?

Log in

No account? Create an account
Спортивные увлечения Викторины
Запись №1393 /«Локомотив», интервью/ 
6th-Nov-2007 04:20 pm
припаркованная

«Советский Спорт Футбол» №44 (179), 6 – 12 ноября 2007 (ссылка на статью)
Текст: Андрей Ванденко

БРАНИСЛАВ ИВАНОВИЧ: «С АСАТИАНИ РАЗОБРАЛИСЬ БЕЗ СВИДЕТЕЛЕЙ»

Бранислав Иванович. Давно утративший турнирную мотивацию «Локо» ни шатко, ни валко доигрывает чемпионат, раздаривая очки тем, кто в них более нуждается. Железнодорожных поклонников, по сути, волнуют лишь два вопроса: когда же уберут Анатолия Бышовца и куда уйдет сербский защитник Бранислав Иванович? Якобы ведущие клубы Старого Света готовы хоть завтра выложить за шестого номера «Локомотива» полтора десятка миллионов евро…

ЯЗЫК ДО КИЕВА НЕ ДОВЕДЕТ

– Наверное, ждете, Бранислав, вопроса о переходе из «Локо» в «Ювентус» или «Челси»?
– Не жду, но знаю, что все равно спросите.

– А вы в очередной раз отделаетесь общими фразами.
– Потому что у меня нет ответа. И не будет до той поры, пока выступаю за «Локомотив».

– Ладно, зайдем с другого бока. Хотите, назову клуб, за который точно не станете играть?
– Попробуйте.

– Киевское «Динамо».
– Почему же, интересно?

– Язык до Киева доводит, а вы, Бранислав, все помалкиваете. Значит, на Украину явно не собираетесь.
– Верно, с журналистами никогда говоруном не был. Понимаю, интервью ─ часть моей профессии, но не самая привлекательная. Лучше на поле выйду, сыграю, а вы потом напишите, что и как делал футболист Иванович. В России у меня еще одна проблема возникла ─ языковая. В школе учил английский, переезд в Москву случился стремительно, не успел толком к нему подготовиться. Сперва чувствовал себя здесь некомфортно, без переводчика почти ничего не понимал, потом начал выхватывать из контекста отдельные слова. На следующем этапе уже не только слушал других, но и пробовал говорить сам. До сих пор нередко делаю ошибки и стесняюсь этого, расстраиваюсь. Привык, чтобы у меня все в жизни получалось хорошо. А лучше – отлично.

– Выходит, адаптация на футбольном поле прошла быстрее?
– В «Локомотив» я пришел по приглашению Славолюба Муслина, с которым мы говорим на одном языке, поэтому дополнительная помощь на установках и тренировках мне не требовалась.

– То, что с российским клубом работает соотечественник из Сербии, брали в расчет, принимая решение, где продолжать карьеру после ухода из белградского ОФК?
– Конечно. Славо объяснял все, что нужно было знать и понимать, это значительно облегчило мою жизнь на первом этапе. До «Локомотива» мною интересовался «Марсель», но потом клубы, видимо, не смогли договориться о цене, и возник вариант с Россией. Все решилось буквально за месяц.

– Легко согласились на переход сюда?
– Без лишних слов. Меня все устроило: тренер, команда, чемпионат.

– Деян Яксимович, ваш агент…
– Извините, перебью: Деян – не агент мой, а товарищ. Да, он помогал при переезде в Москву, опекал тут какое-то время, но делал это, скорее, по дружбе, чем по службе. У меня по-прежнему нет агента, с которым подписал бы контракт.

– Почему?
– Потому что в «Локомотив» я шел на долгий срок и не планировал отсюда уезжать.

– Собственно, о том же говорил Яксимович, привезший в Россию Видича, Олича, Тимощука, Красича, Пьяновича. Деян подметил, что вы единственный, кто не спросил его о новой зарплате. Дескать, едете не зарабатывать, а играть в футбол. Было дело?
– Да, в первую голову думал о спортивном росте, открывающихся перспективах, а потом уже о деньгах. По-моему, нормальный профессиональный подход. При этом, конечно же, понимал, что в любом случае в России буду получать больше, чем в Сербии.

– Так и вышло?
– Не люблю углубляться в подобные темы: много, мало, сколько, кому... Знаю одно: если в каждом матче стану выкладываться с первой до последней минуты, смогу рассчитывать на соответствующую отдачу. Клуб будет заинтересован, чтобы создать мне комфортные условия для жизни. В «Локомотиве» все правильно организовано.

ИМЯ ИМ – ЛЕГИОН

– Прежде бывали в России?
– Не довелось. Ездил в Болгарию, Финляндию, Испанию, Германию, Латвию… Конечно, ваша страна поражает масштабами. Особенно на контрасте с маленькой Сербией. Я вырос в Сремской Митровице, где живет шестьдесят тысяч человек. Это в семидесяти километрах севернее Белграда. Основали город много веков назад древние римляне, назвали его Сирмиумом. О тех временах напоминают мост через реку Саву да каменные фрагменты каких-то стародавних построек.

– Так вы классический легионер, Бранислав, потомок римских воинов!
– О том история умалчивает. Во всяком случае, не слышал, чтобы наш род происходил от Юлия Цезаря или Октавиана Августа. Не думаю, будто бы папа стал скрывать от меня подобный факт.

– Но хотя бы документально подтверждено, что ваш отец играл в футбол?
– С этим никто не спорит. Правда, особенных успехов папа не добился, хотя и был капитаном городской команды Сремской Митровицы, выступавшей в третьем дивизионе чемпионата Югославии. Отец играл на позиции центрального защитника или, как тогда говорили, либеро.

– Чем сейчас занимается?
– Бизнесом. У него своя торговая фирма. Мама работает в магазине. Не за прилавком, а… как это будет по-русски?... в общем, одной из начальниц.

– Бомбардировки Югославии помните, Бранислав?
– Авиацией НАТО? Конечно. В марте 1999 года мне уже исполнилось пятнадцать лет, я заканчивал школу. Когда все началось, было очень страшно, при звуках воздушной тревоги мы вскакивали среди ночи с постелей и мчались в убежище. А потом надоело бояться, стали смеяться. Наш город от налетов пострадал не слишком сильно, по Сремской Митровице били три или четыре раза. Основные удары наносились по Белграду и другим крупным целям. Например, по Нови-Саду, где в составе местной «Воеводины» играл Милош Красич. Он ведь рано подписал первый профессиональный контракт, в четырнадцать лет. Я в таком возрасте еще не думал, будто футбол станет моей работой, главным делом жизни. По-настоящему поверил, что все всерьез и надолго, лишь перебравшись в «Локо». А до того относился как к обычной игре, хобби. После школы поступил на экономический факультет университета в Нови-Саде, проучился полгода, но потом все же оставил учебу. Совмещать лекции с тренировками оказалось труднее, чем думал. Стал пропускать одни занятия, прогуливать другие, в итоге страдали оба дела. Когда пригласили в ОФК, понял: пора определяться. Сначала надо что-то одно завершить, а потом браться за другое. Правильно в России говорят: на двух стульях не усидишь. Взвесив за и против, выбрал футбол, решил, что обязательно вернусь к учебе, но позже.

– ОФК называют кузницей кадров, Меккой для молодых игроков.
– Так и есть. Из тех, с кем начинал в Белграде, Баша сегодня выступает за «Ле Ман», Тошич – за «Вердер», Баялица – за «Црвену Звезду», Йокич – за московское «Торпедо», Райковича купил «Челси» и пока отдал в аренду ПСВ. ОФК специализируется на том, что доводит футболиста до определенного уровня и продает за хорошие деньги в серьезный клуб. Бизнес!

– Когда впервые вас вызвали в сборную?
– В 2004 году. Это была молодежка. Сыграл несколько товарищеских матчей, а потом поехал в Германию на чемпионат Европы, где в первом же поединке наши пути-дорожки пересеклись с хорватами.

– Балканское дерби?
– Когда-то была Югославия, сильная и единая страна. Потом она распалась на отдельные кусочки. Вы легко можете понять, о чем идет речь, поскольку сами пережили нечто подобное с Советским Союзом. Наверное, украинцы по-особенному настраиваются на матчи с Россией, правда? Так и у Сербии с Хорватией. Это тянется со времен, когда мы составляли одно государство. Теперь противостояние лишь усилилось. Взять верх над соседями – дело чести.

– Мало вам, Бранислав, было победить их на Евро, понадобилось еще и решающим голом отметиться!
– Да, игра завершилась со счетом 3:2, я вышел на замену во втором тайме и на 85-й минуте забил… Тот чемпионат сложился для нас удачно, мы добрались до финала и, хотя проиграли итальянцам 0:3, все равно чувствовали себя на вершине счастья. До этого сборная Сербии много лет не завоевывала медалей на международных турнирах.

– Вашей же команде удалось сделать дубль, через три года взяв «серебро» на аналогичном европейском первенстве в Голландии.
– Верно. И снова остановились в шаге от победы, уступив хозяевам 1:4. В принципе, имели шанс побороться за «золото». Голландцы повели 1:0, мы едва не сравняли счет, но мяч угодил в перекладину. Попади чуть ниже, все могло повернуться иначе. Вместо этого наш игрок на ровном месте заработал красную карточку и…

– Научились проигрывать, Бранислав?
– Не мною сказано: без поражений нет побед. Хотя, безусловно, наука тяжелая, болезненная. Четко усвоил один урок: нельзя сдаваться, пока не прозвучит финальный свисток.

– Это вы уже в составе национальной сборной Сербии поняли?
– В первой команде дебютировал в товарищеском матче против итальянцев во все том же богатом для меня на события 2004 году. Играли в канадском Торонто, наши тренеры решили не привлекать легионеров, выступавших за рубежом, и пригласили футболистов из внутреннего чемпионата. Потом была пауза, снова в сборную меня позвали перед началом отборочного цикла на Евро-2008. Играли с чехами в гостях, победили 3:1, я вышел на поле минут за десять до финального свистка. Встреча памятна еще тем, что проходила после отделения Черногории и стала первым официальным матчем сборной Сербии как независимого государства.

– Сейчас у вас сколько игр за первую команду страны?
– Семь. И один забитый мяч.

– Зато какой!
– Да, сравнял счет за две минуты до конца отборочного матча против португальцев. Если бы проиграли, потеряли бы последние шансы пробиться на Евро-2008. Гол получился важным, хотя мне не пришлось совершать ничего выдающегося, чтобы его забить. Станкович подал штрафной, Пантелич в борьбе с защитником нанес удар, после чего мяч рикошетом отлетел ко мне. Оставалось лишь переправить его в ворота…

– Сохранив Сербии надежду поехать на финал в Австрию и Швейцарию.
– Теперь, к сожалению, не все от нас зависит. В двух последних турах принимаем в Белграде Казахстан и Польшу, обязательно нужно побеждать, но даже это ничего не гарантирует. Необходимо, чтобы Бельгия не уступила в Варшаве полякам, тогда можем зацепиться за последний вагон. Конечно, самим надо было брать три очка в Ереване, но армяне играли очень цепко, не дали реализовать ни момента, в итоге ничья – 0:0. До нас в Армении не сумели победить португальцы с поляками, однако это слабое утешение, поскольку они пока решают главную задачу, а мы нет.

– Как вам играется под началом Хавьера Клементе?
– В сборной идет большая перестройка. Ушла группа ветеранов, появились молодые ребята. Процесс смены поколений редко протекает безболезненно. И появление иностранного тренера тоже непривычно для Сербии. В какой-то момент кредит доверия к местным специалистам иссяк, решили позвать опытного испанца…

– Нет пророка в своем отечестве? Ни в сербском, ни в российском?
– Да, и у вас отважились на эксперимент. Ситуации во многом похожи. Новую команду сподручнее собирать наставнику, который может не оглядываться на заслуженных ветеранов. Известно, что вашу сборную по разным причинам покинули Титов, Семак, Лоськов, Хохлов, Смертин. Отечественному тренеру труднее было бы отказаться от услуг уважаемых и авторитетных футболистов, чем иностранцу. Но и Хиддинк не сразу добился результатов. Зато теперь вы полностью контролируете ситуацию и должны попасть на Евро. Англичане больше вам не помеха, лишь сами можете себе навредить из-за ранней самоуспокоенности. Но, думаю, этого не случится.

ЛЮБОВЬЮ ЗА ЛЮБОВЬ

– Может, и в «Локо» стоит вернуть иностранца? В команде вроде бы до сих пор о Муслине с теплом вспоминают.
– Не дело игрока давать оценки тренерам. Моя задача – выходить на поле и играть, все остальное, то, что происходит в раздевалке и на базе клуба за закрытыми дверями, никогда не комментирую. Глупо спорить, потенциал команды выше места, которое мы сейчас занимаем в турнирной таблице. Уверен, «Локомотив» обязательно поднимется, надо лишь чуть набраться терпения. Сравните состав, выходивший на поле в начале минувшего сезона, с тем, что доигрывает нынешний чемпионат. По сути, это две разные команды. Постановка игры требует времени, те экспромты удачны, которые заранее отрепетированы. Со стороны, может, не слишком заметно, но мы растем от матча к матчу. Иногда что-то не получается, но убежден: движение идет в нужном направлении. Не стану прикрываться объективными оправданиями, сетовать на невезение или злые силы, скажу лишь: «Локо» преодолеет временные трудности.

– Знаете, как умные люди говорят? Нет ничего более постоянного, чем временное.
– Понимаю недовольство болельщиков, они привыкли к определенному уровню игры команды, заждались результатов, хотят видеть успехи здесь и сейчас. Отсюда порой обидные выкрики с трибун, баннеры с неприятными словами в адрес тренера…

– В этом русские фанаты наверняка напоминают сербских?
– Наши парни даже горячее. Если обидятся по-настоящему, могут и бока намять.

– С вами тоже такое случалось?
– К счастью, обошлось. Поводов особенных вроде бы не возникало. ОФК, когда в нем играл, однажды стал бронзовым призером первенства Сербии, пропустив вперед грандов – «Црвену Звезду» и «Партизана», потом финишировал четвертым.

– Значит, так низко, как с «Локо», вы в профессиональной карьере еще не падали, Бранислав?
– Не называю это падением, скорее, отступлением перед новым подъемом. Не спешите нас хоронить. В конце концов, сезон еще не завершился, впереди матчи за Кубок УЕФА, заключительная игра чемпионата. Пусть она ничего не решает с точки зрения турнирной борьбы, но профессионал должен выходить на поле и биться до конца.

– Это теория…
– Почему? Для меня практика. Разве видели когда-нибудь, чтобы я отбывал номер? Перестану себя уважать, если схалтурю, болельщикам в глаза смотреть не смогу.

– А партнеру скажете пару ласковых, если даст повод?
– Не промолчу, не сомневайтесь. Но на моей памяти не было случая, когда кто-нибудь из футболистов «Локо» играл бы в поддавки.

– Тем не менее, конфликты между игроками случаются. С Малхазом Асатиани вы что-то не поделили, очевидцы рассказывают, до рукоприкладства дошло…
– Знаете, земля слухами полнится. Историю раздули до неприличия, из мухи сделали слона. У меня с Малхазом прекрасные, можно сказать, дружеские отношения, но во время матча бывают разные эпизоды, один из них мы и решили обсудить. Делали это не на глазах у публики, а в перерыве между таймами в подтрибунном помещении, где нет лишних свидетелей. Наверное, разговор получился излишне эмоциональным, но это тоже объяснимо. Речь ведь шла о важной игре, а не о погоде в Гондурасе. Любой станет нервным, когда что-то не получается на поле.

– Кто первым начал?
– Это уже не имеет принципиального значения. Если бы вы не сказали, я и не вспомнил бы эпизод. После матча Анатолий Бышовец оставил нас в раздевалке, выслушал каждого. Мы пожали друг другу руки и более к той ситуации не возвращались. Надо делать поправку на национальный темперамент. Я искренний человек, хотя и не люблю демонстрировать чувства на показ. Это всего касается ─ и футбола, и не только. Мне нужно время, чтобы привыкнуть к новому, адаптироваться. Взять к примеру, Москву. Чем больше ее узнаю, тем сильнее влюбляюсь. На мой вкус, это самый красивый город в мире. По крайней мере, ничего лучшего еще не видел.

– Ну да. Примерно так говорил и Гарри О’Коннор, пока не вернулся в родную Шотландию, откуда с большой радостью стал поливать Россию. Настрадался бедолага здесь, еле ноги унес от русских дикарей.
– Долго не верил, что Гарри мог такое сказать. Думал, может, журналисты неверно истолковали слова или сознательно заострили негативные моменты. Я ведь в Москве много общался с О’Коннором, и он никогда не демонстрировал особенного неудовольствия. Мы встречались с глазу на глаз, никто не мешал Гарри откровенно излагать мысли. Никогда ничего плохого не говорил о тренерах, ребятах из команды, руководстве клуба. Не знаю, с чем связана такая перемена в настроении. Допускаю, Гарри пришлось труднее из-за того, что у него не было здесь земляков-футболистов. Сербская община в Москве многочисленна, меня сразу, что называется, взяли под крыло, показали, предупредили, рассказали. Конечно, у каждого в какой-то момент возникают трудности, но ни разу у меня даже мысль не проскакивала, чтобы бросить все и бежать. Хотя домой продолжает тянуть до сих пор, особого дискомфорта здесь не чувствовал. Климат похожий, ресторанов национальной кухни полно, русский язык потихоньку выучил. Какие проблемы? Все жалуются на пробки, но это бич любого мегаполиса. На первых порах клуб предоставил водителя, потом стал ездить один, научившись рассчитывать время так, чтобы не опаздывать. Понимаете, из любой ситуации есть выход, если, конечно, его искать. Гарри, например, жаловался на таксистов, дравших с него три шкуры. Приезжал на базу и рассказывал, как его опять обманули. Даже смешно было слушать: если раз попадался, будь впредь умнее, не наступай на старые грабли…

– В итоге футболист во всех смертных грехах обвинил страну. Как-то не очень красиво, согласитесь.
– Не хочу за глаза обсуждать человека, получается испорченный телефон. О себе могу сказать: у меня одно и то же мнение для русских журналистов, сербских, хорватских и любых других. Экспортного варианта ни для кого не держу.

– Кто был вашим проводником в Москве, кроме Яксимовича?
– Спахич, Якупович, Лазаревски, Красич, переводчик «Локомотива» Марко… Ни на день не оставляли одного, помогли быстро адаптироваться.

– А потом из Сербии приехала Наташа?
– Да, моя девушка. Мы земляки, знакомы еще по Сремской Митровице.

– Наверное, такая же любительница поспать, как и вы?
– Вам уже успели рассказать? Это правда: могу сутки напролет сны рассматривать. Лежа, сидя, чуть ли не стоя. Спахич с Корчагиным говорят: если Ивановича не трогать, он, как медведь, в спячку впадет.

– Не боитесь проспать счастье?
– В конце сезона нагрузка выросла, требуется больше времени, чтобы восстановиться, привести себя в порядок. После матча не сразу удается заснуть, чуть ли не до утра слоняюсь по квартире, анализирую ошибки… Ответственность за результат давит. Но свое не упущу, не беспокойтесь.

БРАНЯ КРЕПКА

– Разговор плавно течет к концу, самое время задать вопрос, который вы с самого начала ждали. Точнее, предвидели. Итак, «Ювентус», «Интер» или «Челси»? Футболку кого из грандов в будущем сезоне примерить рассчитываете, Бранислав?
– Напрасно думаете, будто стараюсь что-то скрыть. Мне в самом деле пока нечего сказать. Я реалист, не люблю строить прожекты или напускать туман. Если гадать о том, чего нет, обязательно упустишь то, что есть. Этот закон не мною выведен. Сегодня я в «Локомотиве», у нас игры через каждые три дня, нет возможности отвлекаться на постороннее, должен отрабатывать на все сто. Потом поеду в сборную, где тоже задачи стоят не из легких, я вам уже говорил. А что случится спустя пару месяцев, никто не знает. Будущее покажет. Только до него сначала надо дожить.

– Но брАня ваша крепка?
– И танки наши быстры. Так, кажется, в старой советской песне поется?
©


{материалы по теме}

• 02.10.2007 Бранислав Иванович. Поле брани >>>
• 07.08.2007 Защитник «Локомотива» Бранислав Иванович: «Переход в «Юве» – мечта любого игрока» // «Ювентус» зовет Ивановича >>>
• 20.02.2007 Бранислав Иванович. Патриот Бано >>>
• 07.11.2006 Бранислав Иванович выходит из тени. Большое интервью с сербским легионером «Локомотива» >>>
This page was loaded Aug 18th 2019, 1:46 am GMT.