?

Log in

No account? Create an account
Спортивные увлечения Викторины
Запись №1751 /Голландия, тренеры: досье/ 
22nd-Jun-2009 10:37 am
цветы глядели на воду
Еще один Гус из Голландии

PROспорт №10 (125), 8 – 21 июня 2009

ОРАНЖЕВАЯ ЗЕЛЕНЬ

Волны успеха Гуса Хиддинка и Дика Адвоката занесли в Россию еще десяток тренеров из Голландии. Зачем они сюда едут, чему удивляются и что хотят изменить – на эти вопросы отвечает данное исследование.

ХОДЫНСКОЕ ПОЛЕ – островок футуризма посреди Москвы. Остров уже обитаем: район, отстроенный за последние несколько лет, частично заселен, теперь на удивительные строения можно не только заглядываться, в них можно жить. Совсем недалеко от дома-бублика, четырех гигантских карандашей и поломанного белого куба, покрытого черными пятнами, раскинуты два футбольных поля. Под гул резвящейся ребятни и аплодисменты облепивших забор родителей здесь тоже делают будущее – футбольного ЦСКА.

Йелле Гус, коренастый кучерявый блондин, – редкий пример того, что в современной Москве трудовые мигранты бывают не только из Средней Азии. Гус смотрит вдаль и показывает рукой на дом, в котором живет. Оперативно отыскивать собственное жилище – далеко не единственное, чему голландец научился в Москве за два года. Гус охотно общается с юными игроками на русском, чеканя все футбольные термины. Хотя Гус возглавил детские команды ЦСКА лишь в 2007 году, к российской границе он подобрался очень давно. В 2000-м он переехал в Эстонию – ассистировать главному тренеру сборной Арно Пайперсу, пока не сменил его спустя четыре года. До переезда в Прибалтику у Гуса была недолгая карьера в любительском футболе и авторитетная работа в Федерации футбола Нидерландов – он руководил скаутами, прочесывавшими на предмет талантов Амстердам и окрестности.

– Уйти в юношескую академию после работы в национальной сборной – это понижение?
– В Эстонии моей главной функцией было развитие. Даже работая в сборной, я отвечал за всю систему лицензирования: когда я приехал туда, там не было тренеров с лицензиями УЕФА – ни B, ни A, ни Pro-категории. Я работал с юношескими командами. И переход в ЦСКА, разумеется, нельзя считать разочарованием или понижением. Еще работая в Эстонии, по соседству с вами, я сказал себе как-то: «Фух, какой же у России потенциал!»

39-летний Гус почти наверняка не лукавит – в Голландии работа директора академии ценится чуть ли не выше должности главного тренера профессионального клуба. «У нас главные тренеры – не такие звезды, как в России или Украине, – говорит Хенк фон Стее, работавший в академии донецкого «Шахтера». – Отвечать за юниоров «Фейеноорда» гораздо престижнее, чем руководить первой командой «Херенвена» или «Гронингена». Тренера нанимают на несколько лет, а академия отвечает за глобальное будущее клуба. Допустим, в клубе появился талантливый 18-летний форвард, но тренер первой команды не хочет брать его к себе. Если директор академии или главный скаут настоят, то парень окажется в составе. Президент клуба просто скажет: «Коуч, вы должны взять его».

Для России бывший тренер сборной Эстонии подходил по всем параметрам: он не только голландец, но и Гус. Пусть латиницей фамилию армейского тренера и имя волшебника Хиддинка пишут по-разному, в России это звучит как лишняя рекомендация. Связи и репутация пришлись бы Йелле Гусу весьма кстати: за два года голландец понял, почему так много российских игроков пропадает при переходе в профессиональный футбол, и нашел выход – организовать юниорский чемпионат России.

– 17 лет – последний год обучения в академии, – объясняет Гус, открывая ноутбук и листая бесконечные файлы-презентации. – Вы знаете много игроков, которые в возрасте 17 лет были бы игроками своих клубов? Акинфеев, Криштиану Роналду и Зеедорф? Думаю, все. Следующий шаг 17-летнего игрока – футбол 21-летних, турнир дублеров. Да, если выпускник суперталантлив, он заиграет там. Но он все равно будет на четыре года младше остальных – значит, слабее и в физике, и в тактике. Тренер дубля хочет побеждать и потому будет ставить того, кто сильнее сейчас, а 17-летнего оставит на скамейке. 17-летний либо исчезнет вовсе, либо уйдет в первую или вторую лигу. Там он встретится со взрослыми людьми, снова будет среди слабейших и снова не сможет играть. Думаю, мы должны сделать отдельный турнир для игроков 18 и 19 лет – чтобы они играли с равными.

– Вы говорите по этому поводу с коллегами из других клубов? Вас поддерживают?
– Это решение должен принимать не я, а ваша футбольная федерация. Еще вопрос: как тренеры юношеских сборных U-18 и U-19 просматривают игроков? Они же в большинстве своем сидят на скамейке. Если будет отдельный турнир, тренеры решат эту проблему, а у игроков будет больше времени, чтобы расти. В Голландии эта система работает давно. Скажем, Клас Ян Хюнтелар – пример позднего взросления. В свое время он уезжал из ПСВ в маленькие команды и мог бы не играть сейчас в мадридском «Реале», если бы не расширенная футбольная система Голландии. Или Денис Бергкамп. Если бы решение о его будущем принимали, когда ему было 17, не факт, что он стал бы звездой. В том возрасте он был о’кей, но не был особенным. Но позже и он, и Хюнтелар начали расти. Игроки, которые взрослеют поздно, в футболе всегда были и всегда будут. И им нужно где-то играть.

Самый известный выпускник армейской школы последних лет – Георгий Щенников. Юноша, которому в конце апреля исполнилось 18, уже полгода бегает в основе ЦСКА и полностью отыграл матчи за оба армейских трофея-2009 – Кубок и Суперкубок страны. «То, что он по-явился в стартовом составе так быстро, – приятный сюрприз, – делится впечатлением Гус. – У него было время, ему некуда было торопиться. Но он начал играть еще при мистере Газзаеве, а мистер Зико сейчас тоже дает шанс молодым. Каждую неделю, каждый месяц заметно, что Щенников прогрессирует – в футбольном смысле, не в физическом».

В одном из своих интервью Гус разговорился о новых талантах и признался, что в составе ЦСКА 1996 года рождения растет «новый Роналдиньо», которого уже хотел переманить к себе амстердамский «Аякс».

– Я бы не хотел, чтобы вы упоминали сочетание «новый Роналдиньо» – это только давит на игрока и может остановить его развитие. Единственное, что я хочу сказать: на одном из турниров, где мы принимали участие, я общался со скаутами «Аякса» и упомянул фамилию этого парня. Скаут сказал: «Мы знаем его, он есть в нашей базе». – «Удачи. Но он наш», – ответил я. Эта фраза не значит, что «Аякс» хочет купить его, это просто комплимент».

Пока Гус позирует фотографу, на поле идет тренировка одной из старших команд академии – молодые игроки шлифуют подачи в штрафную. Фланговый игрок скверно принимает мяч, отпуская его к угловому флажку. «Что за прием? – ворчит тренер. – Надо мягче, там должно быть как пластилином намазано!» Йелле Гус не слышит этого замечания, но спустя час говорит о том, что его больше всего удивляет в менталитете российских игроков и тренеров:

– Если ты работаешь с детьми, ты должен не только влиять на них, но и заинтересовывать. Если ты кого-то учишь, должен дать ему простор для роста. И ты не должен постоянно говорить, ЧТО ему делать. Ты должен спрашивать игрока: «Как ты мог бы поступить в этой ситуации?» Если мы дадим игрокам больше ответственности, мы заставим их думать. Разве во время матча я могу докричаться до противоположного фланга? Нет. Разве я могу докричаться хоть до кого-то, когда на трибунах 40 000 человек? Нет. Меня удивляет, что мы всегда говорим, что делать. Я даю футболистам некоторые инструменты, но применить их в деле они должны сами. Нельзя все время наказывать игрока — кричать, что он отдал неточный пас или упустил голевой момент. Он и сам это знает. Вытащите болельщика из стадионного ресторана – он проорет то же самое. Но ты тренер и ты должен спросить. Отвечая, игрок будет думать. К тому же, когда ругаешь, заставляешь игрока бояться. А процесс обучения идет намного лучше, если быть на позитивной волне.

