?

Log in

No account? Create an account
Спортивные увлечения Викторины
Запись №2111 /Аргентина, интервью/  
24th-Jan-2011 12:00 am
цветы глядели на воду
Слева направо: Карлос Билардо, Диего Марадона, Хулио Грондона

Clarin / «Футбол» №3 (2637), 21 – 28 января 2011

ДИЕГО МАРАДОНА: «ИМ ОСТАЛОСЬ НЕДОЛГО»

После окончания ЧМ-2010 темой номер один в Аргентине стало продление контракта с главным тренером «альбиселесты» Диего Марадоной. Пока первые лица аргентинского футбола тщетно пытались усадить Диего за стол переговоров, он всячески оттягивал этот судьбоносный для обеих сторон момент, то клеймя в Венесуэле с «другом Уго» американский империализм, то скрываясь от внешнего мира за забором своей резиденции. Неудивительно, что диалога так и не получилось, а бурное выяснение отношений увенчалось грандиозным скандалом. По прошествии времени Марадона в откровенном интервью аргентинской газете Clarin наконец-то объяснил, почему он считает Билардо предателем, а Грондону – маразматиком.

БИЛАРДО ИГРАЕТ РОЛЬ СТАТУИ

– Билардо сказал, что он «отрезал пуповину» от Марадоны. С каких это пор ты стал его сыном?
– Я знал, что этот человек идет по жизни, обманывая людей. Мне очень больно видеть все это и очень жаль, что он призывает Клаудию себе в свидетели. Тот, кто считает себя мужчиной, не может просить помощи в таком деле у женщины, тем более у моей бывшей жены. Я никогда не смог бы сделать так, чтобы Глория, жена Билардо, встала между нами. Если он хочет мне что-нибудь сказать, пусть скажет в лицо, у него уже была такая возможность, и не одна. Но раз Билардо этого не делает, то он – говнюк.

– Он утверждает, что ты никогда не объяснял, почему считаешь его предателем. Так в чем же тебя предал Билардо?
– Именно благодаря мне Билардо попал в сборную. Если бы я сказал «нет», то его бы там не было. Грондона первым позвонил мне и уже потом, переговорив с ним, спросил: «Билардо может к вам присоединиться?». И тогда я ему ответил: «После того как он нес чушь о вас на радио все ночи напролет? Ладно, пускай». Впоследствии Билардо поблагодарил меня: «Я этого никогда не забуду». Поэтому я считаю его предателем.

– Он говорил тебе, что не хочет работать с Брауном и Батистой?
– Нет, это они мне сказали, что не хотят работать с Билардо, на что я им ответил: «Нет, парни, у меня есть с ним договоренность».

– Какую роль Билардо сейчас играет в сборной?
– Он, как статуя, никого не знает, никого не представляет, ничем не управляет. Ветераны с каждым разом понимают его все меньше и меньше, а новички не понимают совсем. Он должен был бы уйти на покой.

– Он выступал за назначение Батисты, потому что мог с ним ужиться?
– Он готов работать с Батистой, с Сабельей, с кем угодно, лишь бы получать полагающийся ему ежемесячный оклад, на который есть достаточно претендентов.

СЫН ГРОНДОНЫ НЕ МУЖЧИНА

– Ну а Грондона в чем тебе солгал?
– Грондона обещал, что будет меня во всем поддерживать, говорил, что двери его дома для меня всегда открыты, но, как только возникли первые разногласия, сразу же меня убрал. Самое отвратительное, что по окончании четвертьфинала с Германией он сказал перед лицом игроков, что уважает всех членов тренерского штаба. И после этого Грондона вдруг решил его сменить. Сейчас я могу спокойно выйти на улицу, поговорить со всеми, и люди выглядят довольными, потому что мы вернули им улыбку, радость. И есть такие личности, как Билардо и Грондона, которые палец о палец не ударили, но при этом присвоили всю заслугу себе, словно это они сделали аргентинцев счастливыми. Им неизвестно, что значит сыграть в финале чемпионата мира, они не знают, какие чувства испытываешь, надевая футболку «альбиселесты». Поэтому я могу смотреть им в лицо, и я знаю, что однажды вернусь в сборную.

– Ты по-прежнему надеешься на это?
– Да, конечно. Но только когда уйдут эти двое. Им осталось недолго...

– Грондона повторял, что ты останешься во главе сборной, даже если уйдут твои помощники...
– У аргентинской сборной еще никогда не было столь заслуженного тренерского штаба. И вот теперь эти люди сидят дома в пижамах.

– Грондона – старый маразматик?
– Он три раза в год ложится в клинику La Prairie (известная швейцарская клиника, специализирующаяся на омоложении и косметических операциях. – Прим. ред.), и уже только из-за этого его можно так назвать.

– Грондоной манипулируют его сыновья?
– Я с уважением отношусь к Хулио, а вот с Умберто мне хотелось бы встретиться лицом к лицу. Но я не думаю, что он – мужчина.

– Руджери причинил тебе вред?
– Да, потому что он поддерживал близкие отношения с теми, кто был на стороне Грондоны. Но я все равно всегда и везде буду говорить: Руджери отдал жизнь за футболку «альбиселесты», и я не мог его бросить на полпути.

С БАТИСТОЙ ПИТЬ НЕ БУДУ

– Фальсьони подходит на роль главного тренера «Боки»?
– Нет. Я желаю ему всего наилучшего, но на эту роль он не годится.

– Ты его однажды уже забраковал, высказавшись в пользу Басиле, который теперь тебя не может видеть...
– Не я порвал с Басиле отношения, это сделал он сам. Вспомни, когда он приехал из Санта-Фе, то уже больше не тренировал, а я помог ему подписать кое-какие контракты.

– Ты раскаиваешься в том, что дал ему рекомендацию?
– Нет, вовсе нет. Басиле был единственным, кто мог установить баланс между лидерами сборной и молодняком. Никому из тренеров это было не под силу.

– Басиле считает, что ты «подсидел» его с помощью Месси, Агуэро и Хайнце...
– Что он имел в виду? Что я сделал так, чтобы футболисты плохо играли или мяч летел мимо ворот? Я не верю, что он так обо мне думает, потому что в прошлом он сам был игроком. А вот от его поганого окружения, которое пишет всякие гадости в Twitter и несет чушь на радио, можно ждать чего угодно.

– Почему Месси не забил ни одного мяча на чемпионате мира, а в «Барселоне» забивает по два, по три за игру?
– Просто в сборной перед ним не открылись ворота – ничего более. Все его удары либо отбивали вратари, либо они приходились в штангу. Лео прекрасно отыграл на чемпионате и в общении со мной показал себя настоящим феноменом.

– Почему же Месси не встал на твою сторону? Сейчас он уже вице-капитан...
– Об этом надо спрашивать его, а не меня. У Месси есть полное право выбирать того, кто ему нравится. После матча с Германией он пришел ко мне в номер, и мы обо всем с ним поговорили. После этого Лео со мной больше не общался, но не нужно его в этом винить, потому что потом со мной уже не общался никто.

– Ты выпьешь чашечку кофе с Серхио Батистой?
– Нет. Мне кажется, у него в голове случилось короткое замыкание, и мне не понравилось, как он повел себя в определенных ситуациях. Но я все равно желаю ему достичь со сборной того, чего не удалось мне.

– А с Рикельме?
– С Рикельме – да. И когда он говорит, что ради «Боки» мы все должны сделать все возможное и невозможное, я понимаю его без вопросов. Но, после того как он заявил о каких-то там «принципах», «кодексах», я с ним уже не встречался. Когда я был тренером сборной, то говорил всего лишь, что он должен занимать позицию на двадцать метров ближе к нападающим. Я действительно искренне благодарен Рикельме за то, что он сделал для «Бока Хуниорс», и дай бог, чтобы он продолжал радовать болельщиков.

– Ты когда-нибудь будешь тренировать «Боку»?
– Я думал, что меня позовут уже сейчас, но этого не случилось. Амеаль (Хорхе Амор Амеаль, президент «Бока Хуниорс». – Прим. ред.) не может отличить мяч для регби от футбольного, поэтому он выбрал Фальсьони. Вратаря! Но когда-нибудь они увидят меня на скамейке запасных этого клуба.

ИСТОРИЯ ОДНОЙ ЗАМЕНЫ

Первый серьезный конфликт между Диего Марадоной и Карлосом Билардо произошел, еще когда их пути пересеклись в «Севилье». 12 июня 1993 года клуб из столицы Андалусии встречался с «Бургосом», и участие в том матче Марадоны, испытывавшего сильные боли в колене, было под вопросом. Тем не менее он появился на поле, отыграл первый тайм и вышел на второй, сделав в перерыве три обезболивающих укола. Марадону со словами «ты должен остаться» отправил на уколы сам Билардо, и тем удивительнее, что через десять минут он же принял решение заменить лидера команды. Уходя с поля, Марадона крикнул так, что слышали даже телезрители: «Билардо, что же ты за сволочь!».

На следующий день состоялась новая встреча Марадоны и Билардо, которые сначала спорили на повышенных тонах, а затем перешли на взаимные оскорбления. Что произошло потом, Марадона подробно описал в своей автобиографии «Yо soy El Diego... de la gente»: «Мы орали друг на друга, как сумасшедшие. «Ты не можешь так поступать со мной, я всегда делал тебе только добро!» – кричал он мне. «Кто? Ты? Я пошел на то, чтобы в меня три раза всадили иглу, а ты меня все равно заменил!». Тогда он не выдержал и толкнул меня. И когда он меня толкнул, я, в свою очередь, тоже потерял разум и врезал ему так, что он рухнул, как мешок с дерьмом... А когда я собирался добить его, то понял... что не могу этого сделать. Тут прибежали Клаудия, Маркос и оттащили его в сторону. Он продолжал кричать: «Ну, ударь меня, ударь!»... Сегодня, вспоминая тот эпизод, я понимаю, почему не смог тогда ударить его еще раз – потому что он плакал... Спустя несколько дней после той драки Клаудия позвонила Глории, супруге Билардо, которая рассказала, что ее муж все время сидел на таблетках, засыпал со снотворным. Я отправился его навестить, и он попросил у меня прощения за то, что так со мной поступил».

СЛОВА

– Есть вещи, о которых говорят только в кругу семьи или в определенной компании. Этот сеньор очень много разглагольствует о правилах и кодексах, в том числе этических, но похоже, что у него самого они отсутствуют. Пусть мне уже 79 лет, но определение «маразматик» ко мне не относится. Я сам предложил ему продолжать работать со сборной Аргентины, но для этого нужно было договориться насчет тренерского штаба, состав которого мне не нравился. Если бы Марадона нашел общий язык с теми, с кем должен был, все от этого только бы выиграли. /Хулио Грондона, президент АФА/

– Я никогда не скажу ничего плохого о Диего, но наша с ним «связь через пуповину» прервалась окончательно и бесповоротно. И при всем этом я молчу об очень многом, и делаю это исключительно из уважения к дочерям Марадоны. Скажу только, что в 1985 году мне пришлось воевать с целой страной ради того, чтобы Марадона стал капитаном «альбиселесты». Мне также пришлось защищать его от нападок прессы, которая ставила ему в вину – и не без оснований – то, что в «Барселоне» он практически отбывал номер, а с «Наполи» не стал обладателем Кубка чемпионов. Выступая на стороне Марадоны, мне не раз и не два приходилось терять свое лицо. /Карлос Билардо, координатор всех аргентинских сборных/

© Источник: http://futbol-1960.ru/ // Текст: Андрей Скворцов // Сканировала: Lady Nimier
This page was loaded Jun 24th 2019, 10:01 am GMT.