Викторина (sportvictorine) wrote,
Викторина
sportvictorine

Запись №1825 /«Локомотив», интервью/


PROспорт №15 (130), 31 августа – 13 сентября 2009

НАЧАЛЬНИК СОСТАВА

Из всех команд российской премьер-лиги самое удивительное превращение походу сезона пережил московский «Локомотив». Неуверенно стартовав, на финиш «Локо» накатывает уже в претендентах на медали. У побед много отцов, но журнал встретился с самым главным – с президентом «Локомотива» Николаем Наумовым.

ПРЕЗИДЕНТ И ДЕНЬГИ

– За время президентства появились черты характера, которым вы не рады?
– Я футбол теперь смотрю другими глазами. Прежде любовался, а сейчас не могу понять – хорошо играет моя команда или не очень. Слишком переживаю за каждого игрока.

– Я видел, у вас водитель. Лишаетесь удовольствия ездить самому?
– Не настолько уж люблю это дело. До Димы Сычева мне далеко – тот часами может об этом говорить, да так вдохновенно! Однажды оказались вместе в поездке, а Сычев как раз новый автомобиль купил. Хоть подержанный, но очень крутой. Принялся мне рассказывать – как скорость набирает, как в нем комфортно... Надо было слышать. Просто кулинар.

– Самый интересный способ, которым зарабатывали деньги?
– Я чем только не занимался: откармливал бычков на мясо, рюкзаками возил на Украину пресс-формы для литья одноразовых шприцов... С компаньоном утюгами лепили полиэтиленовые пакеты, упаковывали пресс-формы, навешивали ярлычок. Потом рюкзак за спину – и в Харьков, на завод. Там денег не было – так дали нам два вагона телевизоров и один одноразовых шприцов. Это была первая моя большая сделка. Еще возил на Урал из Средней Азии колбасу.

– Ливерную?
– Копченую.

– Тоже в рюкзаках?
– В ящиках по 700 кг. Причем летали только пассажирскими самолетами. А уже потом создали инвестиционную компанию.

ПРЕЗИДЕНТ И МОЛОДЫЕ

– Самая смешная проблема, с которой игрок явился в этот кабинет?
– Ох, сколько таких было! Мне приятно говорить с молодыми – при всех их странностях. Однажды приходит парень, ему 18 лет: «Николай Алексеевич, дома ни копейки денег, а надо сдавать сессию. Вы же знаете преподавателей, надо с подарками приходить... Если нет денег- можете не давать. Но если есть – дайте тысяч 30».

– Что сделали?
– Взял борсетку, достал – «На!». Был другой случай. Есть у нас мальчишка из Ульяновска. Вдруг узнаю, что у него умер отец. Инфаркт. А парню не на что ехать хоронить. Приглашаю в кабинет, протягиваю деньги: «На, езжай. Помоги матери, оставь ей немного». – «Нет, – отвечает, – я не возьму». – «Почему?» – «С какими глазами я должен брать у вас деньги?!»

– Уговорили?
– Объясняю ему: «Скоро ты станешь знаменитым футболистом. Будет большая зарплата – тогда отдашь». Еще один наш талантливый мальчишка каждый день ездил на тренировки из области. Хотел ему снять квартиру, так он отказался: «Я буду жировать, а папа с мамой там останутся жить?» Сняли квартиру для всей семьи.

– Уход молодого Кокорина в «Динамо» ничего не изменил в вашей системе? По-прежнему юные получают 5000 руб., а с 18лет – 5000 евро?
– Не изменил. Я не сторонник исключений, но они есть. Есть, например, центральный защитник Беляев. Заменил как-то Сенникова после травмы, сыграл с «Амкаром»... В его контракте было записано: два матча в основном составе – другая зарплата. И повысили.

– Спиваков говорил. Что за 30 лет существования «Виртуозов Москвы» не уволил ни одного человека. А вы?
– В футболе так нельзя. Здесь у людей быстро замыливается взгляд. Их надо менять. Это самые тяжелые для меня разговоры – когда приходится объявлять об увольнении.

– И каким был самый тяжелый разговор, который помнит этот кабинет?
– С одним агентом. Есть у нас игрок юношеской сборной России, воспитанник «Локомотива». Шесть лет у нас учится. Время заключать контракт – и вдруг приходит агент: «За его подпись – $500 000». Отвечаю: «Парень, это ты «Локомотиву» должен 500 000 – потому что игрок, нами воспитанный, будет тебя кормить».

– Говорят, один ваш футболист накануне сезона запил. Это тоже проблема для президента?
– Все проблемы – для президента!

– В Киеве прежде выпивох кодировали, да и дело с концом.
– Против воли не зашьешь.

ПРЕЗИДЕНТ И ТРЕНЕР (1)

– Давайте поговорим про бывшего вашего тренера. Говорят, вы Рахимова отстранили от работы с командой, но заставляли ходить на работу с девяти до шести.
– Как вам сказать... Не совсем так. Мне и сейчас передают: дескать, Рахимов говорит про вас нелицеприятное, будто вы не футбольный человек и т.д. Я всегда спрашиваю: «А что бы вы говорили о человеке, который вас уволил? Разве хорошее?» Понятно, это эмоции. В его контракте было 30 пунктов. Лишь один из них – тренировать главную команду.

– Что было еще?
– Селекция, анализ и т.д. Отстраняя Рахимова от работы с командой, я сказал: «Мы обязаны выплатить всю зарплату за оставшееся время. Такой суммы у меня в столе нет, ее надо найти. Придется согласовывать решение с советом директоров. Поэтому работай пока над другими пунктами контракта. Твой рабочий день – с девяти до шести вечера. Приходи, садись и анализируй». Это было воспринято как оскорбление.

– Рахимов разочаровал вас как человек?
– У него есть черты характера, которые помешают работать тренером. \

– Например?
– Очень закрытый человек, малообщительный. На прощание сказал ему: «Рашид, я очень виноват перед тобой. Не в том, что освобождаю от должности, а в том, что дал такой контракт. Под его грузом ты просто сломался...»

– Хорошее-то в нем было?
– Он очень трудоспособный, может день и ночь работать. Но когда результата не стало, началась другая история. Рахимову стало казаться, что все вокруг его подсиживают. Этот хочет ему зла, тот подсиживает, третий наводит поклеп, теперь он говорит: разговоры, мол, постоянно шли, хотели его убрать... Да ничего подобного.

– Многим были подозрительны его покупки. А вам?
– Если тренер говорит, что без этого игрока никак, – президент вынужден соглашаться. Иначе работы не получится. Рахимову я обязан был верить.

– Нет ощущения, что вас обводили вокруг пальца?
– Есть некоторое... По некоторым моментам мне стоило занять позицию пожестче. Отказывать. Опыта не хватило. И твердости характера. Что бы Рахимов ни просил, я соглашался. За исключением совсем уж явных нелепостей. Помню, привезли к нам аргентинского защитника. Делаем медицинский анализ – и выясняется, что у него патология. Очень серьезное заболевание сердца. Тем не менее Рахимов приходил ко мне ежедневно. Твердил, что этот аргентинец ему нужен и надо обязательно покупать. Тут уж я сказал жестко: нет, покупать не станем. Это был единственный случай, когда сказали «нет».

– Сколько он стоил?
– Около 5 млн евро. Красивый парень, мощный. После первой встречи я сказал: «Да-а, это сильный, наверное, игрок!»

– У вас нет желания провести внутреннее расследование по прошлым покупкам?
– А зачем? В любом случае подпись под контрактами ставил я. И вины с себя не снимаю.

– Главный селекционный провал на вашей памяти?
– Перрейра, полузащитник. Купили его в «Мальорке».Как его брали – уникальная ситуация. Допустим, сегодня в полночь закрывается трансферное окно.Так за пять минут до закрытия мы отвезли его документы в РФС. Я до последнего сомневался, что Перрейру стоит брать. Под всякими предлогами пытались Рахимова отговорить. Но он включил все рычаги, чтоб передавить ситуацию.

– Звонил Якунину?
– Звонил председателю совета директоров. Без конца говорил про этого футболиста: «Этот опорник мне нужен, без него помру, игра не ладится. Как только его купим – все пойдет, во втором круге заиграем...» Ладно, купили. Тот приезжает – и вдруг не играет. Что? Почему? А он, оказывается, приехал с травмой. Мы-то не смогли провести нормальное медобследование, покупали Перрейру в последний момент.

– Футболист слабый?
– У него была неплохая статистика в «Мальорке», за четыре года сыграл около 120 матчей. Играть умеет, хоть и не выдающийся футболист. У него от смены климата пошли бесконечные надрывы на мышцах. 10-15 минут отыграет, рывок – и все. Без конца повторялось. Пришлось расставаться.

– Рахимов от вас ушел богатым человеком – и еще долго может ездить по стажировкам?
– Это правда. Он ушел богатым человеком.

ПРЕЗИДЕНТ И ТРЕНЕР (2)

– Произошло ли перераспределение обязанностей в клубе с приходом Семина?
– Нет. А почему оно должно было произойти? Юрий Палыч занимается тем, что тренирует первую команду, я руковожу клубом – это автономные должности. У каждого есть должностные инструкции, в рамках которых мы и работаем. Семин делает то, что прописано в его контракте, но никакой лишней работы он на себя не взваливает и не должен. Да, он не только тренирует, но и занимается селекционной, аналитической работой – всего у него в контракте 25 или 26 пунктов, но все они достаточно стандартны для любого нашего тренера.

– Вам часто приходится общаться, решать вместе какие-то вопросы?
– Конечно, каждый день. Текущих вопросов очень много: кому-то нужно изменить условия, кто-то женился, кого-то достойно проводить. Если мы не будем вместе работать, то не получится у нас хорошего клуба.

– Переговоры с Семиным о возвращении в «Локомотив» вели вы?
– Да. Они не заняли много времени, дольше длился его уход из киевского «Динамо», где ему доверяли, где он многого достиг и откуда ему трудно было уйти.

– Почему он все-таки на это решился?
– Тут причина, как мне кажется, на поверхности: «Локомотив» – родной клуб Юрия Палыча, он много лет ему отдал и теперь вернулся домой – а возвращение всегда приятно. Да, там ему было комфортно, он выиграл чемпионат, играл в Лиге чемпионов, но все это он променял на свой родной клуб.

– Есть ведь и еще одна причина: Семину вернули клубные акции?
– Этих деталей я не знаю, это вопросы акционеров, и я в них не лезу. Мы с Семиным во время переговоров данный вопрос не обсуждали. Видимо, он разговаривал об этом с руководителями РЖД.

– Правда ли, что Семин до последнего не знал об уходе Билялетдинова?
– Да, мы старались держать трансфер в секрете, любая утечка информации могла привести к негативным последствиям – например, снижению суммы трансфера. Мы хотели сделать так, чтобы эта сделка до последнего оставалась делом только двух клубов. Да, Юрий Палыч о ней, безусловно, поздновато узнал, но мы в итоге с ним посоветовались, и, как бы тяжело ему ни было, он все понял.

– Первая реакция Семина какой была?
– Он был недоволен, очень сетовал, что только-только сложилась игра команды, и тут будет вырвано такое важное звено. Но мы купили Вагнера, который усилит команду, поправился Торбинский – мне кажется, полузащита у нас укомплектована неплохо.

ПРЕЗИДЕНТ И ПРЕЗИДЕНТЫ

– Вы общались со многими известными футбольными людьми Европы. Кто особенно удивил?
– Поразил хозяин «Лацио» Клаудио Лотито. Этот Клаудио – главный мусорщик города. Его фирма убирает все государственные учреждения. Удивительный человек! Я был в Риме, отправились в ресторан. Он говорит: «У меня 200 га под Римом, собираюсь строить новый стадион. Проект уже готов. Хочешь посмотреть?» – «Да, – отвечаю. – Хочу». Прямо в ресторан привезли огромный ватман, расстелили на столе. Говорю: «Ужасный проект. Вас ждут сплошные убытки. Много спортивного, мало коммерческого». Он задумался на секунду, потом поворачивается к парню, который привез чертежи. – «Видишь? Я тебе говорил об этом! Господину Наумову было достаточно одного взгляда, чтоб все понять!» Потом часа три сидели над этим проектом.

– Еще кто запомнился?
– Президент «Севильи». Очень хорошо меня принимал. Я интересовался школой, у них уникальные результаты. За 13 лет школа «Севильи» выпустила 65 футболистов топового уровня. Что-то небывалое.

– Был у вас за последнее время хоть один момент, когда были близки к нервному срыву?
– Да, был. Прошлогодний матч с «Химками», разговоры по Спахичу... Сама игра отвратительная. На матче был Якунин, и мне стало так стыдно! Я видел, что футболисты просто не хотят играть. Никакого огонька. На следующий день приехал на базу и сорвался. Только когда сел в машину, понял – так нельзя.

– Бросить все и уйти самому не хотелось?
– Бывали минуты. Когда понимаешь, что бьешься о стенку головой – и ничего не получается. В такие моменты я закрываю кабинет и иду туда, где занимаются юноши. Сразу начинаю оттаивать. В футболе легко реабилитировать душу. А в жизни могу достать гитару, я иногда бренчу. У меня дача под Питером – обожаю выйти на берег Финского залива, сесть на камешек и просто смотреть на воду. Когда совсем трудно – лучшего не придумаешь.

– В Москве такие места нашли?
– В Москве вообще никуда не выбирался. Вся жизнь в работе. Знаю только Сокольники да Черкизово.

© Сайт источника: http://www.prosportmagazine.ru/ // Текст: Дмитрий Донец // Фото: Гульнара Хаматова // Сканировала: Викторина


{материалы по теме}

• 26.08.2009 Президент «Локомотива» Николай Наумов: «Пришлось извиниться перед Семиным» // Николай Наумов: «Не хотели афишировать сделку раньше времени» >>>
• 25.07.2009 Николай Наумов: «Задачу занять как минимум третье место с повестки дня никто не снимал» >>>
• 22.07.2009 Президент «Локомотива» Николай Наумов: «Семину нужна связка между атакой и полузащитой» >>>
• 10.07.2009 Николай Наумов: «Лимита на трансферы у нас нет» >>>
• 04.07.2009 Президент «Локомотива» Николай Наумов: «Цель прежняя – тройка призеров» >>>
• 30.06.2009 Президент «Локомотива» Николай Наумов: «Семин просил купить плеймейкера и форварда» >>>
• 27.05.2009 Президент «Локомотива» Николай Наумов: «Семин сказал: «Позовете – приду» // Николай Наумов: «Филатов часто помогает нам дельными советами» // Николай Наумов: «Считаю верным сделать ставку на собственных воспитанников» >>>
• 01.09.2008 Президент «Локо» Николай Наумов: «Рахимов отработает три года» >>>
• 29.08.2008 «Локо» под ударом. Помимо арбитра Ковалева, в Грозном досталось Пелиццоли и Фининьо >>>
• 12.07.2008 Николай Наумов: «Дорогих покупок «Локо» позволить себе не может» >>>
• 24.11.2007 Президент «Локомотива» Николай Наумов: «СЭ» для меня – как настольная книга» >>>
Tags: «Локомотив», Наумов, интервью
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment