Викторина (sportvictorine) wrote,
Викторина
sportvictorine

Запись №2246 /интервью/


Еженедельник «Спорт день за днем» №23, 22 – 28 июня 2011

МАКСИМ БУЗНИКИН: «Я ИГРАЛ ТАМ, ГДЕ ПЫТАЛИСЬ СЭКОНОМИТЬ ИЛИ УКРАСТЬ»

Я, признаться, опоздал родиться. Хотя, например, застал, как играет Бузникин. И в «Спартаке», и в «Сатурне», и в «Локомотиве». Но до «совершеннолетия разума» по Канту. А когда уразумел, он исчез... Уехал из Москвы и как-то выпал из поля зрения. «Ротор» поменял на «Ростов», потом «Шинник» на «Балтику». Максим о тех временах говорит сдержанно: «Я не склонен жить прошлым».

И правда, начал он беседу с насущного на момент нашей встречи: «Это правда, что Красножана все-таки уволили?» И через паузу: «С трудом верю в истинность объявленной причины увольнения. Если даже косвенно обвинять тренера в сдаче матча, нужны как минимум доказательства». Впрочем, наш диалог быстро вернулся в запланированное русло.

НЕ ДО КОНЦА ПОНЯЛ РОМАНЦЕВА

– Максим, помните, какую команду называли «своей»?
– Если говорить о восприятии футбола, это, естественно, «Спартак».

– Не угадали.
– «Локомотив»?

– Да.
– Я почему так говорил. Немного в другой футбол играли, но был потрясающий коллектив, в котором я комфортно себя ощущал.

– Поясните?
– Попытаюсь. Во-первых, разные тренеры, которые формировали соответствующую атмосферу в командах. В этом плане Романцев и Семин – абсолютные противоположности. Юрий Палыч – открытый человек, импульсивный и вспыльчивый, говорит то, что думает, не анализируя порой. Может и похвалить, и накричать, тут же остынуть. Олег Иваныч – немного другой, более закрытый.

– Какой характер вам ближе?
– Не до конца понял характер Романцева, чтобы судить о нем объективно и адекватно.

– Пытались?
– Я сначала просто слушал и впитывал. Все-таки в «Спартак» попал очень рано. Мне еще и двадцати не исполнилось. Может быть, через некоторое время начал анализировать.

– К чему приходили?
– Выводы – разные. В том числе припоминаю ситуации, когда сам был неправ. В основном это касалось обид на тренера, который тебя не ставит в состав, а ты не согласен. Так что мой уход из «Спартака» был, скорее, неизбежен.

– Значит, именно в «Локомотиве» пережили пору футбольной зрелости?
– Можно и так сказать. Хорошо складывалась для меня Лига чемпионов, да и в целом неплохо себя проявлял. Но сейчас не могу, как ни пытайте, отдать предпочтение какой-то одной команде.

– Даже если это «Спартак»?
– «Спартак» останется «Спартаком». Я там сложился как футболист. Именно тот футбол мне близок. Многие, если помните, критиковали, дескать, игра в короткий и средний пас устарела.

– Разве не так?
– Вы посмотрите, как действует сегодня «Барселона». Именно в такой футбол меня учили играть в «Спартаке».

– Какие-то различия усматриваете?
– Я не возьму на себя смелость утверждать, что исполнители равнозначны. Но у нас был слаженный коллектив с точки зрения взаимодействия игроков на футбольном поле. Многое отрабатывали на тренировках до автоматизма.

– По-прежнему считаете, что сейчас «Спартак» вполне себе рядовая команда?
– Могу лишь повторить свои слова. Как ни прискорбно данный факт признавать. Поймите, мой «Спартак» отличался стабильностью, имел свой почерк и рисунок игры. Я не назову одну причину, которая подкосила красно-белых. Думаю, здесь их целый ворох. Из года в год не созидающая, а разрушающая работа не могла не сказаться. Ну а выделить что-то конкретно…

– Может, смена поколений?
– Принимается. Но она, начавшись, никак не может завершиться. Не во что уже вливать новое содержание. Как такового того костяка уже не существует. После ухода Титова – особенно.

– Вы ведь тоже не по своей воле ушли из «Спартака»?
– Немногие из «Спартака» уходили по своей воле. Но это жизнь, которую нужно принимать такой, какая она есть. Я вообще не склонен жить прошлым. Мне те времена кажутся такими далекими...

ПРАВДА ВЫХОДИТ БОКОМ

– Вы на правах старожила в Раменском. Какие мысли одолевают?
– Честно говоря, по своим ощущениям еще бы год-два поиграл. На хорошем уровне и вполне спокойно. Мне и здоровье позволяет. Но в футболе многое зависит не только от тебя.

– Как же в «Сатурн» занесло?
– Уйдя из «Балтики», не имел игровой практики, но активно тренировался и искал варианты. Правда, каких-то предложений выступать на более высоком уровне не было.

– Как думаете, почему?
– Злые языки. Я же часто с людьми не по-хорошему расставался. Так что шлейф тянется. Кто-то кому-то что-то нашептал, а люди в это верят. Например, думают, что подвержен травмам.

– Безосновательно?
– Если взять последние годы, то практически все матчи отыграл. В моей карьере не было ни одной серьезной операции. Но кто-то пустил слух, и пошло-поехало. Никто ведь не удосужился проверить. Вот вам одна причина.

– Вторая – возраст?
– Она же – первая.

– Часто в ваш паспорт заглядывают?
– Не только в мой. У нас в стране какое-то общее настороженное отношение к тем, кому за тридцать. За рубежом ровным счетом наоборот. Но что поделать? Такой у нас менталитет.

– Не пробовали ломать стереотипы?
– Как? Руководят футболом в основном те, кто заинтересован в достижении своих меркантильных целей. Зачастую – в ущерб результату. Но это и понятно. Все хотят заработать.

– Вы тоже?
– Футбольная жизнь коротка, но для меня финансовый вопрос далеко не на первом месте. Если кто-то думает, что Бузникин готов поднять свою задницу лишь за большие деньги, то он ошибается. Я бы сейчас в премьер-лиге поиграл за символическую сумму.

– За что вас Рохус Шох в свое время назвал «спиногрызом»?
– Вы у него лучше спросите. К нему не испытываю какой-либо неприязни. Он думал в той ситуации так, а я иначе.

– В последние годы, складывается ощущение, вам отчаянно не везет на команды.
– Я играл в тех командах, где пытались либо сэкономить, либо украсть. Каждый норовит решить свои проблемы за счет игроков. Почему же футболисты должны страдать и играть бесплатно? Кто-то молчит, а я говорю. Мне это и выходит боком. Вот и вся проблема.

– Регулярно страдали за правду?
– Как пример – «Ростов». Балахнин на Дону собрал классный коллектив. Но нас сгубила околофутбольная жизнь.

– То есть?
– Дела, которые не относятся напрямую к самой игре. Не от хорошей, знаете ли, жизни команды вылетают. Правда, столицы это меньше касается. Все-таки априори ставят задачу не только заработать, но и выиграть. По крайней мере хотелось бы в это верить.

– Почему «Балтика» отвергла?
Я не склонен верить, что кто-то изначально ко мне испытывал личную неприязнь. Ляха, который приглашал в Калининград, уволили в середине первого круга. На мой взгляд, ошибочное решение. Но не я руководитель. После избавились от всех, кто пришел с ним.

– По счетам расплатились?
– Да, мы нашли общий язык. Не имею к ним никаких претензий. Мне очень помог профсоюз, который вел переговоры, занимался всей документацией. Я только ожидал решения.

БОЛЬШОЙ ФУТБОЛ ЗА МАЛЕНЬКИЕ ДЕНЬГИ

– Не боялись идти в Раменское, где недавно бушевал пожар?
– Неоднократно встречался с руководством клуба. В общем, знал, что иду в команду, которая формируется и состоит в основном из молодежи. Но перед нами и не ставили каких-то турнирных задач.

– Даже сейчас?
– Пока что не озвучили.

– Несмотря на то что идете в группе лидеров?
– Неожиданно, конечно. Я сам удивляюсь. Либо мы такие сильные, либо соперн ики слабые. Только сейчас начали встречаться с клубами, которые не только мешают играть, но и сами пытаются что-то создать.

– Например?
– «Волга» из Твери.

– Там, если не ошибаюсь, играет Эрик Корчагин.
– Да, знаю. Какой-то комментарий хотите по этому поводу?

– Не думали над тем, что вы, возможно, самый титулованный футболист второй лиги?
– Наверное, и первой. Можно и выше взять (улыбается). Но чем это поможет? Не скрою, хочу вновь попробовать себя в премьер-лиге. Увы, нет даже намека на возможность пройти сборы, сыграть контрольные матчи.

– Делали попытки?
– Я звонил в несколько клубов. Правда, что-то неудачно. Уверен, минут на тридцать в команде, которая не может забить, пригодился бы.

– Как исполнитель?
– Вот именно. Никто сейчас в штрафной не обыгрывает. Какая-то беда просто! Я не могу даже вспомнить, кто старается…

– Данни.
– Пожалуй, соглашусь. Но и то – обычно в центре поля. Даже в сборной сейчас нет конкуренции, нет свежей крови.

– Шешуков, скажем.
– Давайте не будем об этом. Я как-то посчитал в одном матче, сколько он отдал неточных передач. Вышло где-то 70-80 процентов.

– Дриблеры в Раменском водятся?
– Ребята есть. Но как их довести до уровня премьер-лиги? Нам аукаются проваленные девяностые, когда в стране из-за общей разрухи не работали футбольные школы.

– Молодым подсказываете?
– Естественно.

– Слушают?
– Да.

– Воспринимают?
– Каждому в голову не залезешь.

– Правда ли, что под вас в «Сатурне» даже схему изменили?
– Я далек от подобной мысли. Просто у нас существует набор футболистов. Или отсутствие такового. В зависимости от этого и стараемся противодействовать той или иной команде. Вот и все. Я лишь один из винтиков системы.

– Не скромничайте, Максим. Все говорят, что именно через вас строится игра нынешнего «Сатурна».
– Значит, я один из ключевых винтиков. Но все же винтик.

– Во второй лиге удовольствие от процесса можно получать?
– Если только удовольствие. В принципе, работой это сложно назвать. Как таковая она даже не оплачивается. Большой футбол за маленькие деньги.

– «Сатурн», судя по всему, – промежуточный этап?
– Не могу так говорить. Я пытаюсь получить от происходящего удовольствие. Меня условия уже не особо беспокоят. Автобусы, переезды, гостиницы. Вот только сама игра и остается. Если попадается хорошее поле, достойный соперник…

КОДЕКС ЧЕСТИ НАОБОРОТ

– Вы один из тех, кто начинал во второй лиге.
– Да, но, извините, вряд ли смогу провести какие-то параллели. Настолько давно это было. К тому же у любого человека происходит переоценка ценностей.

– Вы сильно изменились?
– Прежде всего в плане восприятия футбола. Даже не так: в плане восприятия того, что стоит около футбола.

– Как теперь воспринимаете?
– Я стал воспринимать околофутбол как неотъемлемую часть правил игры. Мы же живем в России, у нас футбол живет по определенному уставу.

– Что за устав?
– Вот вы живете в мире журналистики. У вас ведь есть какие-то правила?

– Безусловно.
– Так и в футболе.

– Уж не о Кодексе ли чести речь?
– Может быть, бесчестия? Я давно про честь не слышал. Вот говорят про договорные матчи, а никто не докажет. Почему где-то футболистам не платят? Почему происходят такие истории, как с Никезичем? Мы вынуждены играть по этим правилам. Если кто-то не будет по ним играть, его просто вышвырнут.

– Как давно это поняли?
– Как только уехал из Москвы. До этого не было ни финансовых, ни игровых проблем. Когда у тебя все хорошо, не замечаешь, что происходит вокруг. Я не хочу, поймите меня правильно, говорить, что у нас все плохо.

– Тогда выделите что-нибудь положительное.
– Наши клубы выигрывали в Европе. Тот же профсоюз пытается создать условия, в которых бы все было прозрачно. Может, не на моем веку…

– Максим, по-вашему выходит, положительное или в прошлом, или в будущем.
– Почему? Я думаю, общий уровень команд подравнялся. Многие периферийные клубы финансово окрепли и могут позволить себе исполнителей высокого уровня. Не могу только понять, как нам комплектовать сборную. В премьер-лиге буквально засилье легионеров не очень высокого качества.

– На своем веку многих качественных видели?
Много их и не может быть. Я бы выделил Шкртела, Данни, Олича, Жо и Вагнера Лава.

– В вашем перечне, заметьте, ни одного спартаковца.
– Алекс и Веллитон – квалифицированные футболисты. Но дело не в них, а в самой системе «Спартака». Как-то у Романцева спросили, кто из нынешнего состава смог бы заиграть в команде образца 90-х. Он ответил: «Никто. Возможно, Алекс и Веллитон составили бы конкуренцию».

– Вы позволите провокационный вопрос?
– Конечно, задавайте. Я ко всему привык. Меня уже ничто не удивляет, что плохо.

– Почему?
– Человек должен уметь удивляться.

– Что не перестает удивлять?
– Человеческая тупость. Как в том анекдоте. «На свете существуют две бесконечные вещи: вселенная и глупость. Насчет первой я не уверен».

– Красно-белым помогли бы?
– Может быть, не помешал бы. Но мы живем в особой стране.

– Правда?
– Выйдите на улицу, посмотрите: дороги, пробки, парковки. Ну где еще такое увидите? Я не назвал бы себя человеком с европейским менталитетом. Но есть тяга к каким-то адекватным и логичным действиям.

Мне кажется, наш футбол лишился самобытности. Мы в прошлом довольствовались своими игроками, своими школами. Будь то киевская, спартаковская или минская. На данный момент все это растеряли.

– В погоне за результатом?
– Переход от одной модели к другой безболезненно не дается.

– Что за модель торжествует?
– Все сейчас решают деньги. Ладно, давайте отвлечемся. Не люблю я политику.

НЕ СОБИРАЮ СПЛЕТЕН И НЕ ДЕЛАЮ ГАДОСТЕЙ

– Как будет угодно. Давно в руки гитару брали?
– Буквально вчера. Для души, если так можно сказать. Увидел и руки зачесались. Не думайте, что бзик какой-то. Я без фанатизма к этому отношусь. Наверное, у вас свои тараканы. Может быть, гвозди забиваете?

– Редко. Вспоминается, когда-то диск записали. Так и остался единственным?
– А он и был штучным, для своих. Так сказать, дурь выходного дня. Мне было интересно. Друзья предложили попробовать. Но энтузиазм испарился скоро, и я уже больше к этому не возвращался. Было ощущение того, что я что-то произвел. Все же лучше, согласитесь, нежели ты не сделал, а потом об этом жалеешь.

– Не пожалели, сделав?
– Не вижу ни одной причины.

– Хотя бы потому, что после этого за вами закрепилась слава игрока, несерьезно относящегося к футболу.
– Я пострадал только из-за того, что об этом узнали и сделали из этого фишку.

– Вы к этому не стремились?
– Вообще. Но, как говорится, шила в мешке не утаишь. Тем более от журналистов. Надо им о чем-то писать. Я же записывал диск для себя, в четырех стенах, не афишируя. Лишний раз убедился в том, что все живут по правилам. Наш шоу-бизнес по тем же самым, что и футбол.

– А именно?
– «Сделал – получи по первое число». Несмотря на это, никогда не закрывался. Я же понимаю, что журналисты выполняют свою работу. Поэтому и встречаюсь с вами. Я бы мог сказать, что очень занят. Но кому от этого станет легче? Мне многие из ваших коллег доставляли неприятности. Путали, кто забил мяч, оценки занижали, отзывы негативные писали, слова в интервью перевирали…

– Как относитесь к художествам Широкова?
– Вы о чем?

– Роман в «Твиттере» написал: «Всех хрюшек с заслуженным поражением». Не слышали разве?
– Я не собираю сплетен и не делаю людям гадостей. Могу сказать, что матч смотрел. «Зенит» выиграл совершенно заслуженно. Если говорить о Широкове, то что поделать, если у человека такое мироощущение? Я тоже когда-то показал трибунам майку с зачеркнутым конем.

– Зачем?
– Мы играли на Кубок против СКА. То есть другого армейского клуба. Но это уже неважно (улыбается). На следующий день в Интернете что-то невообразимое творилось.

– Ваше мироощущение не приемлет ЦСКА?
– ЦСКА – тот клуб, в котором я бы не очень хотел играть. Мне этого болельщики бы не простили.

– У вас когда-то был свой пресс-атташе…
– Ничего подобного. Вот еще одно подтверждение тому, что вокруг человека, более или менее интересного широкому кругу, создается некий миф.

– Пребывание в таком пространстве не раздражает?
– Если глубоко не копать, стараться не обращать внимания, то все плохое где-то в сторонке лежит и не воняет. Но некоторые слова, которые обо мне говорили, незаслуженные и несправедливые, просто злили. Правда, я старался на выпады корректно отвечать.

– Конкретизируете?
– Гвардис пришел в «Балтику». Ну не могло быть у нас никаких конфликтов. Мы даже ни разу не виделись, а он заявляет в прессе: «Бузникин – такой-сякой, не идет на компромисс, желает у нас на шее висеть». Я аж прямо и сел! Буквально за день до этого пришли к решению, которое устроило всех. Меня, получается, оклеветали ни за что. Потом он извинялся через третьих лиц. Но осадок остался.

– Рука больше не тянется к перу и бумаге?
– Нет, слишком много сейчас других забот.

– В частности?
– Пенсия на горизонте.

– В каком плане?
– Футболисты выходят ведь на пенсию.

– Но им пенсия не полагается.
– Вот! Поэтому и не до стихосложения.

ТОТ, КТО ПОД ЛАМПОЧКОЙ

– Кем видите себя после?
– Я не хочу делиться своими наполеоновскими планами.

– Но они – наполеоновские?
– Да уж. На Берлин!

– Часом, не тренером?
– Тренерское дело – неблагодарное.

– Зато творческое.
– В определенных рамках.

– А бывает творчество без рамок?
– Смотря какие это рамки. Если нельзя руку свободно поднять, то лучше без них.

– Хотя бы скажите, в футболе себя видите?
– Вот это скорее всего. Мне от мира спорта никуда не деться.

– Поэтому менеджмент осваиваете?
– Моя специализация – спортивный топ-менеджмент. Не знаю, насколько мне это поможет. В нашей стране, кажется, образование никак не влияет на будущее. Каждая кухарка может руководить государством.

– На кого сейчас намекаете?
– На того, кто под лампочкой сидел (улыбается).

– Вы еще остаетесь вице-президентом клуба любителей «Порше»?
– Миф, который непонятно откуда возник. Да, я вроде бы как поршист, а с другой стороны, не вовлечен в клубную жизнь. В последний раз принял участие в выставке ретро-автомобилей в конце 90-х. К тому же не могу назвать себя автолюбителем.

– Как так?
– Я абсолютно равнодушен к другим автомобилям. Не могу понять, откуда такая тяга именно к «Порше». Еще в юности запала в душу и укрепилась на уровне подсознания. Но, кажется, догадываюсь: по уровню конструкторской мысли они лет на десять всех опережали и опережают. Если почитать историю, у них что-то около шестидесяти-семидесяти патентов. Как у Луи Бреге.

– Кто это, простите?
– Часовщик, который придумал, а другие переняли. Кроме Breguet, существует еще несколько старых мастеров: Vacheron Constantin, Patek Philippe…

– Какую марку предпочитаете?
– Breguet. К сожалению, у меня их украли. Новые сейчас не могу себе позволить. А вообще мечтаю купить старый «Порше» с воздушным двигателем.

– Не приценивались?
– Дорого. У меня такой был, но я его умудрился разбить. Я не гонюсь за модой. Если бы хотел просто красиво проехаться, купил бы «Ламборджини» или «Феррари».

Я СВОЮ МОСКВУ ПОКОРИЛ

– У Вас до сих пор просят автографы московские болельщики?
– Ко мне люди иной раз подходят, представляются, благодарят за игру в составе «Спартака» и «Локомотива».

– Как думаете, почему помнят?
– Не знаю, вроде никогда не отличался результативностью. Да и школу прошел такую: приятнее отдать пас, чем забить самому. Но действовал полезно, старался сыграть нестандартно. Не то чтобы специально, просто это мои сильные качества.

– Доводилось натыкаться на непонимание?
– Сплошь и рядом. Даже играл правого хава. Семин заставлял обороняться, что получалось со скрипом. Но и он понимал, что атака для меня важнее. Там же, где давали свободу действия, я всегда раскрывался. Например, при Павлове в «Сатурне».

– По-моему, вы и в «Шиннике» пересеклись.
– Да, тогда опять вмешались нефутбольные дела, и мы потеряли неплохую команду.

– Если бы не вечный околофутбол, иначе бы карьера сложилась?
– Даже не представляю. Я много раз мог уехать, что и должен был сделать. Но каждый раз оставался. Так и не узнаю, правильно ли поступил.

– Какие были варианты?
– «Интер», «Милан», «Гамбург». Мне тогда только присудили «Стрельца» как открытию чемпионата. К слову, до меня награда так и не дошла. Может, он где-то засел по дороге?

– Америка – миф?
– Отнюдь. Как раз перед «Балтикой» возник вариант. Америка – особая страна.

– Лучше?
– Другая. У меня друг получил тамошнее образование и вернулся на родину. Конечно, волосы дыбом у него не встали, но состояние близкое к этому он испытал. Может, жить там комфортнее, но я вижу себя скорее в Европе, точнее в Италии, где море и тепло.

– Чем тогда плох родной Краснодар?
– Поменять Москву на Краснодар не то же самое, что Москву на Европу. Выбирая Краснодар, остаюсь в России, а это автоматом те же проблемы. Я, повторюсь, не люблю политику. Но иной раз хочется просто бежать отсюда.

– Что удерживает?
– Некуда! Думаете, в Европе сильно ждут? Мне когда-то Москва казалась безразмерной.

– Мир для вас сейчас сузился?
– Достаточно. Двенадцать лет назад чувствовал запах безграничных возможностей, а сейчас обоняние притупилось. По большому счету я свою Москву покорил. Теперь осталось самое трудное – выжить в ней.

– Зачем жить там, где приходится выживать?
– Резонный вопрос. Я сейчас должен определить дальнейший вектор. Жаль, думаю, нет другой планеты, где можно было бы спрятаться, чтобы никто не трогал. Но везде достанут. Придет водопроводчик, пожарный, коммунальщик…

– Вы такой нелюдим?
– Нет. Я, конечно, утрирую. Вот скажите, почему люди добровольно обрекают себя на заточение в машины, проводя за рулем практически половину жизни? Мы стали заложниками своих вещей, а они – нашими хозяевами.

– За собой такое замечали?
– В нашем мире тяжело быть исключительно свободным. Я тоже прикипел к обычным ценностям. Квартира, машина... Но человеку реально мало надо, чтобы почувствовать себя свободным.

– Можете назвать себя свободным?
– Я не могу сказать: «Не хочу жить здесь и так, а потому буду жить там и сяк». Потому что должен. Но на самом деле никому ничем не обязан. Для того чтобы принять какое-то поворотное решение, нужна сила воли. Но люди, как правило, слабы.

– И вы, Максим?
– В какой-то мере. Давит груз ответственности. Ладно, что-то в дебри залезли. Несмотря на это, я остаюсь оптимистом. Необходимо заставлять себя радоваться мелочам и спокойнее ко всему относиться.

МАГИЯ ЦИФР

Бузникин – один из тех игроков, кто чаще других менял команды в элитном дивизионе. Две из них широко известны – «Спартак» (1997-2000) и «Локомотив» (2001-2004). Но мало кто помнит, что первой для Максима стала «Лада», которая пребывала в высшей лиге в далеком 1996 году.

После этого Максим выступал в премьер-лиге за «Ростов» (2005-2007) и «Шинник» (2008), каждый раз вылетая с ними в первую лигу. Также дважды он уходил в аренды – в «Сатурн» (2000) и «Ротор» (2004).

Среди тех, кто чаще других менял клубы премьер-лиги, лидирует Спартак Гогниев, успевший примерить цвета восьми команд, а нынче выступающий за «Краснодар». Его «преследуют» сразу пять футболистов, имеющих в послужном списке по семь команд элиты. Кроме Бузникина, это Дмитрий Градиленко, Максим Деменко, Дмитрий Александрович Смирнов и Руслан Аджинджал.

© Источник: http://www.sportsdaily.ru/articles/maksim-buznikin-nesvobodnyiy-hudozhnik-44938 Текст: Нельсон Погосян
Tags: Бузникин, интервью
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments