?

Log in

No account? Create an account
Спортивные увлечения Викторины
Запись №1213 /футболисты: досье, Италия/ 
21st-May-2007 12:00 am
припаркованная

UEFA Champions Magazine, апрель 2007 Источник: www.acmilanfan.ru
Перевод: glazastik

СТРАННАЯ ПАРА

Гаттузо – калабриец. «Паровозная» манера бега, совершеннейшая несгибаемость, агрессия – бульдог на задних лапах, да и только. А Пирло – рядом, рукой подать: легкие шаги, изящные движения, время от времени – кивок, неловкий, робкий даже, чтобы отбросить волосы, упавшие на лицо.

Вне поля различия еще более разительны. Гаттузо марширует по устланному коврами коридору Миланелло (тренировочный центр «Милана» в Ломбардии) – размахивая руками, в куртке нараспашку. Меня, своего интервьюера, он дважды облобызал – в знак дружбы, так на юге Италии демонстрируют расположение. Гаттузо шумный, его очень много, он сама непосредственность – плюхается в ближайшее кресло, спрашивает: «Кофе будешь?». А неделю спустя, снова в Миланелло, появление Пирло – вот уж где полная противоположность. Незаметно просачивается в комнату, плащ застегнут на все пуговицы, шерстяная шапка надвинута по самые брови. Сел, вжался в спинку дивана по другую сторону стола, руки по локоть в карманах – точь-в-точь зашуганный школьник, которого вызвали к директору для крепкой взбучки. Голос – тихий, как бы севший, но куда более низкий, чем ждешь. Только во время нашей второй беседы в тот же день он расстегнул плащ и стащил с головы шапку.

Если Гаттузо вечно перебивает, отпускает какие-то шуточки, травит анекдоты, размахивает своими короткими руками, сопровождая каждое слово бурной жестикуляцией, то Пирло сидит неподвижно, на невозмутимой физиономии разве что изредка промелькнет тень улыбки. «Не люблю я эти интервью, – наконец признается он. – Лучше пусть другие говорят». Тяжелые веки, волосы занавеской – все это лишь добавляет впечатления, что этот парень – совсем уж не от мира сего. А прошлым летом в городке Флеро под Брешией, где он вырос, шумно праздновали День Пирло. «Лучше просто дома посидеть. Люблю быть в тени. Не люблю, когда вокруг меня скачут».


А сам-то он был на празднике имени себя? «Был, – отвечает Пирло, явно не обращая внимания на шутливый тон вопроса, – но постарался свести это дело к минимуму». День Пирло – так жители Флеро решили отпраздновать успех «адзурри» в Германии. В Германии, где молчаливый Пирло позволил своим ногам говорить за себя. Самое красноречивое проявление его таланта – тот элегантный пас на Фабио Гроссо в полуфинале Германия – Италия. Крученый удар Гроссо – это был кинжал в сердце хозяев чемпионата мира. Но именно Пирло вложил этот кинжал в ножны.

Неожиданно получив мяч вблизи немецкой штрафной, перед немецкими оборонительными редутами, полузащитник «Милана» искуснейшим пасом мимо троих защитников отдал мяч вправо – на Гроссо. А до этого собрал на себя всю немецкую оборону, обыграл, одурачил ее, мороча противникам головы, чтобы дать Гроссо решающее преимущество в какие-то доли секунды. И пас, и удар – это была такая невероятная красота, что даже болельщики сборной Германии не могли не восхититься ею.

«Андреа видит то, чего мне ни в жизнь не увидеть, это уж точно, – говорит Гаттузо. – Нет, у нас обоих по два глаза. Но если я вижу... ну, сорок процентов игры, то Андреа – все восемьдесят. Иногда Андреа не дает нам и ногой дрыгнуть, потому что у него у самого есть ноги. Он укорачивает поле своими пасами». В сборной Италии Гаттузо играет больше в центре, подстраховывает линию обороны. А в «Милане» его место – справа, если игра идет в три полузащитника. Пирло играет глубже, перед защитой – с этой точки и игру видно лучше, и дирижировать командой удобнее.

Маленький, худенький Пирло начинал как оттянутый форвард. Блеснул он рано – его дебют в серии А за «Брешию» состоялся два дня спустя после его шестнадцатого дня рождения. А в 2001 году как раз и был переломный момент: Пирло вернулся в «Брешию» – «Интер», подписав Андреа в 1998 году, сдал его туда в аренду, – но в команде Карло Маццоне уже был другой бриллиант, Роберто Баджо. В «Брешии» он был тем самым творцом, который и должен играть под нападающими. И вот оно, прозрение многоопытного тренера: именно Маццоне и поставил Пирло в глубине поля, перед защитой, где у него было вдоволь и пространства для маневра, и времени.

Пирло в сборной Италии

«Это Маццоне первым придумал, чтобы я играл здесь, – говорит Пирло. – И мне сразу это понравилось. Так мяч виднее. Потом перешел в «Милан», попросил Анчелотти, чтобы он разрешил мне играть в «Милане» так же, и он согласился». Итак, «Интеру», как это в последние сезоны водится, – минус, «Милану» – плюс. Наконец-то Пирло оказался в нужном месте в нужное время – а Анчелотти открыл новую эру, эру атакующего «Милана». И как апофеоз – победа в Лиге Чемпионов 2002/03, а Гаттузо считает, что лучше всего их дуэт – он и Пирло – проявил себя в финале с «Ювентусом».

Спрашиваю: есть ли у вас двоих какие-то, что ли, кодовые слова или сигналы, чтобы общаться на поле? «Нет, сейчас все как-то само собой», – отвечает Гаттузо. «Достаточно просто позвать друг друга по имени, – кивает Пирло. – Времени на разговоры нет. Даже остановиться некогда, в матчах все очень быстро». «Мы уже одиннадцать лет играем вместе, – добавляет Гаттузо. - Наше доверие друг другу, взаимопонимание – это штука просто невероятная. Мы правда здорово ладим на поле».

Свой восторг Рино выражает бурно: «Смотришь, как легко он читает игру и ведет команду вперед, – и... не знаю, просто челюсть отвисает: непонятно, как у него это выходит». Нет, ни один из них не говорит о другом как о самом что ни на есть закадычном приятеле: они часто общаются вне поля, но у обоих – маленькие дети. Дочке Гаттузо два года, у Пирло – маленький сын и совсем крошечная дочка. А вот на поле трудно представить себе более тесные отношения.

«Мало кто в мире умеет играть как он, – говорит Гаттузо о своем товарище по команде. – У него – чутье. У него – фантазия. Я? А я могу и загрызть. Я и Андреа – мы, в общем, дополняем друг друга. Мы уже вон сколько времени классно играем рядом, а… как бы сказать… закрепили мы это в том году, на чемпионате мира». Но ведь все ссорятся. Спрашиваю: вы-то когда-нибудь цапались? «Всерьез – никогда, – отвечает Гаттузо. – Он вечно надо мной хихикает. Называет «дитя юга» и ржет, если я что неправильно произношу. Блин, мой учитель умер, когда я был мелким! Нет, у Андреа классное чувство юмора – на тренировках мы с него валяемся как...». И он добавляет определение – выразительное, но, увы, непереводимое и непечатное. На поле Гаттузо – самозабвенный смутьян. «У меня рот не закрывается. Иногда ссорюсь с товарищами, но это на поле и заканчивается». Но если во время матча Рино, что называется, переклинило, – то часто рядом оказывается именно тихий Пирло, который и успокаивает своего взбешенного приятеля. «Он здорово мне помогает, – признается Гаттузо. – Иногда меня там, на поле, заносит – ну, слишком уж заносит, я имею в виду. Так что, наверное, это хорошо – быть такими непохожими, с такими разными характерами».

У этих двоих и отношения с болельщиками совершенно разные. Гаттузо истово потрясает кулаками, размахивает руками, призывая «Сан-Сиро» поддержать его команду. Пирло – полный контраст, за что и получал. В «Интере» отъявленные и нетерпеливые тифози как только не костерили Пирло за его «лаконичный» стиль общения с ними. «А, знаю, о чем ты, – говорит Гаттузо. – Ну, просто кажется, будто его ничего не интересует. Будто ему все по барабану. Ха, «по барабану»! Глупости».

Так что есть и издержки у этого внешнего олимпийского спокойствия Пирло. «Это часть меня, – говорит он. – Не только на поле. Такой вот подарок от мамы с папой. Хороший подарок, – добавляет он, будто оправдываясь. – По мне, так это моя сильная сторона, не у всех такое есть. Там, на поле, иногда бывает жарко, особенно в матчах, которые... ну, такие, – он неопределенно машет рукой. – И если у тебя хорошо с выдержкой, это помогает».

Конечно, это помогает. Самообладание Пирло сделало его отличным специалистом по пенальти и штрафным. Как-то в матче против «Модены» Анчелотти ввел его в игру со скамейки запасных прямо перед пробитием пенальти. Пирло забил. Одиннадцать лет – это в футболе целая жизнь. Ничего удивительного, что оба игрока за это время изменились. Гаттузо – по-прежнему боец, но в техническом плане он вырос просто невероятно. Сам он приписывает это его собственной войне за технику, войне против разочарования ЧМ-2002, когда критики чуть ли не на него одного повесили собак за вылет Италии на стадии 1/8 финала. Тренировки до седьмого пота – вот и весь рецепт.

Если Гаттузо-воин работал над техникой, то Пирло-«технарь» понемногу избавлялся от бесхребетности. «Я теперь сильнее и злее», – говорит он. А что делать? Соперники вечно наседают на него – хороший способ сломать игровую стратегию «Милана». «Меня «опекают» даже чаще, чем наших нападающих, – вздыхает Пирло, – но мне нравится такая ответственность». Так что же, он просто надеется на партнеров, которые должны снабжать его мячами? Ни в коем разе: «У нас в «Милане» все должны уметь драться. Нам нельзя просто стоять и ждать, пока Гаттузо отберет мяч. Иногда я сам иду и отбираю». Выражение лица при этом настолько непрошибаемое, что это почти маскирует шутку.

И сборной, и клубу расширившийся «репертуар» обоих игроков принес немалую пользу – но и Пирло, и Гаттузо упоминают об «особой атмосфере» Лиги Чемпионов. «В Италии соперники так и норовят запереться на своей половине поля, с ними не поиграешь, – говорит Пирло. – В Лиге Чемпионов все хотят победить, все атакуют. Игра более открытая, больше возможностей самим как-то организовать атаку. Мне и самому больше нравится, как я играю в таких матчах».

И хотя оба они трогательно именуют себя «парой», каждый твердо помнит о разделении труда. Гаттузо даже более склонен ограничивать себя. Спрашиваю, пытался ли он на тренировках научиться у Пирло бить штрафные. «Нет, – усмехается Гаттузо со своей обычной самоиронией. – Я лучше буду бегать или еще что, так я хоть ничего не напорчу. С талантом забивать такие мячи надо родиться – и только тогда уже над этим работать». В свою очередь, Пирло никогда не подходил к Гаттузо, чтобы тот научил его подкатам, не говоря уж о просьбах поделиться секретом, как в одиночку «возить» все нападение соперника, – это умеет только сам Гаттузо.

Гаттузо и Кубок Мира

И хотя пара по-прежнему соответствует стереотипным представлениям итальянцев (и не только итальянцев, конечно) о ней, Гаттузо вспоминает серию послематчевых пенальти в финале чемпионата мира прошлым летом – когда с лица Пирло вдруг слезло его обычное отстраненное выражение, и они с товарищем стали куда более похожи. «Я вообще решил, что на плече у Андреа сидит черт. Перед каждым пенальти он вздрагивал – и надо было видеть его физиономию. Я его редко видел таким. Может, потому что он сам промазал в Стамбуле и в Межконтинентальном кубке. В общем, когда с Францией я увидел его физиономию – про себя сказал: ха, наконец-то! Психует, как все нормальные люди!».

...Когда мой поезд подъезжал к «Милану», трудно было не обратить внимания на граффити. Сосед по купе, итальянец, любезно перевел для меня надпись: «Если Баджо – это наш принц с «хвостиком», то Пирло – наш король». Может, это слишком вычурно, однако смысл понятен. Приведя Италию к Кубку мира, Пирло стал новой любовью кальчо. Его фотографии – на каждой журнальной обложке, каждый гипнотический пас работает на его репутацию. Сроду так не хвалили и не боготворили игрока на его позиции. Нет, иной болельщик может найти ма-а-аленькое местечко в своем сердце для Эмерсонов и Клодов Макелеле, но почти вся болельщицкая любовь, как правило, предназначается этаким «конферансье» от футбола – игрокам вроде Кака и Роналдинью. Но если говорить о Пирло – тут, как говорится, вы покупаете первое и получаете бесплатно второе.

Моя задача на день была нехитрой – получить то, о чем мечтает, наверное, каждый юный болельщик. Получить от маэстро паса часовой урок – как часть нового проекта uefa.com под названием Training Ground: нынешние звезды будут учить молодежь красивой игре.

Пока Пирло в своей типичной слегка медлительной, чуть «танцующей», но невероятно изящной манере фланировал между нами – мной и всей командой Training Ground, – у меня начали дрожать колени. Кто я вообще такой, чтобы стоять на одном футбольном поле с этим парнем? Он забил пенальти в финале чемпионата мира и выиграл Лигу Чемпионов, когда ему было двадцать четыре. Меня же в двенадцать лет выперли из школьной команды за четыре автогола в девяти матчах, а когда я в последний раз пытался изобразить навес, мяч угодил в бельевую веревку, которую протянула моя бабушка, и разбил стекло в соседской теплице.

После шквала «чао-чао-чао», четырех тысяч косых и кривых передач (от меня, разумеется) и старого доброго рукопожатия мой пас из совершенно безнадежного сделался просто очень плохим.

«Тут все дело в технике и в умении собраться, – объяснял Пирло перед картинным пасом вроде тех, которыми он разрезал немецкую защиту в полуфинале чемпионата мира. – Я ведь сто лет работал над своей игрой, чтобы научиться играть, как сейчас. И тоже, между прочим, лажался. И, знаешь, забавно, сколько может сделать для игрока один маленький совет от кого-то более опытного. Надеюсь, то, что я умею, поможет молодым футболистам – тебе же вот вроде бы помогает».

Я спросил, какой совет он может дать новому Андреа Пирло, и он добавил: «Тренируйтесь до упаду и выжимайте из своего таланта все, что можно. Если вы талантливы, это еще не значит, что вы чего-то добьетесь. Нужны старание, настрой и – да, талант».

А что последовало потом, я буду вспоминать при смерти, потому что перед смертью вспоминают главное. Час, который был нам обещан, давно миновал, но Пирло даже и не порывался уходить. Помните ту рекламу, где Роналдинью пять раз подряд бьет в перекладину? Не верили своим глазам, да? Тогда читайте дальше. Пирло повернулся ко мне и спросил: «Как думаешь, попаду я отсюда в перекладину?». Отвечаю: нет.

До ворот было тридцать пять метров с лишним. Не успел я и глазом моргнуть, он с силой послал мяч вперед – и мяч, будто из пушки, поразил перекладину. Пирло опять обернулся и опять спросил: «А еще раз попаду?». Отвечаю: нет. Бум, бах. Два попадания из двух. В третий раз он и спрашивать не стал. С ума сойти: мяч попал в перекладину точнее, чем хорошая противокорабельная ракета. Когда мяч в четвертый раз отскочил от перекладины прямо к его ногам, все на поле погрузились в благоговейное и трепетное молчание. И Пирло ударил в перекладину в пятый раз. С поля он уходил, улыбаясь уголком рта, и под аплодисменты маленькой толпы, которая собралась поглазеть. Единственное, о чем я беспокоился, – все ли записала камера.
©


{материалы по теме}

• 24.04.2007 Андреа Пирло. Миланский Колокольчик >>>


{смотрите также}

• Тематическая подборка «Игроки» – подробные иллюстрированные биографии известных футболистов >>>

This page was loaded Sep 18th 2019, 8:05 am GMT.