НЕСМОТРЯ НА РАННЕЕ УТРО, Луи Кулен весел и бодр. Сегодня ночью закончились его законные выходные: целую неделю он провел в Голландии с семьей, следующие три посвятит работе в России. На сайте Футбольной академии Коноплева, в которой Кулен трудится старшим тренером, он представлен как человек, который говорит на шести языках: голландском, английском, немецком, французском, испанском и русском (начальный уровень).

– Откуда вы знаете испанский? – удивляюсь я.
– Я учил его перед тем, как отправиться в кругосветное путешествие. Мой маршрут был проложен через Южную Америку, и без испанского там было бы тяжело. Путешествие я совершил в 1986 году – Берлинская стена была на месте. Я странствовал с рюкзаком, встречал много интересных людей, путешествовал вместе с ними. Мне было 34 года.

– Большинство российских тренеров, которые прочтут это, подумают, что вы сумасшедший.
– Бросьте, такая поездка – отличная вещь для жизненного опыта. К тому моменту я 10 лет работал учителем физкультуры в школе и решил посмотреть мир. Я посетил около 20 стран: Канаду, США, Мексику, Никарагуа, пять стран в Южной Америке, Австралию, Новую Зеландию, Индонезию, Малайзию, Таиланд, Китай, Россию, Польшу. При этом всю Россию я проехал на поезде – по Транссибирской магистрали, семь дней в пути.

Человека, который с рюкзаком на плечах исследовал Латинскую Америку и трясся по России на поезде, кажется, не испугала бы и работа со сборной сектора Газа – вопросы о холодных зимах и загадочной русской душе ему можно не задавать. Тем более, земляка в Тольятти рекомендовал заслуженный голландец России Гус Хиддинк – оба работали в Эйндховене: Хиддинк тренировал ПСВ, Кулен – ФК «Эйндховен». Кулен считает, что в протекции Хиддинка полно преимуществ:

– Я иностранец, но был поставлен сюда Гусом Хиддинком. Это хорошо, потому что Хиддинк – большой человек в России, притом абсолютно заслуженно. Это помогает. Я не должен объяснять тренерам, кто я такой и откуда взялся. Они знают: я человек Хиддинка, знают, что надо делать, так что – let’s go! Тренеры быстро приспособились к моей работе, и уже через пару месяцев я чувствовал себя не иностранцем, а одним из них.

– Пять иностранных языков, которые знает Кулен, – это, скорее, предмет зависти, – говорит Александр Эйдельштейн, вице-президент Национальной академии футбола. Подписав для сборной России Хиддинка, НАФ и ввела моду на голландцев. – У человека есть интерес, которого у нас нет. У нас люди как на рельсы поставлены: встал, отработал и ушел. Голландцы получают удовольствие не только от отдыха, но и от труда. Понятия «трудовая повинность» у них нет. У них все как fun.

Первой проблемой в России Кулен, как водится, называет язык: «Ты прилетаешь, заходишь в аэропорт, и, хоть он и международный, понять там ничего нельзя». Языковой барьер не снижает активность Кулена в стенах Академии Коноплева. Проводя время с журналистами из Москвы, 57-летний голландец ведет себя как заведенный: перекидывается парой фраз с руководством, шутит с приехавшими скаутами «Челси», роскошной улыбкой приветствует барышень – учителей общеобразовательной школы – и бесстрашно шлепает по весенней грязи, чтобы выйти к берегу Волги и попозировать там перед фотокамерой.

– Русские тренеры привыкли работать в выжидающей манере, – продолжает Кулен, перепрыгивая через лужу размером с вратарскую площадь. – Они не такие открытые, как голландцы, англичане и многие другие европейские нации. Это часть культуры, это не составляет проблемы, просто к этому надо приспособиться. Русские тренеры выжидают, но тренер должен быть источником идей. Они должны научиться: не надо молча стоять со свистком и наблюдать. Они должны вдохновлять детей.

Говоря о детях, которые растут в Академии Коноплева, Кулен умиляется тому интересу, с которым они работают с иностранцем: «Когда я веду тренировку, у всех широко открыты глаза и рты. Это очень мило. Молодые игроки очень восприимчивы ко всему, что я говорю». Сами игроки голландского начальника уважают, хотя и не скрывают, что спуску он им не дает. «Клевый мужик. Но строгий – ваще!» – признавались сразу несколько игроков академии.

– Кулен показал: футбол – это не простое пинание мяча, это система, – говорит Эйдельштейн. – Например, Кулен заставил собирать бутылки после тренировки. Всем раньше было все равно: попил и бросил. Еще на тренировках не должно быть посторонних людей, даже родителей. Вещи, которые не входят в систему методических наработок, но это прививание культуры футбола. Без нее, наверное, мастером не стать.

– Дети покидают дом, когда им 11-12 лет, – Кулен объясняет, почему в его арсенале есть не только пряники, но и кнут. – Домашнее обучение – очень важная часть человеческого развития. Я имею в виду не школу, а социальное и эмоциональное воспитание, которое они получают от папы, мамы, братьев и сестер. Тренеры должны быть вместо отцов и чувствовать ответственность не только за футбол. И хороший отец – это строгий отец. У меня двое детей, и обоих я воспитываю точно так же, как и учеников академии. Я хочу быть строгим, но справедливым. Если на поле есть дисциплина, но ее нет за пределами поля, например в школе, – это плохо. Многие думают, что они здесь только для футбола, а школа – что-то совсем не важное. Это не так. О жизни после футбола ты должен думать уже сейчас. Когда я сюда только приехал, дети ходили рядом со школой и играли с телефонами. Уроки уже пять минут как начались, а их там нет. Это не дисциплина!

– ГЛАВНЫЙ КРИТЕРИЙ – РЕЗУЛЬТАТ. А они его дают, – Эйдельштейн объясняет, почему НАФ ставит на голландцев. – Великие игроки бывают везде. Но так чтобы это было на потоке – это, наверное, единственная страна. Кроме того, голландские тренеры достаточно мобильны. Вырвать испанца из своей среды и поставить здесь сложнее, чем того же Кулена, который не помнит, когда последний раз проводил в Голландии больше месяца. Какой будет результат – говорить рано. Мы не так давно были в «Шахтере», там голландскому эксперименту три года и пока только один Селезнев проходит в основной состав. Пока неизвестно, прижился ли у нас голландский футбол и дал ли он что-то. Хиддинк – дал. Остальные – посмотрим через четыре-пять лет.

Донецкий эксперимент, о котором говорит Эйдельштейн, был связан с Хенком ван Стее. Голландский тренер, поработавший в «Фейеноорде» и АЗ, два с половиной года возглавлял академию донецкого «Шахтера». При нем донецкие юниоры начали ездить на самые престижные соревнования, а в школе пропали игроки, попадавшие туда по блату. В 2008 году ван Стее оставил на своем месте голландского преемника и уехал тренировать «Де Графсхап» (не очень удачно – клуб весь сезон провел в аутсайдерах). Причиной расставания называли конфликт с главным тренером «Шахтера» Мирчей Луческу – голландец настаивал на том, чтобы тот хотя бы постепенно подпускал к составу молодежь. «Это неправда, – говорит ван Стее. – Луческу – отличный тренер, у нас были хорошие отношения. Проблема в том, что у него слишком много игроков с большой зарплатой. Но это не его ошибка. Это философия клуба».

Содержать известного голландского специалиста, если это не Хиддинк и не Адвокат, – это те же самые деньги, что и контракт среднего российского футболиста. Зарплата тренера, возглавляющего академию в России, по разным данным, колеблется от 100 000 до 200 000 евро в год — плюс оплата перелетов, переводчика, связи, жилья. Годовой оклад ван Стее в «Шахтере», по неофициальным данным, составлял около 400 000 евро. В Голландии такое жалование можно получать лишь на должности главного тренера одного из ведущих клубов – «Аякса», ПСВ или «Фейеноорда». Вопрос, почему голландцы так охотно едут в Восточную Европу, отпадает сам собой.

– Может ли такое случиться, что из Голландии повезут всех подряд? – спрашиваем Гуса Хиддинка. – В России теперь принято думать: раз тренер голландский, значит, хороший.
– Во-первых, на уровень специалиста надо смотреть независимо от национальности – будь он голландец, бразилец или японец. Во-вторых, в Голландии достаточно хорошая система образования. Не только для главных тренеров, но и для тех, кто работает с детьми. Ну и кроме того, ситуация не выглядит так, что пришли два голландских тренера и вытесняют всех остальных. Наоборот, мы хотим помочь российским специалистам. Когда мы привозим тренеров из Голландии, мы знаем: у них должно быть достаточно качеств, чтобы помогать и обмениваться знаниями с местными коллегами.

