?

Log in

No account? Create an account
Спортивные увлечения Викторины
Запись №1536 /Франция, интервью/ 
20th-Feb-2008 09:05 am
припаркованная

«Спорт-Экспресс» 20.02.2008 (ссылка на статью)
Текст: Александр Просветов


МИШЕЛЬ ИДАЛЬГО: «ЧТОБЫ КОМАНДА БЫЛА ВЕЛИКОЙ, НУЖНЫ ВЕЛИКИЙ ВРАТАРЬ И ВЕЛИКИЙ БОМБАРДИР»

Этот тренер сделал Францию чемпионом Европы-84. И та его команда с Платини, Жирессом, Тигана незабываема. Как незабываем был, для тех, кто его видел, севильский полуфинал ЧМ-82. Пусть меня простят почитатели германского футбола, я, не скрою, болел тогда за «Трехцветных», будто за своих. Супруга до сих пор с возмущением вспоминает, как я заорал, нарушив семейный сон, когда Жиресс забил третий гол. Потом французы пропустили два мяча и проиграли по пенальти. Но тот матч запомнился даже больше, чем победные произведения 84-го, потому что то было футбольное Искусство. И вот в Марселе я встретился и побеседовал с главным тренером той команды.

ПРИМЕТИТЬ ПЛАТИНИ БЫЛО НЕСЛОЖНО

– Не считаете, что вам повезло? Вы же имели возможность работать с такими творческими личностями, как Мишель Платини и компания.
– Но ведь это я их выбрал и призвал в сборную. Приметить Платини было несложно. Это всякий сделал бы. А вот Тигана с его 59 килограммами? Или коротышка Жиресс? Я включил в команду четырех полузащитников-диспетчеров – еще был Женгини. Говорили, что я сошел с ума. Но мы стали чемпионами Европы, потому что эти парни прекрасно управлялись с мячом. Платини и Жиресс могли не только обыграть кого угодно, но и сделать передачу на 40 метров. У Тигана, правда, для этого техники не хватало – он был способен на игру в радиусе 10 метров. А в сегодняшнем футболе нет прежней способности к созиданию.

– Не преувеличиваете?
– Отнюдь. Прежде диспетчер-созидатель был в каждом клубе. Теперь кругом отбиральщики (так во Франции, если переводить дословно термин recuperateur, называются опорные полузащитники. - Прим. ред.) Они отвоевывают мяч, но не знают толком, что с ним делать дальше, теряют его... И беда.

– Вам не кажется, что в современном футболе просто требуется не один диспетчер, а несколько, что в идеале острую передачу должен уметь сделать любой полузащитник?
– А где они, великие конструкторы атак? Назовите! Клубы ищут не их, а борцов. Зидан был одним из последних, кто играл не для себя, а для команды. Марадона и Платини были на поле творцами и в то же время забивали много голов, но таких больше нет.

– Добиться по-настоящему крупного успеха может только команда, в рядах которой есть гений, желательно даже не один?
– Гениев сегодня мало. Чтобы быть успешной, команде требуются прежде всего прекрасный вратарь и бомбардир. Вокруг этих двух фигур можно выстроить коллектив.

– На Кубке Африки-2008 у Кот-д'Ивуара и Камеруна были Дрогба и Это'О, но чемпионом стал Египет.
– Оба только-только восстановились после травм, а вернуться на высочайший уровень тяжело. С другой стороны, в сборной Египта собраны отличные футболисты. Их не считают звездами, потому что они не хотят уезжать из своей страны. В результате у них нет всемирной известности. Им и на родине очень хорошо платят. Вратарь египтян Эль-Хадари играл фантастически. Я уже сказал, что для успеха нужен надежный голкипер – так вот: у Египта он есть.

ТАПИ УГОВОРИЛИ ВЗЯТЬ «МАРСЕЛЬ» НА ПРИЕМЕ В ЧЕСТЬ ГОРБАЧЕВА

– Вы пришли в «Марсель» в 86-м вместе с Бернаром Тапи, а покинули его в 91-м, хотя тогда клуб доминировал во Франции, добрался до финала Лиги чемпионов. Почему? Все же тогда еще шло хорошо?
– У нас возникли разногласия с президентом Бернаром Тапи. Я создал, как и обещал, центр по подготовке молодежи, то есть выполнил свои обязательства. Когда мы взяли клуб, у «ОМ» имелся стадион, но не было тренировочного поля. Команда занималась на газонах любителей: один раз здесь, другой раз – там. Не было вообще ничего! Секретарши надевали перчатки – и давай печатать прямо на трибуне.

– В чем заключались в то время ваши обязанности как генерального менеджера «Марселя»?
– У меня были большие организаторские полномочия. Тапи не жил в Марселе – он постоянно находился в Париже, а я занимался как администрированием, так и подбором игроков. Это я привлек в команду и Жиресса, и Папена, который играл в Бельгии и уже подписал предварительный контракт с «Монако». Тапи же не разбирался в футболе настолько, чтобы определять потенциал игроков. Это я ему сообщил, например, что есть такой футболист Ферстер. «Кто такой, где играет?» – спросил Тапи. «В Германии, защитник». Тапи сел в свой самолет и отправился заключать контракт – финансовые вопросы я не решал. В общем мы в сжатые сроки создали в Марселе крепкую команду, хотя до нас она финишировала 17-й, едва не вылетев из высшего дивизиона (это было в 1985 году, а год спустя «ОМ» закончил чемпионат на 12-м месте. – Прим. ред.)

– Правда, что возглавить «Марсель» Тапи подвигла писательница, супруга тогдашнего марсельского мэра? Причем это совпало с визитом во Францию Михаила Горбачева?
– Да. Во время званого обеда в здании МИД на набережной д'Орсе Тапи за столом огласил новость, что он вместе с Мишелем Идальго берет под свое крыло футбольный клуб. Правда, речь шла не о «Марселе», а о «Тулузе». Там же находилась Эдмонд Шарль-Ру, муж которой был не только мэром Марселя, но и министром внутренних дел. И она сказал: «Месье Тапи, почему бы вам не прийти на помощь «Марселю»? Он ответил: «Охотно приду. Скажите, пожалуйста, мужу, что я хотел бы с ним встретиться». Министр нас принял. И многое пообещал. К сожалению, через два месяца он скончался, а его преемник на посту мэра не обеспечил нам все, что предполагалось.

– Как вам работалось с Тапи, человеком, прямо скажем, непростым?
– Наше сотрудничество прекрасно складывалось до тех пор, пока он не захотел сам решать, каких игроков приобретать, не стал обращаться с тренерами, как с пешками. После этого я отказался с ним работать, хотя он и уговаривал остаться. Я не мог согласиться с таким подходом. Но это не значит, что мы начали друг против друга военные действия.

– Считаете, как и многие марсельцы, что Тапи сделал много хорошего для «ОМ»?
– Да. До тех пор пока не произошла эта история с подкупом «Валансьена», вследствие которой «Марсель» сослали на два года во второй дивизион. Не знаю, что в ней правда, что нет, как не знаю подноготную и прочих дел, которые связывают с тогдашним «Марселем».

ФРАНЦИЯ ОПЕРЕДИЛА ДРУГИХ – ВОТ И ВЕСЬ СЕКРЕТ

– Когда с 1982 по 1986 год вы работали национальным техническим директором Французской федерации футбола, каким был круг ваших обязанностей?
– Я был одновременно руководителем всех сборных, поскольку продолжал работать главным тренером национальной команды.

– А Жерар Улье, занявший ту же должность сейчас, какие функции выполняет?
– Он отвечает за подготовку тренеров и молодежи, разработку методик. В принципе это сфера любительского футбола. Однако подготовка молодых футболистов и тренеров в итоге касается и профессионального спорта.

– Считается, что французский футбол совершил впечатляющий прогресс благодаря Жоржу Булоню, который занимал пост национального технического директора до вас. Это так?
– Французский футбол поднялся на мировой уровень благодаря двум людям: Фернану Састру, ныне покойному президенту федерации, который обеспечил стране проведение чемпионата мира, и Булоню, техническому директору, произведшему подлинную революцию. Это он обязал профессиональные клубы создать центры подготовки молодежи, ввел тренерские курсы.

– Но вы тоже внесли немалый вклад?
– В практическом плане. А названные люди были великими организаторами, которые позволили мне, как тренеру, получить великих игроков. Почему у меня в команде были Платини, Трезор, Жиресс, Рошто? Да потому, что в 1973 году были созданы центры подготовки. А мы потом в 1982-м принесли французскому футболу мировую репутацию, пусть и проиграли в полуфинале первенства планеты, а в 1984-м стали чемпионами Европы. И между прочим, спустя месяц Франция завоевала звание чемпиона Олимпийских игр. Это казалось немыслимым. Таких титулов Франция не завоевывала никогда прежде. А импульс дали центры молодежи, которые у нас, считаю, лучшие в мире по сей день.

– В России тоже сейчас строят поля, образуют центры подготовки молодежи.
– Это делают везде. Но нам повезло в том, что мы опередили других. И победа на мировом первенстве 1998 года – итог той работы.

