?

Log in

No account? Create an account
Спортивные увлечения Викторины
Запиь №2180 /дерби/ 
4th-Apr-2011 12:00 am
цветы глядели на воду
Футбольная игра из середины 70-х. На коробке изображен фрагмент финального матча ЧМ-1974 между сборными ФРГ и Голландии

«Футбол» №13 (2647), 1 – 8 апреля 2011

ЗОНА РИСКА

Отношения Германии и Голландии развиваются не по-соседски

Воображение многих поколений футбольных болельщиков всегда будоражили поединки между сильнейшими национальными сборными. В Южной Америке «зубодробильными» считаются матчи Аргентина – Бразилия, в Европе классикой жанра можно назвать поединки Англия – Германия, Англия – Италия, Испания – Франция... Но особым колоритом на протяжении многих десятилетий отличается противостояние сборных Голландии и Германии, которое под влиянием ряда исторических факторов вышло за рамки чисто футбольного действа.

МЮНХЕНСКИЙ КАТАЛИЗАТОР

Финальный матч ЧМ-1974 состоялся на Олимпийском стадионе в Мюнхене. Ту битву можно было назвать не столько игрой между сборной страны-хозяйки мирового первенства со сборной страны-соседки, сколько соперничеством «Баварии» и «Аякса», поскольку Майеру, Шварценбеку, Брайтнеру, Беккенбауэру, Хёнессу, Мюллеру противостояли Реп, Неескенс, Крол, Хаан и Сурбиер, а также их бывший одноклубник Круифф, годом ранее перешедший в «Барселону». И хотя голландцы в 1974-м продемонстрировали самый зрелищный и современный футбол, победу отпраздновали немцы, при этом эксперты были едины во мнении – лучшая команда турнира проиграла. В одном из послематчевых интервью вратарь голландцев Ян Йонгблад назвал поражение «коротким разочарованием». На следующем Кубке мира в Аргентине голландцы вновь стали вице-чемпионами и опять без надрыва восприняли поражение в финале от хозяев турнира.

Проявлению «оранжевыми» такого спокойного отношения к постигшим их два раза подряд неудачам не в последнюю очередь способствовал либеральный климат, преобладавший в общественно-политической жизни Нидерландов.

В Германии в 1970-е годы у власти стояла социально-либеральная коалиция, при этом канцлером был избран антифашист – участник движения Сопротивления Вилли Брандт. В те годы Голландия вызывала, особенно у молодого поколения немцев, неподдельный интерес. Бесчисленное множество молодых немцев приезжали в Амстердам, чтобы почувствовать дух либерализма страны-соседа. Внешнеполитический вектор был направлен на примирение и достижение взаимопонимания между народами.

Только с годами пришло понимание того, насколько глубокой занозой оказалось поражение в финале ЧМ-1974. Для драматурга Йохана Тиммерса оно стало «крупнейшей травмой XX века, за исключением наводнения 1953 года и Второй мировой войны». Процесс осмысления финала-1974 явился своего рода толчком для молодых голландцев и в новом отношении к событиям 1940-1945 годов. Авторитетный голландский историк Херманн фон дер Дунк дает этому повороту такую оценку: «В 1974 году каждый думал, что голландцы, явившие миру новую форму футбола, должны были победить. Посему и голландская молодежь оказалась в состоянии конфронтации с Германией, после чего ей не составило труда проникнуться чувствами своих родителей, которые пережили поражение 1940 года».

Нельзя сказать, что к моменту финала-1974 память о фашистской оккупации и затаенная антигерманская обида не играли совсем никакой роли. Но на протяжении долгого времени в интересах развития добрососедских отношений упоминание о годах оккупации не было приоритетным. Ситуация изменилась только в 1960-е годы. В 1965-м в книге Жака Прессера «Катастрофа. Преследование и уничтожение голландских евреев в 1940-1945 гг.» впервые в голландской истории было подробно рассказано о холокосте в Нидерландах. Также были опубликованы многие мемуары и другие книги о войне. До прихода гитлеровцев Амстердам считался Иерусалимом Западной Европы. 70 тысяч амстердамских евреев, то есть 90% еврейского населения города, были насильственно увезены и убиты. В общей сложности фашистами уничтожено 75% всех голландских евреев. Это самый высокий для западноевропейских стран показатель потерь.

