Викторина (sportvictorine) wrote,
Викторина
sportvictorine

Запись №2190 /«Локомотив», интервью/


«Советский спорт футбол» №15 (358), 19 – 25 апреля 2011

ТАРАС БУРЛАК: «БУДУ ЕЗДИТЬ НА МЕТРО, ПОКА НЕ КУПЛЮ РОДИТЕЛЯМ ДОМ»

Молодой воспитанник «Локомотива» – самый свежий аргумент в пику теории, что в России выродились талантливые защитники. Забив гол в первом же туре, Бурлак застолбил за собой место в основе «Локо» и стал одним из главных открытий первых туров. В интервью 21-летний бритоголовый защитник рассказал о том, как пробиться в большой футбол из Владивостока.

– Вы родились во Владивостоке. Не самое, честно говоря, подходящее место для развития футбольного таланта.
– Это правда. В то время нормальных полей во Владивостоке в принципе не было. Играли обычно на «гари» – смеси песка и камней. Коленки все время ободраны. Даже когда на резиновое поле выходили, уже радовались. Но все равно несколько человек как-то пробились в большой футбол. Семен Фомин, который еще до меня в локомотивский интернат уехал, сейчас играет в аренде во владимирском «Торпедо». Вратарь Артур Нигматуллин (принадлежит ЦСКА, зимой был отдан в аренду «Мордовии». – Прим. ред.) тоже наш, приморский.

– Гол за основу в ворота «Динамо», дубль за «молодежку» в матче с Гвинеей. Хотите отобрать у Сергея Игнашевича звание самого результативного центрального защитника России?
– Так я же до тринадцати лет в нападении играл, был лучшим бомбардиром Приморского края. А потом мы поехали на «Кожаный мяч» в Иваново, и тренер предложил поиграть в защите. У меня просто был очень сильный удар, и тренер решил, что я смогу отлично вести игру – бить вперед и создавать моменты для нападающих. По итогам турнира меня признали лучшим защитником, позвали в «Локомотив», и я остался на этой позиции.

– Переехать из Владивостока в Москву – это все равно что уехать в другую страну. Родители не боялись вас отпускать?
– Отец – моряк, его по полгода дома не бывает. А маме, конечно, было тяжело расставаться. Сначала я в «Локо» всего месяц провел, сразу заболели колени. Да и по маме очень скучал – тринадцать лет же всего было. В общем, вернулся домой, но сразу стали звонить из «Локомотива». Звонили в основном маме, говорили: «Вы понимаете, что можете ребенку жизнь испортить, если не отпустите?» Мама побоялась, что я потом буду ее винить, и снова отправила меня в Москву.

АНЕКДОТ КАК СРЕДСТВО РАЗРЯДКИ

– Со стороны ваша локомотивская карьера выглядит образцово-показательной: интернат – дубль – тренировки с главной командой – игрок основного состава. Все на самом деле прошло так гладко?
– Нет, конечно. Трудной получилась первая половина 2009 года. Я уехал в аренду в нижегородскую «Волгу» и только там понял, что меня взяли до кучи, особо на меня не рассчитывая. В итоге за полгода один раз вышел на поле и вернулся в «Локо». Очень бестолково съездил, но спасибо Семину – продолжал в меня верить. Он вообще очень хорошо относится к молодежи. Даже после переезда в Киев до сих пор интересуется, как у нас дела.

– Считается, что для молодого игрока большая удача попасть в команду Красножана. Вы уже поняли, почему?
– Красножан, как и Семин, не боится доверять молодым. И еще мне в нем очень нравится, что он никогда не кричит. Всегда все очень доходчиво объясняет.

– Расскажите про Красножана что-нибудь такое, чему все удивятся.
– (Задумывается.) Даже не знаю.

– Вы когда-нибудь слышали, как Красножан ругается матом?
– Только один раз – на сборе в Венгрии. До старта чемпионата уже совсем чуть-чуть оставалось. Красножану показалось, что мы слишком напряженные, и он решил рассказать нам матерный анекдот – что-то про зайца, не помню уже суть. Было очень смешно, у всех сразу настроение поднялось.

– Все игроки говорят, что при Красножане стало намного больше теории. Сколько по времени продолжалось самое длинное теоретическое занятие?
– Минут двадцать пять. Они все примерно столько идут, тренеры стараются сильно не затягивать с теорией, чтобы нам было интересно и мы не начали зевать.

«МОЯ ЦЕЛЬ – «МАНЧЕСТЕР ЮНАЙТЕД»

– Андрей Талалаев, который был вашим тренером в юношеской сборной, в декабрьском интервью «ССФ» дал вам такую характеристику: «На данный момент Бурлак – наиболее одаренный из центральных защитников паренек. Но ему недостает трудолюбия». Есть что возразить?
– Не верю, что Талалаев мог такое сказать. Правда, может быть, он сделал такой вывод по тренировкам в сборной. Мы там часто смеялись, шутили. Но что в этом плохого? Тренировки в сборной нужны не для того, чтобы перенапрягаться, там просто поддерживают форму. Но все равно я думаю, что тут какая-то ошибка. В недостатке трудолюбия меня точно нельзя упрекнуть. Я очень многого хочу добиться в футболе, у меня есть вполне конкретная цель.

– Какая же?
– Играть за «Манчестер Юнайтед». Я за них болею с 1999 года, после знаменитого финала с «Баварией».

– А как вы вообще во Владивостоке Лигу чемпионов смотрели?
– Обычно папа на видеомагнитофон записывал все матчи и обзоры. После школы я сразу бежал к телевизору, а уроки откладывал на вечер. Мне разрешали смотреть прямую трансляцию только в каникулы и только если папа был дома – вдвоем нам обычно удавалось маму уговорить.

«ЕЩЕ НЕ ВИДЕЛ ТАКИХ ТАЛАНТОВ, КАК СМОЛОВ И КОКОРИН»

– С прошлой осени вы регулярно вызываетесь в молодежную сборную России. Кто в этой команде самый талантливый?
– Кокорин и Смолов. Сколько матчей мы сыграли против разных сборных (играли и с Украиной – чемпионом Европы по нашему возрасту, и с Францией), но я еще не видел ни одного игрока, который мог бы сравниться с ними по таланту. Обидно, что им сейчас не очень доверяют в «Динамо». Для молодого игрока самое главное – доверие и внимание. А когда тебя тупо игнорируют, как сейчас, насколько я знаю, происходит с парнями в «Динамо», конечно, трудно раскрыться.

– О российских молодых футболистах в последнее время сложилось много разных стереотипов. Какой из них раздражает вас больше всего?
– Что молодым игрокам платят неадекватные деньги, которые нас развращают. По-моему, вполне нормальное желание – когда у тебя есть деньги, купить хорошую машину и квартиру. Или вот еще часто говорят, что мы слишком много шляемся по ночным клубам. Видимо, это какой-то пережиток советской эпохи. Что плохого – после удачного матча сходить отдохнуть в клуб? Смолов рассказывал, что в Голландии в этом плане совсем по–другому. Если у молодого игрока будет спад, там никто не будет говорить: молодой, зазвездился, деньги испортили. Его все равно будут продолжать ставить в состав и доверять.

– Ваш любимый ночной клуб в Москве?
– Да они все одинаковые.

– Ну как это? Есть же, например, разница между «Раем» и «Пропагандой».
– А я в «Раю» был всего один раз – корпоративный поход после Кубка РЖД, там был даже наш президент. Я вообще не большой любитель ходить по клубам. Если вечер свободный, лучше посижу с друзьями в кафе или схожу в кино.

– Какая у вас машина?
– Никакой, на метро езжу.

– Как это?
– А что такого? Спокойненько, по студенческой карте от РГУФКа езжу, тем более мне от «Черкизовской» всего одна остановка до «Преображенской площади», где сейчас снимаю квартиру. А когда в Баковку надо ехать, Глушаков всегда подвозит.

– В метро узнают?
– Пока нет.

– Если вы сейчас закрепитесь в основе, «Локомотив» наверняка предложит вам новый контракт с вполне взрослой зарплатой. Уже знаете, на что потратите первые большие деньги?
– Конечно, очень хочу перевезти родителей из Владивостока к себе. Мама со мной частенько живет, а папа сейчас ушел в крайний, надеюсь, рейс в Южную Америку. Как вернется, должен тоже сюда приехать. Очень хочу купить родителям домик в Подмосковье. Пока этого не сделаю, буду ездить на метро.

© Источник: http://www.fclm.ru/ru/info/articles/?id_4=1939 Текст: Андрей Лялин
Tags: «Локомотив», интервью
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments