?

Log in

No account? Create an account
Спортивные увлечения Викторины
Запись №2134 /«Локомотив», интервью/ 
7th-Feb-2011 07:19 pm
цветы глядели на воду

nfpm.ru 07.02.2011

ОЛЬГА СМОРОДСКАЯ: «ПОСЕЩАЕМОСТЬ ПОДНИМЕМ В 2-3 РАЗА»

В конце января Ольга Смородская – президент ФК «Локомотив» – выступила на конференции «Спортивный менеджмент и маркетинг в России». Она также ответила на вопросы участников конференции, и рассказала о планах по увеличению доходов от коммерческой деятельности клуба.

В среднем в Европе доход от продажи прав на телевизионные трансляции составляет 31%, в «Локомотиве» – 7%. Всем российским клубам есть куда развиваться, и потому вопрос о создании собственного телеканала сейчас представляется совершенно не праздным. Естественно, одному клубу такой проект потянуть сложно. В связи с этим мы планируем объединить усилия, чтобы немного потеснить монополию НТВ+ на телетрансляции. Последнее заседание РФПЛ как раз выявило точки несогласия производителей контента, то есть футбольных клубов, и покупателей прав.

Если говорить о том, что можно сделать в российском клубе, то «Локомотив» – хороший пример, потому что это один из немногих футбольных клубов, который имеет развитую материально-техническую базу. У нас есть стадион, у нас есть тренировочные поля, у нас есть тренировочные базы не только у основной команды, но и у дубля, и у детской академии. Казалось бы, на основе этого можно зарабатывать деньги, но не все так просто. Во-первых, дети сегодня куда больше повернуты в сторону компьютера и интернета, нежели спорта. А во-вторых, многие родители физически не могут возить детей на занятия. Даже если школа расположена на расстоянии одной остановки метро или пары остановок на троллейбусе, наши родители боятся отпускать своих детей одних. Это делает любую услугу, связанную с детьми, менее востребованной. В результате у нас идет недобор талантливых ребят в бесплатную футбольную академию. Увеличение информированности населения о том, что такие услуги у нас есть, дают результаты лишь в краткосрочной перспективе. Начинается наплыв детей с родителями, но в течение года уже не все родители выдерживают ситуацию, когда они должны за ручку водить детей в футбольную школу.

Мы сейчас пытаемся развивать воскресные платные группы: чтобы папа мог прийти с мальчиком поиграть в футбол, чтобы их могли учить профессиональные тренеры. Услуга стоит очень недорого, но привлечь людей даже из близлежащих районов тоже удается с трудом.

Увеличение количества стадионов в Москве – это очень хорошо. Все клубы должны иметь нормальную материальную базу, нормальные условия для проведения матчей. Я, однако, не думаю, что интерес родителей и подростков к занятиям футболом будет резко возрастать. «Локомотив» предлагает занятия хоккеем и фигурным катанием – у нас есть ледовый дворец. Аналогичная ситуация! То есть средняя наполняемость групп – 12-20 человек при ожидаемой в 40-50 человек.

Что касается выручки от продажи билетов и услуг, первая проблема – средняя посещаемость матчей. Везде в России она снижается, несмотря на то, что объективные факты говорят о том, что играть в футбол мы стали лучше и ярче. Тут много причин, в том числе и социального характера, связанных с безопасностью на стадионах, поведением болельщиков, расизмом, агрессией. Поэтому от продажи билетов клуб выручает менее 3% от своих доходов. Нужно резко увеличить посещаемость матчей, и мы ставим себе амбициозные задачи – поднять ее в 2-3 раза. Мы изучаем зарубежный опыт, стараемся настраивать билетные программы под конкретного покупателя. Билеты у нас недорогие, но и в этом сезоне о серьезном росте говорить рано.

Что касается продажи товаров – всем известно, что ситуация с контрафактом у нас в стране не самая хорошая. Ровно в двух шагах от нашего стадиона с большим успехом продается контрафактная продукция, не имеющая отношения ни к «Локомотиву», ни к нашему техническому спонсору. Поэтому наши доходы от продажи атрибутики явно оставляют желать лучшего.

Что касается рекламы – этот источник работает не в том объеме, в котором бы нам хотелось, но все же масштаб здесь довольно существенный – это 12-15% доходов клуба. Удивительно то, что разрыв между поступлениями от рекламных контрактов с одной стороны и доходами от продажи билетов и телетрансляций с другой стороны – огромный. Это еще раз показывает, что телевидение предлагает нам существенно меньше, чем мы должны зарабатывать.

Но я бы хотела остановиться на тех источниках доходов, которые не во всех клубах работают должным образом. Я говорю о рациональной трансферной политике, которая в большинстве российских клубов убыточна. С учетом того, что ФИФА и УЕФА хотят сделать финансирование клубов абсолютно прозрачным в течение трех ближайших лет, всем клубам придется решать задачи по выстраиванию эффективной трансферной политики. Задача эта связана не только с тем, как это сейчас происходит у нас, но и с тем, что в России очень мало футбольных специалистов, которые могут разглядеть в мальчике серьезную перспективу. Поэтому ошибки бывают и сознательные, и несознательные. Когда их количество переваливает за 50%, об эффективности говорить не приходится. В большинстве успешных европейских клубов трансферы дают доход, и нам в этом плане, безусловно, есть куда расти.

Что еще может сделать наши футбольные клубы успешными? На мой взгляд, это жесткие меры экономии. К расходам постепенно привыкаешь как к чему-то необходимому, глаз замыливается, и ты не замечешь, как они начинают съедать бюджет клуба. Ограничение расходной части связано с постоянным контролем, начиная от аутсорсинга по клинингу или уходу за полями и заканчивая мелким ремонтом в кабинетах. Расходы на какие-то проценты растут по объективным причинам, например, из-за повышения цен на коммунальные услуги. Но экономия позволит клубу выйти хотя бы в ноль. Нужно все жестко контролировать и применять современные способы управления.

– Вы говорили о необходимости снижения зарплат футболистов. Ведется ли работа в этом направлении в ФК «Локомотив»? Ведь существует сложный человеческий фактор, особенно когда есть клубы, готовые платить любые деньги игрокам?
– То, что писали в газетах и интернете о том, что я снижаю зарплаты и не плачу кому-то премии, – не соответствует действительности. Не платить зарплату никто в России не может. Все контракты защищены, они регистрируются, и не родился еще тот человек, который может сократить зарплату, прописанную в контракте. Интересы футболистов в нашей стране защищены прекрасно, волноваться об этом не стоит. Что касается затрат по фонду заработной платы игроков и тренерского штаба, ситуация у нас соответствует общеевропейским нормам. В структурах европейских клубов эта составляющая равна где-то 40-45% бюджета, у нас примерно 40%. Я занималась и занимаюсь зарплатным фондом ФК «Локомотив», но совершенно с другой стороны. У нас немыслимое количество людей находится на контракте, это проблема селекционной политики. Это и молодые игроки, и вечно подающие надежды, которые, наверное, заиграют годам к 40. С этим мы стараемся бороться, но клубам делать это очень и очень сложно. Наличие лимита означает, что если ты с российским паспортом ходишь по полю, тебе уже нужно говорить «спасибо» и платить только за наличие российского гражданства. Это подмена понятий. Под видом заботы о российском футболе снижается его уровень. Потому что если две-три прекрасные первые команды: «Зенит», ЦСКА, «Рубин» – могут укомплектоваться отличными футболистами, которые есть на нашем пространстве, то всем остальным приходится сталкиваться с серьезными проблемами, связанными с лимитом. Мы комплектуемся россиянами, не всегда соответствующими уровню футбола, который нам необходимо показывать.

– Вы сказали, что группы академии не наполняются. Планируются ли какие-то меры по повышению привлекательности школы? Может быть, стоит выплачивать стипендии самым успешным игрокам?
– Вы знаете, стипендии детям это, конечно, здорово. Но у нас бесплатная школа! В ней работают специалисты высокого класса, которые обучают ребенка профессии. В футболе и так все слишком раскручено, чтобы еще и детям за это платить. Мы помогаем детям с тяжелым материальным положением, если они иногородние, – у нас есть интернат. Но и это зачастую поворачивается совершенно не так, как нам бы того хотелось. Через какое-то время выясняется, что в интернате живут далеко не самые малообеспеченные. За всем нужен глаз да глаз.

– Рассматриваются ли варианты коллективной инициативы клубов лиги по снижению расходов и, в частности, зарплат?
– Как экономист я категорически против всяких запретов. Любой запрет уводит в тень. Сейчас проходит реформа по молодым футболистам. Там есть пункт о запрете перехода игрока до 16 лет из региона в регион, за исключением случаев, когда родители нашли работу и переехали. Это значит, все найдут фиктивную работу и переедут. Ясно, что теневая составляющая резко возрастет, и это явно будет не на пользу футболу. С другой стороны, это нарушает права граждан. Если у тебя ребенок играет в футбол, то ты не можешь свободно перемещаться по территории Российской Федерации? Есть еще запрет на выплаты клубам за подготовку игрока, если клуб не предложил ему контракт. В итоге мы говорим, что предложили, игрок говорит, что не предложили – кому верить? Как это будет работать? На самом деле, чем больше запретов, лимитов, ограничений, тем меньше оснований для финансовой fair play. Нужна максимальная открытость.

– Существуют ли у «Локомотива» планы по увеличению посещаемости?
– Клуб в одиночку может сделать не многое. Выступления болельщиков или просто молодежи на Манежной площади заставили общественность, причем не только футбольную, задуматься о том, что же происходит на стадионах. ФИФА выступает против расизма, ее представители выходят с баннерами перед игрой, а у нас болельщики рисуют бананы, гукают, оскорбляют игроков. Если у нас будет вестись борьба с расизмом и агрессией на стадионах, то обязательно увеличится количество людей, желающих прийти туда. Потому что будет не страшно. Но это не произойдет завтра, это длительный процесс. Мы, со своей стороны, организуем семейный сектор. Мы его, в принципе, организовали достаточно давно – год назад. Но сейчас мы его переселяем на другую трибуну, потому что люди с детьми боятся выходить там, где выходят фанаты. Они не хотят, чтобы их затоптали, хотят более спокойной обстановки. И мы пошли на то, чтобы разделить потоки ради безопасности людей. Пусть они поймут, что мы очень волнуемся о безопасности семейного сектора и вообще о безопасности всех наших зрителей.

– Занимается ли «Локомотив» поиском спонсоров? Привлекаете ли вы к работе маркетинговые агентства?
– Я имею опыт работы с профессиональными агентствами. Но у нас с одной стороны общие цели, с другой стороны – разные. Моя задача – получить от них услугу и, по возможности, меньше им заплатить. У них – заработать. Мы ищем спонсоров, мы заинтересованы в сотрудничестве и готовы совершенно прозрачно изложить агентствам, что же они будут получать от работы с нами.

– Может ли вход быть бесплатным, если посещаемость стадиона очень низкая? Влияют ли прямые трансляции матчей на заполняемость стадиона?
– Я против всего бесплатного. Бесплатно могут приходить только наши дети – воспитанники школы клуба. Может быть, стоит делать разовые акции для детей из близлежащих районов. Все остальные хоть одну копейку, но платить должны. Это футбол, это зрелище, это удовольствие, это услуга. Но мы должны услугу предоставить качественно, избавив зрителей от страха и агрессии.

Известно, что английские болельщики были самыми агрессивными в мире, но за 5-6 лет Соединенное Королевство полностью решило эту проблему: там на футбол ходят восьмидесятилетние бабушки с пятилетними правнуками. Мир и дружба, никаких толп полиции. Я считаю, что мы должны идти к этому постепенно. Конечно, если плата является непосильной для большинства населения, ее нужно снижать.

Я за прямые трансляции. Я считаю, что аудитория футбола колоссальна и в нашей стране, и за ее пределами. И она никак не может быть ограничена вместимостью стадиона.

– Как вы считаете, что больше влияет на посещаемость? Маркетинговая активность клуба или его результаты?
– Я склонна считать, что результат. Но никакие исследования это не подтверждают. Играем мы лучше, побеждаем, а посещаемость как минимум не растет. Значит, нужно искать другие причины, которые влияют на посещаемость. Возрастной состав болельщиков «Локомотива» – 16-22 лет. Нужно, чтобы и те, кому за 30, у кого уже пятилетние дети, тоже пришли на стадион. И это зависит не только от качества футбола.

– Ситуация с доходами в вашем клубе отражает ситуацию в РФПЛ в целом? Через сколько лет положение изменится и станет похожим на то, что происходит в Европе?
– За всех я сказать не могу, как вы понимаете. Но с тем, что мы делаем сейчас, думаю, и десяти лет будет мало для того, чтобы приблизиться к лучшим европейским показателям. Я устала говорить о том, что лимит нужно смягчать, хотя бы за счет стран СНГ. Конкуренция из ближнего зарубежья позволила бы резко увеличить качество футбола и снизить цены на российских футболистов, затраты на их зарплаты и бонусы. Если бы этот процесс пошел, скорость выхода на европейские показатели значительно бы увеличилась.

– Получается, что процентов 20-25 от доходности – это трансляции, сопутствующие товары и так далее. Может быть, легче сосредоточиться только на тех источниках, которые дают остальные 70-80 процентов?
– Вы имеете ввиду спонсоров, которые тянут футбольный клуб? Так это очень тяжелая ноша. И когда спонсор – неважно кто, вдруг этот клуб бросает, мы получаем ситуацию, аналогичную той, что произошла с «Сатурном». Поэтому клуб должен зарабатывать еще и сам, а не только обременять своих прекрасных спонсоров. Зачем сосредотачиваться на поиске спонсоров? Один, два, три – бюджет не закроют. Надо искать возможности по разным направлениям. Информационные спонсоры, медицинские спонсоры, спортивные спонсоры.

– Я думаю, здесь разумно разделять спонсоров и меценатов-доноров…
– Все, кто сейчас финансирует российские клубы, это без исключения меценаты. Абсолютно. Спонсор получает возврат своих денег – пусть не сразу, пусть через пять лет. А здесь-то ничего: подарил – и распрощался.

– Вы сказали, и, наверное, это правильно, что «Локомотив» располагает самой развитой инфраструктурой в России. Можно сказать, что «Локомотив» первым встал на эти рельсы. И современный стадион первым открыл. Насколько сейчас вы довольны ситуацией? Понятно, что лучшее – враг хорошего, но, наверное, есть куда стремиться, тем более в связи с изменением календаря проведения чемпионата. Какие у вас планы по развитию инфраструктуры?
– Нам нужно мелочи какие-то доделать – стоянки построить, улучшить дренаж полей. В принципе, у меня нет задачи по улучшению материальной базы. У меня стоит задача по увеличению коммерческой составляющей. Потому что пустующий стадион, где не кипит жизнь, для меня очень тяжелое зрелище. Мы работаем над тем, чтобы у нас все время была жизнь на стадионе, а не только во время матчей.

– Дмитрий Манкин, коммерческий директор «Зенита», высказал такую мысль, что для его клуба цена входного билета на «Петровский» вообще не влияет на посещаемость. Даже при том, что у «Зенита» самые высокие цены на билеты в Российской премьер-лиге, а на матчах еврокубков стоимость билетов доходит до 300-400 евро, все равно стадион заполняется полностью. Есть ли, по вашему мнению, связь между стоимостью билетов и посещаемостью?
– Здесь все очень просто. Я против монополизма, приводящего к таким высоким ценам. Если в многомиллионном Петербурге только один 20-тысячный стадион, ясно, что он будет заполняться. А если таких стадионов пять? А если десять?

– Как показывает исследование, Петербург в самом выгодном положении в Европе находится по соотношению количества клубов и населения.
– Об этом я и говорю. ЦСКА не имеет своего стадиона, «Спартак» не имеет. ЦСКА играет в Химках. У нас в Москве не развитая транспортная инфраструктура. Только крепкий болельщик может доехать до Химок. И доезжают, и спасибо им большое за это. Но я считаю, что цена за билет должна быть абсолютно разумная, доступная, и должна быть в нормальном соотношении со средней заработной платой в стране.

– В последние три года продажи абонементов на матчи «Локомотива» растут. Вы ожидаете очередного увеличения?
– Ожидать-то мы ожидаем, но только жизнь покажет, как мы угадали с балансом «цена–качество». Надеемся получить прирост.

– Футбольный клуб «Спартак» часто объясняет неудачи в коммерческой деятельности отсутствием собственного стадиона. Мол, вот будет стадион – и все будет прекрасно, и продажи вырастут, и реклама будет, и болельщики придут. Вот у вас свой стадион есть, есть база – есть все, о чем только может мечтать российский клуб. При этом вы говорите, что проблемы фактически остаются такими же, как и у всех остальных клубов.
– Они просто не знают, сколько стоит содержание всей этой радости под названием 30-тысячный стадион. Это колоссальные деньги, колоссальная нагрузка, колоссальный контроль за всеми системами, начиная от несущих конструкций и заканчивая системами видеонаблюдения, пожаротушения. Все это стоит безумных денег. Даже если никто на стадион не ходит, ты все равно все это поддерживаешь. Продолжаешь все это отапливать, как сейчас. Мы платим реально большие налоги. Все это – огромная нагрузка на бюджет. Но! Мы изучаем опыт, как это происходит в Европе. Там это место постоянного общения не с болельщиками, а вообще с населением. Это все – платные школы, кафе, рестораны, это магазины атрибутики, это боулинги – все! Мы же к этому только стремимся. Во всех планах строительства – и спартаковского стадиона, и динамовского, – обязательно есть зона ресторанов, кафе. Наполнить стадион жизнью – это отдельная большая серьезная работа.

– Насколько вы согласны с вашим коллегой из «Динамо» Юрием Исаевым, который, переподписав контракты с футболистами, потом уже публично признавался, что игроки – главные бенефициары футбола, и эту проблему на уровне отдельно взятого клуба не решить, нужно действовать скоординировано.
– Здесь опять надо плясать от печки. Вот не подпишет Исаев контракт с футболистом Н. и этот футболист, зная, что у него красный паспорт, идет в соседний клуб и начинает на него давить. А там нехватка на эту позицию русских игроков. И получается, что любой президент клуба находится под этим дамокловым мечом. Ты выбираешь игрока не по спортивному принципу, а под давлением его паспорта. Это очень плохо. Сговориться клубам – давайте не платить больше определенной суммы – это значит уйти в тень. Конкуренция лечит все негативные тенденции. Надо все открыть максимально, снять препоны – и тогда все начнет входить в нормальное русло.

– Вы, наверное, согласитесь: если бы болельщики раменского «Сатурна» знали, какие деньги платят их футболистам, какие у них контракты, при том, какой футбол они показывали, была бы абсолютно объяснимая агрессия?
– Нет, здесь опять же получается, что болельщиков натравливают на футболистов. Они вот такие-сякие и столько получают, а болельщик за 25 тысяч рублей по десять часов в день умирает на работе. Это неправильный подход. Хороший футболист – это абсолютно штучный товар. Каждый им быть не может. Это сочетание многих качеств – труда, таланта, везения, здоровья. Их нельзя иметь толпами – отличных прекрасных футболистов. Век футболиста на поле очень короткий, и очень много всего эти ребята отдают – сил, здоровья, и это должно хорошо оплачиваться. Почему вас не удивляют доходы, гонорары наших рок-музыкантов, звезд эстрады? Они-то могут петь долго – не десять лет, а побольше.

– Наверное, потому, что они зарабатывают деньги по-другому. А в большинстве клубов, не исключая раменский, зарплату игрокам фактически платят болельщики, потому что это клубы бюджетные.
– Это абсолютно неправильно. Что значит – зарплату платят болельщики? Доходы от продажи билетов – менее трех процентов от доходов клубов. И этим все сказано.

– Но «Сатурну» большая часть из миллиарда 200 миллионов рублей давалась из бюджета Московской области.
– Конечно, это серьезный вопрос, почему бюджет региона тратит вообще какие-то деньги на футбольный клуб. Но есть такая практика – содержать футбольные клубы, и не только у нас в стране. В частности, «Янг Бойз» и «Лозанна» в Швейцарии содержатся за счет городских бюджетов. Только расходы из городских бюджетов, конечно, несопоставимы с расходами Московской области на «Сатурн». Дело тут в другом. Этот вопрос не стоит на уровне только футбольном. Мы вот слушали прекрасный доклад общества «Динамо». Что меня удивило? Деньги на Спартакиаду госслужащих тратятся из бюджета. У меня вопрос: а зачем вообще эта Спартакиада? Если бы болельщиков спросили – проголосуете ли вы за расход в бюджете Российской Федерации на такую Спартакиаду, я не знаю, согласились бы они. И в то же время «Динамо» проводит хорошую работу по поддержке детского спорта, в том числе, в детских домах. Может, ликвидировать Спартакиаду и направить деньги в детские дома? Этот вопрос гораздо шире футбола. В отдельно взятом футбольном союзе, в отдельном футбольном клубе его не решить.

– Но, согласитесь, частично проблем можно было бы избежать. Ведь клуб, построенный на таком основании, не должен существовать?
– А я так не считаю. Регион вполне может поддерживать клуб. Более того, я вам скажу про детскую школу «Сатурна». Это одна из лучших в России школ. Недавно из ее стен вышли Махмудов и Сапета, которые сейчас играют в премьер-лиге. Будучи детьми, они бесплатно занимались в школе «Сатурна». И если область через клуб поддерживает детский спорт, ничего плохого в этом нет. Вопрос только в масштабах поддержки. Детский спорт вообще по определению убыточный. Если у нас бесплатно занимается 20 человек в группе, то в лучшем случае лишь один из них в будущем будет играть на высоком уровне.

© Источник: http://nfpm.ru/article/316/ Текст: Андрей Носик


{материалы по теме}

• 31.01.2011 Ольга Смородская: «До полуночи время еще есть» //Ольга Смородская: «Вины «Локомотива» в отсутствии прогресса в переговорах нет» // Александр Алиев: «Никогда не ставил деньги выше спортивных интересов» >>>
• 20.01.2011 Президент «Локомотива» Ольга Смородская: «У меня не было конфликта с футболом!» >>>
• 15.01.2011 Ольга Смородская: «Алиев не хочет играть в «Локо». И я, как президент, должна принять меры» // Президент «Локомотива» Ольга Смородская: «Ибричич – не на смену Алиеву» >>>
• 21.12.2010 Ольга Смородская: «С Гинером и Газзаевым было сложнее, чем с Семиным >>>
• 04.12.2010 Ольга Смородская: «Как терпеть на дистанции, я знаю» >>>
• 25.11.2010 Ольга Смородская: «Невыплата премиальных футболистам – самая большая ложь» >>>
• 20.09.2010 Ольга Смородская: «Всем отойти! Я – начальник ЦСКА!» >>>
This page was loaded Jun 24th 2019, 10:03 am GMT.