки, которые формируют ее костяк. Атмосфера сохраняется такая же, как и когда меня первый раз после паузы вызвали. Мы шаг за шагом двигались к решению главной задачи – выхода на чемпионат Европы, и сейчас нам остался всего один матч. Что касается меня – понятно, что когда тебя постоянно приглашают в сборную, чувствуешь себя увереннее.

– Cегодня вы должны сыграть свой седьмой матч за сборную. Какой был самым-самым из предыдущих шести?
– Игра в Армении, потому что это был официальный матч. Особняком, конечно, стоит матч в Воронеже. Первый матч после перерыва, в родном городе, я вроде неплохо сыграл, но в итоге все закончилось не так, как хотелось.

– Почему, кстати, сборная настолько отвратительно проводит товарищеские матчи?
– Как говорит Дик Адвокат, у сборной есть приоритетная задача – попадание на чемпионат Европы. У товарищеских матчей другое предназначение, обстоятельства накладываются одно на другое – отсюда неубедительные результаты. Я прекрасно понимаю, что болельщики всегда хотят только победу, и нас справедливо критикуют после матчей вроде тех, что мы сыграли с Ираном и Катаром. Но дело не в том, что мы изначально выходим играть, спустя рукава. Просто сразу несколько раз подряд для нас все сложилось неудачно, и теперь это воспринимается как диагноз. Ну, а доказать, что это не так, можно только результатами.

– С официальными матчами тоже не все просто складывается.
– Сборная России вообще любит нервы потрепать. Это и в прошлых отборочных циклах было, и сейчас все зависело от матча со Словакией – при неудачном раскладе все могло закончиться провалом. Хорошо, что выиграли. Хотя опять же – столько нервов я никогда не оставлял, очень переживал. В день игры это все с самого утра начинается – последние приготовления, потом ожидание в гостинице, обстановка с каждой минутой только накаляется, наконец сам матч. Когда ты играешь, все это напряжение по-другому переносишь, а вот сидеть на скамейке в таких ситуациях – хуже нет. Я теперь представляю, каково тренерам во время матчей, как они переживают.

– Сборная Словакии – колхоз?
– Да нет, почему колхоз? Не стоило так, конечно, говорить. И про Дюрицу тоже.

– Дюрица вообще сильно переживает?
– Очень. Я к нему подошел после матча поговорить, подбодрить, но он очень расстроен был, так ничего и не вышло. Ян и после того, как они Армении проиграли, вернулся в «Локомотив» совершенно подавленным. Никогда его раньше в таком состоянии не видели.

– Что за история с отказом Аршавина от премиальных?
– Я сам об этом только в прессе прочитал, так что поверхностно знаю.

– Кого из игроков сборной можно поставить как пример – и по отношению к делу, и по человеческим качествам?
– Наверное, тех, кто уже давно находится в команде – Игнашевича, Зырянова. Думаю, молодым в чем-то нужно на них равняться.

– Что легионеры сборной рассказывают о Европе?
– Говорят, там жизнь спокойнее, даже скучнее. Хотя, если с Москвой сравнивать, наверное, везде будет казаться скучно. Но ко всему рано или поздно привыкаешь. Рома Павлюченко рассказывал, что долго не мог привыкнуть к левостороннему движению – и ничего, прошло время, справился. Так и со всем в жизни происходит, мне кажется.

– Только справиться все равно удается не всем. Юрий Жирков, например, не смог.
– Это все равно определенный опыт. Далеко не каждому российскому игроку удается поиграть в «Челси». Жирков опытный футболист и взрослый человек, поэтому наверняка сам знает, что для него будет лучше.

– Вы в Европу пока не собираетесь?
– Особо не задумывался об этом. Сейчас я играю в «Локомотиве», и меня все устраивает. Хотя желание поиграть в Европе, как и у любого футболиста, есть.

– Семьи при этом не всегда соглашаются переезжать вместе с футболистами.
– У меня как раз был небольшой опыт, когда в Самаре играл. Мы тогда только поженились с Мариной и, конечно, лучше было бы находиться вместе, но у меня вариантов особо не было – нужно было ехать, чтобы играть. Все это случилось неожиданно, и первые несколько месяцев обоим было тяжело, несмотря на то что жена приезжала ко мне периодически. То есть я вполне понимаю игроков, которые начинают грустить вдали от семьи, от дома. Надеюсь, сам больше не окажусь в такой ситуации, и моя семья всегда будет со мной.

– После того как стало ясно, что президентом России вновь станет Путин, многие мои знакомые начали говорить об эмиграции – что в этой стране делать нечего, все обречены. Понятно, что вы вне политики, а жена не намекала, что хотела бы уехать?
– Нет. Это же не такой простой шаг, как может показаться. Тем более, если ты рос в России, у тебя уже сформировался русский менталитет. Семья, друзья, карьера опять же. Вообще у каждого своя ситуация. Я вырос в России, меня здесь воспитали, я люблю свою страну и считаю, что любому человеку сначала нужно попытаться добиться чего-то на родине. Если каждый человек, несмотря ни на что, будет стараться сделать что-то хорошее, какое-то даже небольшое дело – у нас в стране все будет становиться лучше. Ну, а если каждый будет думать о том, как поскорее уехать, понятно, что ничего не получится, и все останется как есть.

– Игроки сборной сейчас близки к тому, чтобы сделать для своей страны не такое уж и маленькое дело. Представляете ситуацию, при которой все в итоге может сорваться?
– Нет, даже не хочу думать об этом. Нужно просто собраться и доделать начатое до конца, тем более это не так сложно. Все понимают, что Андорра – самый слабый соперник из тех, что у нас были. Эту команду дома нужно спокойно обыгрывать.

© Источник: http://www.sports.ru/football/128239056.html Текст: Кирилл Благов


{материалы по теме}

• 08.07.2011 Роман Шишкин: «Хочу развиваться как личность и футболист» >>>
• 22.06.2011 Роман Шишкин: «Будут выходные – схожу в Третьяковку» // Роман Шишкин: «Что плохого в том, чтобы после игры попить пива?» // Роман Шишкин: «Быть воспитанником «Спартака» очень почетно» >>>
• 23.04.2011 Роман Шишкин: «Промахнулся с пенальти – тысячу рублей в кассу» // Смена путей. Драматическая история Романа Шишкина, которого не смогли сгубить в дубле и заманить на ток-шоу >>>
Tags: «Локомотив», интервью
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments