?

Log in

No account? Create an account
Спортивные увлечения Викторины
Запись №1198 /«Локомотив», интервью/ 
16th-May-2007 12:00 am
припаркованная

«Футбол» №19 (2445), 11 – 18 мая 2007 (ссылка на статью)
Текст: Артур Петросьян
Фото: Александр Карягин

ГАРРИ О’КОННОР: «МОЙ ДРУГ, Я БРОСИЛ ПИТЬ!»

Гарри О’Коннор стал первым почти за целый век футболистом с Британских островов, переехавшим на российскую землю. Ранее по тому же пути проследовал только сэр Роберт Локхарт, который в свободное от работы вице-консулом Великобритании в России время играл в далеком 1912 году за столичных «Морозовцев».

В первый же свой год шотландец, хорошо знавший Ленина, Троцкого и друживший с Горьким, Станиславским и Алексеем Толстым, привел свою команду к чемпионству в первенстве Москвы. Та золотая медаль до сих пор занимает видное место в Национальной библиотеке Эдинбурга, правда, сам ее обладатель оставил место в истории вовсе не как чемпион Москвы, а как человек, являвшийся одним из главных подозреваемых в деле о покушении на Ленина, даже приговоренный к смерти, но затем депортированный на родину в обмен на сидевших в английских тюрьмах большевиков.

Гарри О’Коннор, перешедший в московский «Локомотив» в марте прошлого года, такой славы пока не снискал, о его персоне уже не так часто вспоминают на родине, а посетители Национальной эдинбургской библиотеки вряд ли когда-нибудь увидят золотую медаль чемпиона современной России. Тем не менее 24-летний шотландец уверен в своих силах, убежден, что своего слова он еще не сказал, и верит, что все у него в конечном счете сложится хорошо.


ЗВАЛИ В АНГЛИЮ, УЕХАЛ В РОССИЮ

Гарри производит потрясающее впечатление. Скромен, откровенен, прост. К человеку, которого он видит первый раз в своей жизни, он обращается «мой друг» и задает интересующие его вопросы, словно сам берет интервью. Начал же разговор столь нетипичный в наших реалиях футболист с извинений.

– Сразу хочу извиниться, но на сегодня мне назначили урок русского, поэтому очень долго нам не удастся поговорить.

– Ничего, бывает. Может, в крайнем случае завершим интервью в такси?
– Не вопрос, мой друг. Может, тебя заодно подвезти куда-нибудь? Меня в центр повезут.

– Спасибо. А домашнюю работу сделал уже?
– (Улыбается.) Ага, еще в школе. На самом деле сегодня у меня только первый урок. До сих пор я русским еще не занимался. И говорить на нем почти не умею. Привет! Как дела?

– Отлично! А у тебя?
– Вперед, назад, влево, вправо, спасибо…

– Впечатляет. Как, кстати, в школе учился?
– Ну так, неплохо. Но у меня в голове был только футбол. Так что школа была вот здесь, а футбол вот здесь (ребром одной ладони Гарри показал на уровне пояса, другой – чуть выше головы). Поэтому школу приходилось отодвигать куда подальше.

– Родители не ругались?
– Да нет, у меня ж батя – большой фанат «Хиберниан», и он очень хотел, чтобы я, когда вырасту, играл за родной клуб. Так что, когда меня в юности звали в «Манчестер Сити» и «Манчестер Юнайтед», я, не раздумывая, подписал контракт с «Хибс». Все-таки это мое, родное. Ну а школа… У меня там был только один любимый предмет – география. Мне нравилось узнавать новое про разные страны, про их историю, где они находятся и все такое. Так что о России какое-то представление уже имел.

– А на выбор твоей семьи в пользу «Хибс» повлияли ирландские корни («Хиберниан» стал первым шотландским клубом, образованным в 1875 году католиками из Ирландии, а Хиберния – латинское название Ирландии. – Ред.)?
– Да, наверное. Хотя чистые ирландцы в нашем роду жили, похоже, больше века назад. Оттуда, собственно, и пошла моя фамилия. Сейчас же у нас небольшая семья – мама, папа, я и сестра, и все мы гордимся своими корнями. И за сборную Ирландии я, конечно, болею не меньше, чем за Шотландию.