ЭХО ФИНАЛА

Расстроенный поражением Вим ван Ханегем не стал скрывать своего отношения к немцам и отказался присутствовать на официальном приеме, посвященном завершению ЧМ-1974: «Я не люблю немцев. Каждый раз, когда я играю против Германии, у меня возникает проблема из-за войны, во время которой погибли многие члены моей семьи – отец, сестра, два брата. Каждая игра против Германии приводит меня в ярость. Немцы – хорошие игроки, но слишком заносчивые».

В отличие от Ван Ханегема, другие игроки «оранжевых» не усмотрели причин для проявления антипатии к игрокам сборной Германии. Более того, когда выяснилось, что по указанию руководства Немецкого футбольного союза жены игроков сборной Германии не были допущены на упомянутый банкет, сидевшие в зале вместе со своими женами и подругами Круифф, Неескенс и другие голландцы, проявив солидарность, дружно встали и собирались уйти вслед за Хёнессом и Беккенбауэром, которые в знак протеста уже покинули зал. Организаторам банкета стоило больших трудов уговорить голландцев остаться.

ТРИ ПРИЧИНЫ ДЛЯ РАСПРИ

Географическое положение. Матчи Германии и Голландии неизбежно приравнивались к дерби. Разумеется, в 1970-е годы дерби стали привлекать всеобщее внимание потому, что сборные были равны по силам и демонстрировали игру высочайшего класса. Особый характер придавало им и то обстоятельство, что сравнение численности населения двух стран неизбежно приводило к осмыслению соотношения сил между Давидом и Голиафом, которое на фоне воссоединения Германии еще более бросалось в глаза. Голландию сильнее начинает мучить комплекс маленькой нации, находящейся рядом с могущественным соседом. Херманн фон дер Дунк развивает эту мысль: «Голландию всегда с легкостью идентифицировали с Германией, особенно этим грешили англосаксы, причем еще задолго до Второй мировой войны. Поэтому голландцы старались подчеркнуть свое отличие от немцев и добиться четкого разделения. Мы всегда говорили, что немцы заносчивы, но по отношению к бельгийцам мы сами ведем себя заносчиво. Это выражение нормального взаимного восприятия двух соседних стран, имеющих одну границу. После Второй мировой войны футбол занял место национализма, причем не только в Нидерландах».

Различные философии. На футбольном поле немцы и голландцы делают ставку на разные аспекты игры, в которых частично отражается менталитет. Меньшая нация с 1970-х годов демонстрировала более техничный футбол. Это усиливало ее заносчивость и провоцировало немецкую сторону на появление определенных комплексов.

Футбольное соперничество носит политический отпечаток немецкой оккупации 1940-1945 годов. Рассмотрение этого периода помогает установить важную составную часть формирования голландской идентификации. Оккупация сплотила конфессионально разделенный народ, и Голиафу не удалось поставить на колени Давида. Отсюда вытекает линия поведения по отношению к большому соседу, которая характеризуется уверенностью в своей правоте.

Эта уверенность по-настоящему стала оспариваться только в 1990-е годы, когда тема коллаборационизма части населения Голландии, касающегося преследования евреев, больше не являлась табу. Кстати, к коллаборационистам относился даже Карел Лотси, тренер сборной Голландии перед Второй мировой войной, который в 1942-1952 годах возглавлял Королевский футбольный союз Нидерландов (КФСН). Лотси распорядился очистить голландский футбол от евреев еще до прихода гитлеровцев.

ГАМБУРГ И ПОСЛЕДСТВИЯ

Поворотным пунктом в германо-голландском футбольном противостоянии стал полуфинальный матч на Евро-1988. В Гамбурге голландцы обыграли хозяев со счетом 2:1, причем победный гол был забит за несколько минут до финального свистка, то есть именно в тот момент, когда обычно успеха добивались немцы. Гамбург был буквально оккупирован голландскими фанатами, численное превосходство которых создавало впечатление, что «оранжевые» проводят домашний матч.

На одном из баннеров красовался лозунг «Один рейх, один народ, один Гуллит», пародировавший известный гитлеровский лозунг «Один рейх, один народ, один фюрер». Сразу после финального свистка тысячи голландцев на трибунах стали скандировать: «Бабуля, вот мы и нашли твой велосипед!», намекая на массовую реквизицию гитлеровцами велосипедов у гражданского населения, произведенную с целью помешать передвижению бойцов голландского движения Сопротивления.

Дополнительную радость голландцам придал факт реванша именно на немецкой земле. В Голландии для празднования исторической победы на площади и улицы вышли 9 млн ликующих – 60% населения страны. Это было крупнейшее публичное собрание в Нидерландах после освобождения от немецкой оккупации. В Амстердаме люди подбрасывали свои велосипеды в воздух и кричали: «Ура! Мы вернули себе наши велосипеды». Собравшиеся на площади Leidseplein амстердамцы стали называть ее в честь Марко ван Бастена Van Bastenplein, при этом скандируя: «В 1940 году пришли они, а в 1988-м пришли мы».

В сознании многих граждан и некоторых игроков победа в Гамбурге означала нечто большее, нежели просто футбол. Она стала повторным столкновением между голландским движением Сопротивления (Давидом) и гитлеровским вермахтом (Голиафом). Гамбург-1988 стал вторым освобождением. Победа в полуфинале явилась реваншем не за поражение в финале-1974, а за гитлеровскую оккупацию.

Соответствующими получились и высказывания с голландской стороны. Главный тренер сборной Ринус Михелс отметил: «Слезы наворачивались на глаза у людей старшего поколения, которые помнят войну». Бывший вратарь сборной Ян Йонгблад, участник финала-1974, от имени своих партнеров направил Гуллиту и Ко телеграмму следующего содержания: «Мы избавлены от наших страданий». А популярный игрок сборной 1970-х годов Арнольд Мюрен решился на историческую параллель, заявив, что победа голландцев сопоставима с победой сборной Ирландии над Англией.

ЛЕВЫЙ – ПРАВЫЙ...

Впрочем, отношения между давними соперниками были уже не такими, как в 1974-м. Поражение настолько деморализовало игроков бундестим, что после финального свистка ни один из них не поздравил на поле своих соперников. Обмен майками совершили только Рональд Куман и Олаф Тон, что, впрочем, не помешало Куману тут же совершить неэтичный поступок. На глазах у всего стадиона он демонстративно провел полученной от соперника футболкой по ягодицам. Впоследствии Куман извинился за свое скандальное поведение. Образец примерного поведения продемонстрировал лишь наставник немцев Франц Беккенбауэр – вошел в автобус голландской сборной и поздравил соперников с заслуженной победой.

Поражение в Гамбурге явилось унижением для немецких фанатов. Сцена, в которой гениальный Ван Бастен обыгрывает тогда еще неопытного Колера и забивает победный гол, стала символической и спровоцировала комплекс неполноценности у Голиафа. Стало очевидно, что бундестим утратила элегантность, присущую ей в начале 1970-х годов. Вместо нее вновь появились немецкий боевой дух и готовность к борьбе. Голландская газета Allgemeen Dagblad назвала немецких игроков «несчастными рабочими».

Таким образом, между Германией и Голландией возник футбольно-философский разрыв. Если следовать логике легендарного аргентинского тренера Сесара Луиса Менотти, то сборная Германии в 1980-е – 1990-е годы являлась представителем правого футбола, в то время как в игре голландцев почти всегда торжествовал левый футбол. В одном из своих интервью он заявил: «Правый футбол является неискренним и эгоистичным. Главное для него – победа, а определяющим фактором является борьба, требующая больших жертв. Левый футбол заряжает радостью жизни и доставляет удовольствие. Он прекрасен, великодушен и искусен. В нем ценится не только победа, но и путь, которым она достигается.

Голландцы всегда играли в чудесный футбол и оставались верными своим идеалам. Несмотря на то что они уступали в финальных матчах, их всегда восторженно встречали дома».

ОТ МИЛАНА ДО СЕУЛА

Однако самая взрывоопасная игра состоялась спустя два года – сборные Голландии и Германии встретились в 1/8 финала ЧМ-1990 в Милане. Когда стало известно о скором противостоянии, форвард бундестим Руди Фёллер заявил в интервью: «Я рад предстоящей игре, поскольку для меня нет ничего лучше, как отправить голландцев домой».

Игра, в которой немцы победили – 2:1, вошла в историю из-за инцидента с плевком. В середине первого тайма в словесную перепалку между Фёллером и вратарем голландцев Хансом ван Брекеленом встрял Франк Райкаард. Сначала он дернул Фёллера за волосы, а после того как арбитр каждому из них показал красную карточку, на пути в раздевалку голландец плюнул в немца. Плевок имел серьезные последствия – в ряде приграничных населенных пунктов двух стран произошли столкновениям между голландцами и немцами, которые начались сразу после финального свистка.

Франц Беккенбауэр в своей книге «Я – как это было на самом деле», вышедшей в свет в 1992 году, так описывает события в Гамбурге (1988) и Милане (1990): «Подобные сцены запоминаются надолго. Их не следует переоценивать. Я знаком и с Райкаардом, и с Куманом. На самом деле они разумные и общительные спортсмены. Кумана, по-видимому, замкнуло, когда он пребывал в состоянии победной эйфории. Что касается Райкаарда, то это результат напряженных отношений между командой и тренером Лео Беенхакером. Райкаард и Фёллер уже давно помирились. Куман выразил сожаление по поводу своего неблаговидного поступка. Давайте оставим их в покое».

На Евро-1992 вновь пришел черед Голландии, праздновавшей в Гётеборге победу со счетом 3:1. Боевой настрой «оранжевых» был столь высок, что их тренеру Ринусу Михелсу с трудом удалось произвести замены – его подопечные просто не хотели уходить с поля. В центре Гётеборга перед игрой произошли столкновения между голландскими и немецкими фанатами. Агрессивное поведение немцев было вызвано тем, что несколько голландцев купили в местных магазинах туалетную бумагу, раскрашенную в цвета немецкого флага. Уступив в стыковой игре датчанам, голландцы досрочно завершили свое выступление, в то время как их извечные соперники вышли в финал.

Эмоции, переполнявшие голландцев, нашли отражение в реплике Ханса ван Брекелена: «Мало того что они являются чемпионами мира, так теперь они еще и этим титулом завладеют. Если это случится, я потеряю сон». Однако неожиданная победа в финале сборной Дании спасла Ван Брекелена от бессонницы. Голландцы радовались победе датчан как своей собственной.

ЧМ-2002 в Японии и Южной Корее прошел без голландцев, которые неудачно выступили в отборочном турнире. Решающую победу бундестим в отборочном турнире, открывшую ей путь на Кубок мира, немецкие фанаты отметили скандированием речовки язвительного содержания: Ohne Holland fahren wirzur WM (мы едем на чемпионат мира без Голландии). Большую популярность приобрел одноименный сайт в Интернете. На чемпионате голландцы активно болели за своего соотечественника – Гууса Хиддинка, который возглавлял сборную Южной Кореи.

Для Франца Беккенбауэра игры против сборной Голландии стали захватывающими дерби, стоившими ему, по его признанию, нескольких лет жизни. Это были битвы высокого накала, полные эмоций и демонстрации настоящего класса: «Когда встречаются Голландия и Германия, то некоторые охотно приписывают этим играм влияние прошлого, вспоминают о нацистах, о третьем рейхе и об оккупации. Усилиями этих людей из прошлого воссоздается ужасный призрак «коричневой чумы», но головы игроков не пропитаны этим духом. Для них игры являются возможностью бросить вызов большому соседу, который долгое время был более успешным».

НАТУРАЛЬНЫЙ ОБМЕН

Несмотря на ярые отношения двух стран на уровне сборных, это никак не отражается на трансферной политике. В последние двадцать лет голландские игроки были востребованы в немецких клубах не в меньшей степени, чем легионеры других стран. Первой голландской звездой европейского класса в Бундеслиге стал Рой Макаай, перешедший в «Баварию» в 2003 году. За ним последовали Рафаэль ван дер Ваарт, Марк ван Боммел, Арьен Роббен, Клаас-Ян Хюнтелаар, Рууд ван Нистелрой и другие. Заметную роль в Бундеслиге сыграли и голландские тренеры. В «Кельне» работал Ринус Михелс (1980-1983), в «Гамбурге» – Мартин Йол (2008-2009), в «Боруссии» (Мёнхенгладбах) – Дик Адвокаат (2004-2005) и Йос Лухукай (2007-2008), в «Боруссии» (Дортмунд) – Берт ван Марвейк (2004-2006). А Хууб Стевенс стал в Германии едва ли не своим: в его послужном списке значатся сразу четыре клуба Бундеслиги – «Шальке-04» (1996-2002), «Герта» (2002-2003) «Кельн» (2004-2005) и «Гамбург» (2007-2008). Наконец, как не вспомнить Луиса ван Гаала, два последних сезона возглавлявшего саму «Баварию».

Немецкое вторжение в соседнюю страну выглядит более скромно. В «Твенте» (1996-1999) работал известный «пожарный» тренерского цеха Бундеслиги Ханс Майер, под чьим руководством клуб из Энсхеде в 1997 году стал третьим призером чемпионата. Успешная работа в Голландии стала для Майера своего рода трамплином. На родине он работал с несколькими командами, а наивысшего успеха добился с «Нюрнбергом», выиграв в 2007 году Кубок Германии. Учитывая, что еще в далеком 1980-м восточногерманский клуб «Карл Цейс» (Йена) стал под его руководством обладателем Кубка ГДР, Ханс Майер остается единственным в истории немецкого футбола тренером, который добился победы в розыгрышах Кубка обоих немецких государств.

Вклад голландцев в яркие победы «Баварии» в сезоне-2009/10 трудно переоценить: Луис ван Гаал подтвердил свою высокую тренерскую квалификацию, а Арьен Роббен стал важнейшим игроком команды. Впервые в истории Бундеслиги иностранцы победили в традиционном опросе еженедельника «Киккер», который проводится по итогам прошедшего сезона. Роббен с огромным отрывом стал игроком года, а Ван Гаал – лучшим тренером.

ГЛОБАЛЬНОЕ ПОТЕПЛЕНИЕ

Эти победы дают веские основания надеяться на потепление отношений, и в первую очередь для ослабления антипатии голландцев по отношению к немцам. Кстати, во время своей баварской командировки скользкой темы не раз касался Луис ван Гаал. В частности, он заметил, что немецкие игроки бьются с большей страстью, нежели его соотечественники, и, как правило, не возражают тренеру, а старательно выполняют все его указания, хотя подчас подходят к этому недостаточно творчески.

Любопытно, что при Ван Гаале и Роббене в Голландии появились горячие поклонники «Баварии», и об этом факте они упоминают не без гордости. Но еще большего прорыва удалось достичь во время финального матча ЧМ-2010 Испания – Голландия, когда симпатии большинства немецких болельщиков оказались на стороне «оранжевой» команды. Кстати, Арьен Роббен не может сдержать своих чувств, когда после каждого забитого им гола на «Алльянц-Арене» звучит популярный хит «Тюльпаны из Амстердама».

По иронии судьбы, именно триумфальное шествие по футбольным полям Южной Африки Арьена Роббена несколько нарушило наметившееся перемирие на фронтах германо-голландского футбольного противостояния. Традиционный предсезонный медосмотр в «Баварии» показал, что Роббен выступал на ЧМ-2010 с незалеченным повреждением, чем спровоцировал получение новой травмы.

Разгневанный босс «Баварии» Карл-Хайнц Румменигге заявил, что голландец вернулся из ЮАР в гораздо худшем состоянии, потому мюнхенский клуб счел неприемлемым принимать на себя все риски и платить травмированному игроку зарплату до его полного выздоровления. Румменигге в жестких тонах требовал от КФСН соответствующей компенсации, в противном случае «Бавария» оставляла за собой право обратиться в суд.

В итоге после сложных и продолжительных переговоров пожар удалось притушить, и стороны договорились о проведении 22 мая 2012 года товарищеского матча между «Баварией» и сборной Голландии. По предварительным подсчетам, доход немецкого клуба от игры должен составить 3 млн евро.

Стоит ли сомневаться, что и в этом матче голландской сборной будет обеспечена мощная поддержка со стороны верных поклонников. Только что же на этот раз будет скандировать сплоченная «оранжевая» трибуна? Неужели снова известную задиристую кричалку, содержание которой больно ущемит любого баварца: «Wir Ziehen den Bayern die Lederhosen an!» (мы наденем на баварцев кожаные штаны)?

© Источник: http://futbol-1960.ru/ // Текст: Сергей Стельмах // Сканировала: Lady Nimier
This page was loaded Jun 25th 2019, 12:47 pm GMT.