?

Log in

No account? Create an account
Спортивные увлечения Викторины
Запись №2114 /Англия, music/ 
25th-Jan-2011 10:07 am
цветы глядели на воду
Семья Бекхэмов: плодотворный союз поп-музыки и футбола

11 Freunde / «Футбол» №1 (2635), 29 декабря 2010 – 14 января 2011

ПОП-ФУТБОЛ-РОК

Рассказ о том, как футбол постепенно превратился в поп-культуру

Немецкий журнал 11 Freunde совершил экскурс в историю и провел параллели в деле сближения футбола и поп-культуры. В Англии и Германии два феномена ХХ века долгие годы шли нога в ногу.

Как известно, в прежние времена все было не только лучше, многое было проще и нагляднее. В Германии футболом интересовалось много людей, но хватало и тех, кто был к нему равнодушен. Обе эти фракции, сообща составлявшие до 80% населения, терпимо относились друг к другу и не пытались, как миссионеры, перетягивать в свою веру противную сторону. Проблему создавали два меньшинства. С одной стороны, консервативные обыватели из высокообразованных буржуазных слоев, которые с высокомерием считали футбол полем деятельности плебса. К ним до 1970-х годов примыкала часть учительства, которая старалась держаться подальше от занятий спортом, от ненавистных упражнений на гимнастических снарядах и призывала к чтению серьезных книг. Особого мнения придерживались сторонники Франкфуртской школы в немецкой философии и социологии, возникшей в начале 1930-х годов. Они считали, что следует сопротивляться влиянию футбола, а так же рок- и поп-музыки, которое отвлекает широкие народные массы от идеологической и политической борьбы с империализмом.

Между тем высокообразованные обыватели постепенно вымерли, а многие леваки, ранее презиравшие футбол, в 1980-е и 1990-е годы отважились вскочить на подножку проносящегося мимо них поезда и возомнили себя настоящими фанатами.

ВСПОМНИМ СЕРЖАНТА ПЕППЕРА

Поп-музыкой назывались милые песенки, в огромных количествах заполнившие чарты популярности после окончания Второй мировой войны. При этом зарождение поп-музыки как самостоятельного понятия, возникшего в среде первого послевоенного поколения, датируется поздними пятидесятыми годами в Нью-Йорке и Лондоне, в городах, где поп-арт обозначил начало развития субкультуры, освежившей спертый воздух первых послевоенных лет. Поп был и есть молодежная культура. Тогда впервые вынырнуло первое поколение подростков и юношей, у которого по причине послевоенного процветания завелись деньги и появились время и возможность организовывать свой досуг независимо от взрослых.

При упоминании о поп-арте многим в первую очередь приходит на ум имя Энди Уорхола. Если же речь заходит о таких известных персонах, как Роберт Раушенберг или Рой Лихтенштайн, то просвещенный футбольный фанат, скорее всего, растерянно спросит о том, цвета каких клубах они защищали. Однако с конца 1950-х и до середины 1960-х годов художники поп-арта прилагали просто титанические усилия, чтобы мир стал выглядеть ярче, разнообразнее и живописнее. Это нашло отражение в кино, телевидении, архитектуре, в оформлении театральных декораций и витрин магазинов модной одежды, в мебельном дизайне и так далее. Поп-арт неизменно подчеркивал позитивное очарование общества потребления. Легендарный Ричард Гамильтон, член лондонского объединения художников поп-арта Independent Group, еще в 1956 году так охарактеризовал это движение: «Поп-арт популярен, непостоянен, дешев, юн и отличается массовым производством. Он остроумен, сексуален, горазд на выдумки, обладает очарованием, он является большим бизнесом». Не нужно обладать особой фантазией, чтобы понять: почти все перечисленное выше уже давно относится и к футболу.