ЧЕМПИОНАТЫ МИРА ПРИДУМАЛ ФРАНЦУЗ

Здесь я допущу отступление, чтобы рассказать о революционных предложениях, с которыми Идальго выступил два года назад. 75-летний ветеран футбола выдвинул ряд предложений по реформированию системы начисления очков. Всего их шесть. Вам судить об их целесообразности:

1. Два очка за голевую ничью и одно – за нулевую.
2. Одно дополнительное очко команде, открывшей счет.
3. Серия пенальти после ничьей. Победитель получает два очка, проигравший – одно.
4. Поощрение за победу с крупным счетом. Например, за выигрыш с разностью больше, чем в два мяча, начисляется пять очков, в один или два – четыре, за результативную ничью – три очка, за нулевую ничью – два, за поражение с разрывом менее чем в два мяча – одно очко, больше – ноль.
5. За победу с разностью больше, чем в два мяча, – три очка, меньше – два.
6. Матчи играются, как в еврокубках: по системе дома – на выезде, желательно в течение недели. Дополнительно очко начисляется команде, забившей больше голов на чужом поле. В случае равного счета по итогам двух игр пробиваются 11-метровые.

– При обсуждении тренеры и игроки высказались за пятый пункт, я же был за шестой, – заметил Идальго. – Это предложение, как мне представляется, было самым разумным. Люди, ведя в счете с минимальным разрывом, знали, что стоит поднатужиться и забить второй гол. В других чемпионатах забивают больше. Административный совет Профессиональной футбольной лиги поручил мне придумать нечто для увеличения результативности, повышения зрелищности матчей, привлечения на стадионы больше публики. Я попытался. Мне особенно понравилась собственная идея с одним очком по итогам двух матчей – по подобию Лиги чемпионов. И, между прочим, Canal+, обладающий правами на показ матчей, сказал: «Вперед». Вот сейчас прошла игра «Марсель» – «ПСЖ». Через неделю они встретились бы вновь. По-моему, это было бы увлекательно.

– Во что же все уперлось?
– В премиальные. Люди, забивающие голы, получают деньги. А деньгами ничего хорошего построить нельзя. Созидание всегда и всюду происходит благодаря людям, их мыслям, а не финансам.

– Почему было не устроить эксперимент в каком-нибудь третьем любительском дивизионе?
– Я об этом и говорил. Даже не в третьем, а во втором, профессиональном. Такая формула придала бы соревнованию «перчику». Но людям свойственно бояться чего-то нового. А бояться-то не нужно. В конце концов это французы придумали Олимпийские игры и чемпионаты мира по футболу.

В ПОРТУГАЛИИ ЗА МЕНЯ ИГРАЛ БРАТ-БЛИЗНЕЦ

– Как вас занесло в Конго?
– Меня часто об этом спрашивают, но я никак не пойму почему.

– Так свидетельствуют справочные материалы. Вы там якобы два года работали.
– Меня пригласил президент этой страны. Но я пробыл только два дня. Он просил взять сборную, однако я не согласился. Туда по моей протекции направился специалист из клуба «Осер», который создал там футбольную школу.

– В то время, когда вы работали со сборной Франции, в ней было сравнительно немного темнокожих игроков, теперь же у нас говорят, что это «черная команда».
– Как сказать... Когда я приехал в Москву во главе национальной команды в 80-м году, в ней была целая группа выходцев из заморских владений, бывших колоний. Народ же на трибунах потешался – правда, надо сказать, беззлобно: «Какая, мол, Франция? Это – Африка». (Если Трезор – с Гваделупы, Жанвьон с Мартиники, Зимако из Новой Каледонии, то Адамс из Сенегала, а Тигана – из Мали, так что африканские корни все-таки присутствовали. – Прим. ред.).

– Поверьте, потешаются и теперь.
– Несмотря на то, что в ваши клубы приезжает много темнокожих из Южной Америки и Африки?

– То клубы, а мы говорим про сборную – в данном случае Франции, в которой масштабы черного присутствия за последние лет двадцать все-таки значительно возросли.
– Посмотрите на легкую атлетику. Темнокожим ребятам природой даны особые атлетические качества. Их нет только в плавании – более тяжелая кость. Это приводит к тому, что человек глубже погружается в воду.

– Кто, на ваш взгляд, сегодня лучший французский футболист?
– Бензема.

– А Насри, принадлежащий к породе творцов, об исчезновении которых вы сожалеете?
– Ему только 20 лет. К тому же он постоянно получает травмы. Бензема же забивает голы. Как я уже говорил, классной команде нужны вратарь и бомбардир. У «Лиона» они есть. Купе – сильнейший во Франции голкипер.

– У вас есть брат-близнец. Из него футболист не получился?
– Не получился тренер. А футболистом он тоже был профессиональным. Только если я играл за «Реймс», то он за «Ренн». Мы, кстати, оба привлекались в сборную Вооруженных сил Франции. И однажды я отдал ему свой паспорт, чтобы он полетел в Португалию на международный матч армейских команд двух стран. Никто об этом не знал.

– Неохота была лететь?
– Это ему очень хотелось. Он никогда до той поры не летал на самолете – и ему было интересно. А я получил три дня увольнения.
©


{смотрите также}

• Тематическая подборка «Тренеры» – подробные иллюстрированные биографии известных наставников и президентов футбольных клубов >>>
This page was loaded Aug 18th 2019, 1:55 am GMT.