О голландском образовании многое может рассказать Игорь Корнеев. Помощник Хиддинка в сборной должен стать первым российским специалистом, тренерские университеты которого проходят в самом правильном месте. Пару недель назад Корнеев вернулся из Голландии с лицензией А – она позволяет тренировать клубы первого дивизиона и быть ассистентом в премьер-лиге. «Зенит» уже предложил ему работу спортивного директора, а Хиддинк благословил на совмещение. «Голландцы очень самокритичны – и к себе, и к окружающим, – Корнеев объясняет, почему тренерское образование в Нидерландах столь эффективно. – Всегда есть впечатление, что они чем-то недовольны. Они постоянно хотят все улучшать. Например, в курсе, который я только что сдал, со следующего года появится еще один экзамен. С каждым годом все сложнее и сложнее».

– Реклама не всегда совпадает с реальностью, – добавляет Эйдельштейн. – Я раньше тоже думал, что бразилец – это обязательно хороший игрок. Но в середине 90-х я видел Жуниора и Да Силву – первых бразильцев, которых привез в Россию Валерий Овчинников. Тогда я понял, что, наверное, не все футболисты из Бразилии хороши. Но Хиддинк – профессионал высочайшего уровня, имеющий огромный авторитет в мире, и он не будет его опускать. Он не будет советовать просто голландца. Если он говорит, что этот тренер неплохой и что-то понимает в футболе, значит, так и есть.

– Но и итоговый успех это тоже не означает?
– В футболе гарантировать успех не может ничего. Зато если ничего не делать, успеха гарантированно не будет.

ГОЛЛАНДЦЫ В РОССИИ

Гус Хиддинк | сборная России, главный тренер, 2006 – …
Дик Адвокат | «Зенит», главный тренер, 2006 – …
Кор Пот | «Зенит», тренер, 2006 – 2008
Берт ван Линген | «Зенит», тренер, 2009 – …
Арно Пайперс | «Зенит», руководитель молодежного департамента, 2009 – …
Роберт Одерленд | «Зенит», физиотерапевт, 2008 – …
Раймонд Верхейен | сборная России, тренер по физподготовке, 2008.
Луи Кулен | Академия Коноплева, старший тренер, 2008 – …
Нико Лабом | «Динамо», старший тренер школы, 2008 – 2009
Роланд Вроманс | Академия Коноплева, тренер, 2009 – …
Йелле Гус | ЦСКА, директор детско-юношеских команд, 2007 – …
Михел Нордейк | ЦСКА, тренер по технике юношеской академии, 2009 – …

ГОЛЛАНДЦЫ В МИРЕ

За пределами Нидерландов работает больше ста голландских тренеров. Многие возглавляют профессиональные клубы и национальные сборные: Хенк Тен Кате («Панатинаикос»), Лео Беенхаккер (сборная Польши), Луи ван Гал («Бавария»), Пим Вербек (сборная Австралии), Эрвин Куман (сборная Венгрии), Руд Крол (южноафриканский «Орландо Пайретс»), Ари Хан (китайский «Чонин»). Самое экзотичное место работы выбрал Ад де Мос – в прошлом году он был назначен тренером сборной Вануату.

Однако самая востребованная сфера деятельности голландских тренеров – юношеский футбол. В сети даже существует сайт www.dutchcoaches.com, на котором всем желающим предлагается выписать из Голландии лицензированного детского тренера. «Может быть, футбол изобрели британцы, но нет сомнений, что голландцы тактически и технически довели его до совершенства, – убеждают на сайте. – Почему бы вам не пригласить поработать со своими детьми голландского тренера? Дайте ребенку шанс стать Робином ван Перси или Рудом ван Нистелроем».

© Источник: http://www.sports.ru/blog/dud/14033421.html // Текст: Юрий Дудь


{смотрите также}

• Тематическая подборка «Тренеры» – подробные иллюстрированные биографии известных наставников и президентов футбольных клубов >>>
This page was loaded Aug 18th 2019, 1:57 am GMT.