В начале 1960-х процесс сближения поп-культуры и футбола проходил в Англии медленно. Веху на этом пути в 1967 году обозначил соратник Гамильтона, художник Питер Блейк. Благодаря ему на конверте эпохального альбома «Битлз» Sgt. Pepper’s Lonely Hearts Club Band среди изображенных суперзвезд и великих личностей ХХ века нашлось место для футболиста – Берта Стаббинса, который в 1947 году стал чемпионом Англии в составе «Ливерпуля». Возможно, для Джона, Пола, Джорджа и Ринго он был идолом их детства или, по крайней мере, местной знаменитостью. Сами участники The Beatles воздерживались от комментариев на футбольную тему. Во время ЧМ-1966 они даже кокетливо заявляли, что ничего в этом не понимают. Их тогдашние конкуренты из Северного Лондона – группа The Dave Clark Five (в 1964 году всерьез дискутировался вопрос о том, сокрушит ли Тоttenham Sound группу из Ливерпуля) оказалась из другого теста. Их лидер Дейв Кларк использовал любую возможность, для того чтобы поддержать любимый «Тоттенхэм Хотспур», при этом он также оказывал «шпорам» ощутимую финансовую поддержку.

Робби Уильямс: «Пой, когда выигрываешь»

НЕМЕЦКИЙ СЛЕД ЭЛВИСА ПРЕСЛИ

В теории мировой культуры победа поп-культуры над элитарной высокой культурой с ее заумными теориями давно считается свершившимся фактом. В то же время следует признать, что в Германии, где существует истинно немецкое понимание культуры, рассматривающее отдельные виды искусства и различные науки в весьма узком смысле, поп-культуре пришлось пробивать себе дорогу в массы с превеликим трудом. Только в Германии существовало задвинутое мышление, которое способствовало возникновению жесткого деления на серьезную и развлекательную культуру.

Дополнительной преградой стало осознание того, что поражение Германии во Второй мировой войне было тотальным и сопровождалось массивной «американской экспансией и в области культуры». Начало сближения поп-культуры и футбола в Германии пришлось на 1963 год. К этому времени поп-культура выглядела в этой стране едва живым цветочком, в то время как футбол после запоздалого учреждения Бундеслиги переживал неимоверный подъем. Бундеслига пришла на смену региональным первенствам, что сразу привело к появлению звезд, таких как Оверат, Либуда, Эммерих, Брунненмайер, Раденкович, которые уже отличались от элитных игроков 1950-х годов.

В сознании обывателей они все еще должны были служить примером для подражания молодежи: самоотверженно стремиться к достижению высокого результата, к повышению мастерства и в то же время быть скромными и уважать старших. Если же в исключительных случаях в их поведении усматривались элементы наглости, то их было принято считать эдакими озорниками, которые, по большому счету, все равно были ребятами что надо. В то время еще не было принято допытываться у футболистов об их музыкальных пристрастиях, но в своей биографии Уве Зеелер позиционирует себя как поклонника Бенни Гудмена, а Аки Шмидт предстает в телерепортаже «Боруссия» идет» (выпуска 1963 года) знатоком Рэя Кониффа.

В 1965-м вышел диск «Удар! Гол!» с отрывками радиорепортажей, интервью и песен фанатов различных клубов. В первые два-три сезона Бундеслиги были обновлены стадионы, футболки игроков стали выглядеть намного современнее (например, у «Боруссии» появились на форме «светящиеся» вставки из люрекса для игры при искусственном освещении), появились новые телепрограммы Das aktuelle Sportstudio («Актуальная спортивная студия») и Die Sportschau («Спортивное обозрение»). На рынок попало большое количество спортивного инвентаря и полиграфической продукции с футбольной символикой. Встраивание клубов в рыночную экономику привело к тому, что постепенно стали исчезать некоторые типично немецкие футбольные традиции, а количество молодых болельщиков на немецких стадионах значительно возросло.

29 июня 1963 года в последнем перед организацией Бундеслиги финальном матче чемпионата ФРГ между дортмундской «Боруссией» и «Кельном» фанаты «Боруссии» шокировали всех баннером следующего содержания: «У «Кельна» есть козел, который воняет, а у «Боруссии» есть Вендланд, который поет». Герхард Вендланд входил в число самых популярных эстрадных певцов Германии, но в то же время был слащав и старомоден. Вендланд, как и Рене Кароль, Руди Шурике, Фред Бертельманн или Вико Торриани, были лицом немецких хит-парадов тех лет, но не более того. Немецкий музыкальный вклад в международную поп-культуру в то время был скромен и сводился к тому, что в одном из провинциальных городов федеральной земли Гессен проходил срочную службу Элвис Пресли, The Beatles зарабатывали свои первые гонорары в клубах Гамбурга, а девчачий идол – голливудский актер Джеймс Дин ушел из жизни, не в меру разогнавшись на немецком Porsche. Лучшее, на что могли рассчитывать немецкие подростки в это унылое время, – жить рядом с базами американских оккупационных войск, пользоваться магазинами союзников и смотреть сквозь проволочную сетку на пластиковые летающие тарелки, скейтборды, пятьсот различных сортов шоколада, комиксы издательства «Марвел» и грампластинки. И осознавать, чего они лишены...

Этой нищете противостоял только футбол. Только там немцы были более-менее конкурентоспособны, иногда даже очень (чудо в Берне, выход франкфуртского «Айнтрахта» в финал Кубка европейских чемпионов), были в состоянии произвести впечатление за рубежом. В поп-музыке или в кино это сводилось к низкосортному копированию того, что уже было достигнуто в других странах. Напротив, в футболе немцы обладали собственным стилем, который был далеко не последним.

Тем не менее утверждать, что в те годы футбол в Германии являлся заметной частью массовой культуры, было бы неправомерно. Мало кто из немцев владел английским языком, к тому же, в отличие от Франции и Италии, в Германии еще не предпринималось должных усилий по созданию самостоятельных национальных традиций в поп-музыке.

Род Стюарт на футбольном поле

ПОЮЩИЕ ШЕСТИДЕСЯТЫЕ

И все же нельзя не отметить, что в Германии известные спортсмены стали пробовать себя в качестве эстрадных певцов раньше, чем в Англии. Пионерами в этом стали знаменитый боксер-тяжеловес Макс Шмелинг, получивший классическое певческое образование, бегун на средние дистанции Карл Кауфман, а также любимцы нации – фигуристы Марика Килиус и Ханс-Юрген Боймлер. Конечно, эти пластинки нравились далеко не всем, но их в любом случае нельзя сравнить с «Я – Ради», записанной вратарем клуба «1860 Мюнхен» Петаром Раденковичем (первый югослав, официально перешедший в клуб Бундеслиги. – Прим. ред.). Раденкович быстрее других понял, что футбол тоже превратился в шоу-бизнес, став одним из первых поющих профи немецкого футбола. За небольшое вознаграждение он записал откровенную халтуру, чем привел в бешенство тогдашнего тренера «восемьсот шестидесятых» Макса Меркеля и функционеров Немецкого футбольного союза. Лавры Ради не давали покоя другому представителю Югославии. Поражавший томным взглядом исполнитель юго-блюза Бата Иллич записал через несколько лет сингл в дуэте с вратарем сборной Германии и мадридского «Реала» Айке Иммелем.

Тем временем в Англии, где раньше, как правило, занимались копированием американских музыкальных трендов, уже назревали большие перемены. Через шесть недель с момента последнего в истории финального матча за первенство Германии на телеэкране появилось поп-шоу Ready, Steady, Go, а еще через полтора месяца состоялся дебют Джорджа Беста.

Однако решающие события произошли в Ливерпуле. В конце июня 1963 года песни «Битлз» Please Please Me и From Me To You стали хитами, а на подходе уже была She Loves You, которая дала старт битломании. Портовый город на реке Мерси неожиданно стал Меккой новой молодежной культуры, которая называлась битом и быстро перекинулась на континент.

Другое смещение центра тяжести произошло по соседству и возникло как будто из ничего. Оба ливерпульских клуба – «Ливерпуль» и «Эвертон», ничего серьезного собой не представлявшие в 1950-е годы, одновременно вышли в лидеры. С 1963 по 1966 год, то есть за годы, являющиеся четырьмя великими годами классического бита, ливерпульские клубы завоевали пять из восьми возможных титулов, которые разыгрывались в регулярном первенстве и Кубке Англии. Взаимопроникающее влияние поп-музыки и футбола вылилось в мобилизацию фанатов: как тех, кто относился к старой формации, так и очень молодых, которые на трибунах «Энфилд Роуд» и «Гудисон Парк» стали распевать хиты «Битлз». Разумеется, в эти же дни началось победное шествие песни You’ll Never Walk Alone из старого мюзикла, кавер-версию которой в 1963 году записал другой известный ливерпульский ансамбль – Gerry & the Pacemakers.

Поскольку в то время в Ливерпуле насчитывалось несколько сотен ансамблей и многие музыканты сами играли в футбол, между этими двумя сообществами возникало много точек для соприкосновения, что позволяло парням из рабочей среды запросто преодолевать социально-сословные рамки и делать карьеру. Некоторые ансамбли сверяли даты своих выступлений с календарем лиги, чтобы не пропустить ни одной игры своего любимого клуба. Многие бит-музыканты играли в организованных ими футбольных командах, состоящих из известных личностей, в благотворительных матчах.

И все же попыток специально перетянуть футболистов в гламурный мир поп-звезд тогда еще не было. Поющие футболисты были в Англии, скорее, феноменом. В 1961 году рекордсмен сборной Билли Райт женился на Джой – участнице женского вокального трио Beverley Sisters и выпустил сорокапятку с популярными песенками. Их брак стал живым подтверждением того, что звездная пара может, не в пример капризным Бексу и Виктории, обходиться без попадания в скандальные заголовки. Шесть лет спустя игроки «Тоттенхэма» выпустили сингл The Sрurs Go Marchin On, который был охарактеризован критиками как надругательство над традициями мюзик-холла. Особенно досталось Джимми Гривзу за исполнение собственной версии песни Strollin.

Бобби Мур – белокурый ангел

СВИНГУЮЩИЙ ЛОНДОН

Важнейшим периодом в судьбе поп-культуры и английского футбола одновременно стало лето 1966-го. Если задать вопрос о том, какой из чемпионатов мира был проведен в правильное время и в правильном месте, то таковым, бесспорно, является ЧМ-1966. Вся Англия, и особенно Лондон, гудели от креатива и позитивной энергетики. То, что началось в виде грубого, ориентированного на американские музыкальные стили бита, развилось в многогранную молодежную культуру. В сумасшедшем темпе, с легкостью и без излишнего теоретизирования появились эстетика и стиль, которые навечно будут ассоциироваться с золотым летом 1966-го и его эпицентром, уже давно ставшим клише, свингующим Лондоном. Мини-юбки Мэри Квант, прически от Видал Сассун, актерское мастерство Шона Коннери и Теренса Стемпа, вечные хиты The Who, The Kinks, Yardbirds и Small Faces, Марианн Фэйтфул, Патти Бойд и Твигги, бутики на Кингз-роуд и Карнаби-стрит, клубы районов Сохо и Челси и многое-многое другое.

Из всего этого извлек выгоду и футбол. В первую очередь потому, что наконец-то после стольких неудач английская сборная стала чемпионом мира, да еще перед своей публикой. Английские футбольные звезды робко начали искать контакты с культовыми фигурами поп-сцены. Особенно выделялись двое – Бобби Мур и Джордж Бест. Им не нужно было записывать глуповатые песенки или сниматься в фильмах категории «Б». Они стали живыми произведениями искусства поп-культуры шестидесятых, хотя и были антиподами. Оба были красивы. Но Мур олицетворял благородство и непринужденность, детальное осознание стиля. А Бест, напротив, не обременял себя соблюдением приличий, вызывающе предаваясь пороку. Впрочем, до того момента, когда он был окончательно побежден алкоголем, по сегодняшним меркам его проделки выглядели достаточно безобидными. Он был шалопаем, который делал то, на что другие просто не могли осмелиться.

Из всех песен, посвященных Бесту, стоит выделить одну, которую никак нельзя заподозрить в принадлежности к попсовому хламу. Это песня Georgie Boy, которую написал Дон Фардон, фронтмен одной из самых недооцененных групп шестидесятых – The Sorrows. Время, свободное от футбола и посещения ночных клубов, Бобби и Джордж посвящали модельному бизнесу.

Мур относился к делу значительно серьезнее – привносил свои идеи, сотрудничал с дизайнерами и производителями одежды. Бобби нередко терпел фиаско со своими инвестициями, но стоически переживал потери и, если результат разработок отвечал его вкусу, тотчас же пускался в следующее коммерческое приключение.

Бест открыл в Манчестере много бутиков, но ими практически не занимался. Магазины, которые специализировались на мужской моде, терпели убытки по той причине, что армия поклонников Беста состояла главным образом из молоденьких девиц, которым владелец указанных бутиков посвящал себя лично. Бест называл это оказанием практической помощи в приготовлении домашних заданий по биологии.

Джордж Бест – красный дьявол

БОЛЬШЕ ЧЕМ ПОБЕДА

Увлекательную, но, к сожалению, провалившуюся из-за крайне неблагоприятных условий попытку свести поп-музыку и футбол предпринял 30 мая 1966 года клуб четвертой Лиги «Линкольн Сити». Он испытывал финансовые затруднения, и руководители клуба полагали, что, организовав однодневный поп-фестиваль и открыв стадион для фанатов бита, они одним махом наполнят клубную кассу. В то время подобные мероприятия были в Англии достаточно редким явлением. Помимо дюжины проходных ансамблей на сцену вышли The Who, The Kinks, Small Faces, Yardbirds – четыре группы, которые тогда уступали по популярности только The Beatles и Rolling Stones. День проведения фестиваля пришелся на Троицу. К сожалению, в этот день лило как из ведра, к тому же промоушн местной прессой был организован очень непрофессионально, что и предопределило малую заполняемость стадиона. Провал фестиваля в конечном итоге еще более усугубил финансовые проблемы клуба.

Дальнейшему развитию процесса сближения футбола и поп-культуры способствовало также то, что ЧМ-1966 стал первым турниром, который сопровождался появлением в прессе большого количества промо-материалов: интервью перед играми, подробный анализ и разбор сыгранных матчей, различные викторины, общение с приехавшими фанатами… Не в последнюю очередь благодаря этому игроки той же сборной Германии, которые в рекламных целях усердно поглощали шоколадные батончики Mars и отхлебывали супы Кnorr, получили статус социально значимых персон в лице той части общества, которую раньше невозможно было заподозрить в проявлении интереса к футболу.

Через некоторое время футбольным звездам в интервью стали задавать вопросы не только о забитых голах, но и об их любимых певцах и киноактерах. Они стали принимать участие в развлекательных телешоу, хотя поначалу и выглядели слегка зажатыми и робкими, если приходилось отвечать на непонятные вопросы о том, что они представляют собой за пределами футбольного поля.

Причина такого мучительно долгого сближения поп-культуры и футбола состояла в том, что первопроходцы поп-культуры, предчувствуя опасность объединения, находились в оппозиции или на критической дистанции от представителей власти, государства, то есть, как тогда называли, «системы». Авторитеты футбольного мира, по крайней мере в Германии, были в то время еще очень сильны и внушали страх тем, кто хотел бы противопоставлять себя им.

Постепенно положение стало меняться, и первым видимым признаком этого стали длинные волосы и модные бакенбарды игроков.

Что же касается общественного восприятия футбола в Германии и Англии, то в каждой из этих стран данный процесс имел свои особенности. В Германии в высших и образованных слоях общества отвергаемый ранее вид спорта приобрел небывалую популярность.

В 1972 году сборная Германии стала чемпионом Европы. Победа в не самом эпохальном турнире привела к совершенно неожиданным последствиям. Чествование победителей вышло за все мыслимые границы. Самое удивительное заключалось в том, что к этому оказались причастны не только пьяные от победы фанаты и борзописцы из спортивных редакций, но и те, кого принято называть элитными перьями нации. Те, кто формировал общественное мнение и причислял себя к интеллектуалам. Одним из неожиданных результатов этой победы сборной стало то, что она вышла за рамки чисто спортивного значения и приобрела общенациональный характер. Как в известном нынче рекламном слогане: «Одна победа может сделать счастливой всю страну!». Была обозначена граница, ниже которой общественное сопереживание радостей и горестей уже не могло опускаться.

Боб Марли любил погонять кожаный мяч

ФУТБОЛ КАК ЧАСТЬ ПОП-КУЛЬТУРЫ

Семидесятые годы принесли Англии серьезные испытания: экономический кризис, массовые увольнения в связи со структурной перестройкой экономики, забастовки, фактически гражданская война в Северной Ирландии, взрывы бомб. Хотя английские клубы успешно выступали в еврокубках, сборная Англии в течение десяти лет не могла пробиться ни на один крупный турнир. Тем не менее ожидания фанатов сборной перед ЧМ-1970 в Мексике, оказавшиеся явно нереальными, были воплощены в песне Back Нome, а появившаяся перед турниром композиция England World Cup Squad в мае оказалась на самых верхних строчках чартов. Она явилась прототипом для песен, предназначенных для хорового исполнения на трибунах с одновременным коллективным раскачиванием фанатов. Что же касается английских клубов, то для некоторых из них стало признаком хорошего тона ознаменовывать победу в первенстве или выход в финал Кубка выпуском пластинки с гимном клуба. Сингл «Челси» Blue Is The Colour (1972) и продукт «Тоттенхэма» Ossie’s Dream (Spurs On Their Way To Wembley) (1981) стали лидерами продаж. Безусловный интерес представляла пластинка I’m Forever Blowing Bubbles, выпущенная «Вест Хэмом». На ней была записана песня White Horse Final («Финал белой лошади»), которая была впервые исполнена еще в 1923 году, когда «молотобойцы» уступили в финале Кубка Англии.

Специализирующийся на сочинении шлягеров немецкий композитор Хорст Нуссбаум (псевдоним Джек Уайт) в свое время играл в клубах второй Бундеслиги «Пирмазенс» и «Виктория» Кельн. Неудивительно, что именно он незадолго до ЧМ-1974 пригласил в свою студию сборную ФРГ для коллективного исполнения сочиненной им песни Fussball ist unser Leben («Футбол – наша жизнь»). Несмотря на все свои старания, Кайзер Франц и Ко явно не впечатлили вокальными данными, но успех превзошел все ожидания: было продано 500 тысяч пластинок.

Действительно хороший эстрадный уровень продемонстрировал, выступая в свое время за «Гамбург», англичанин Кевин Киган. Его мини-сингл Head Over Heels, исполненный в стиле поп-рок, получил хорошие отзывы музыкальных критиков и долго держался в немецких хит-парадах.

Среди многочисленных английских поп-звезд мирового уровня были и те, кто во всей полноте проявлял свое восторженное отношение к футболу. Род Стюарт часто гонял мяч во время концертов прямо на сцене, причем нередко выбивал совсем недешевые мячи прямо в восторженную публику. Он не пропускал ни одной игры сборной Шотландии и был талисманом сборной. Его любовь к футболу и сборной Шотландии выразилась в том, что группа написала в качестве гимна ЧМ-1978 песню Ole Ola, попавшую в Топ-5.

Элтон Джон, который за фасадом разгульной жизни всегда оставался расчетливым бизнесменом, пошел еще дальше и купил влачивший тогда жалкое существование в четвертой лиге клуб «Уотфорд». Многие думали, что ему быстро надоест его новая игрушка, но Элтон, чей дядя Рой Дуайт выступал за «Ноттингем Форест» и забил гол в финале Кубка Англии-1959, отнесся к этому в высшей степени серьезно. Вместе с будущим главным тренером сборной Англии Грэмом Тейлором им удалось в течение пяти лет вывести «шершней» на передовые позиции. В 1983 году «Уотфорд» стал вице-чемпионом, пропустив вперед только «Ливерпуль», через год вышел в финал Кубка Англии, однако вскоре вылетел во второй дивизион. Впрочем, окончательно с клубом Элтон Джон все же не порвал и оказывал ему финансовую поддержку.

Можно привести длинный список поп- и рок-звезд первой величины, которые публично демонстрировали свои футбольные симпатии. Ричи Блэкмор говорил в своих интервью больше о футболе, нежели о музыке Deep Durple. Лидер Led Zeppelin Роберт Плант при любой возможности лоббировал интересы своего любимого клуба «Вулверхэмптон» и нередко буйствовал на сцене в футболке «волков». Боб Марли был помешан на футболе и регулярно устраивал матчи с участием своих музыкантов и обслуживающего персонала, демонстрируя хорошую технику владения мячом. К несчастью, раковое заболевание, которое послужило причиной смерти короля рэгги, было спровоцировано травмой пальца ноги, полученной во время игры в футбол.

© Источник: http://futbol-1960.ru/number/news/75094.html Текст: Сергей Стельмах
This page was loaded Jun 25th 2019, 12:47 pm GMT.