– Про чувства, испытываемые к англичанам, в таком случае можно не спрашивать?
– Да нет, я и за них тоже переживаю. Я знаю историю и, конечно, понимаю, что в Шотландии их все ненавидят. Но, понимаешь, мой друг, мне как футболисту трудно желать зла сборной Англии. Там ведь играют ребята, которых я знаю…

– Кто, например?
– Руни, Джеррард, Каррагер...

– Все из Ливерпуля…
– Да, а «Ливерпуль» – это моя любимая английская команда. У него потрясающая история и фантастические болельщики. И еще, перед тем как переехать в Россию, я время от времени приезжал в Ливерпуль, чтобы сходить на «Энфилд» и поболеть за команду. Атмосфера там, конечно, сногсшибательная – надеюсь, мне доведется там когда-нибудь поиграть.

– В целом, если говорить о шотландской культуре и традициях, отложило ли все это на тебе отпечаток?
– Я горжусь всем, что связано с Шотландией, с ее историей. К сожалению, я не говорю по-шотландски (диалект гэльского языка, являющийся в Шотландии официальным языком наравне с английским. – Ред.), и мне стыдно это осознавать. Просто в семье у нас всегда говорили по-английски, а в детстве я был слишком занят футболом, чтобы изучать шотландский. Но сына я обязательно отдам в частную школу и прослежу за тем, чтобы он выучил родной язык. Хотя он такой же сложный, как русский.

– А как насчет килтов и волынок?
– Я обожаю нашу музыку и постоянно ее слушаю – закачал вот недавно в свой плеер целую тонну народных композиций. Очень люблю волынку, музыку из «Храброго сердца» (фильм о борьбе шотландского народа за независимость от англичан в XIII веке. – Ред.). Забавно, что моя жена родную музыку ненавидит и в то же время отлично разговаривает по-шотландски. Вот, а насчет килта (шотландская юбка для мужчин. – Ред.), конечно, я его надеваю по особым случаям. Если на свадьбу иду, на праздник какой-нибудь или просто в гости. И на свадьбе своей я тоже был в килте. У нас так принято.

– Насколько сложным было в юности сказать «нет» всем соблазнам и посвятить все свое время игре в футбол?
– Хороший вопрос, мой друг. Многие ребята, которых я знаю, забросили футбол из-за выпивки и девушек. Пабы и подруги поглотили их целиком, и им пришлось проститься с мечтой о профессиональном футболе. Но у меня все было по-другому. Все мои мысли были связаны только с игрой. Приходил из школы часа в три дня и до десяти вечера гонял в футбол. Даже когда уже стал играть за «Хиберниан», поначалу бегал каждую неделю в свой выходной за команду из соседней деревни.

– И матчи любимой команды, наверное, не пропускал?
– Ходил почти на все матчи, особенно на самые принципиальные. Я очень не люблю «Хартс» и «Глазго Рейнджерс». С «Хартс» у нас большое дерби в городе. Фанаты ненавидят друг друга, чувствуется постоянная напряженность. Помню, однажды мы с ними играли, счет 0:0, я выхожу на замену на 80-й минуте. Идет 90-я минута, 91-я, 94-я, и тут я забиваю гол! Что там началось! Уф-ф… Весь стадион на ушах стоял, прыгал. Это неописуемое чувство, мой друг. Такого я больше никогда не испытывал…

– Сам, небось, тоже в период бурной молодости дрался за свою команду?
– Я? Нет, никогда. Только пел. Я еще в детстве ходил на все матчи «Хибс» и стоял вместе со своим другом Дереком Риорданом на самой певучей трибуне.

– Тем самым Риорданом, с которым ваша связка в нападении еще недавно считалась лучшей в Шотландии?
– Мы с ним лучшие друзья с детства. Помню, смотрели футбол и мечтали, что когда-нибудь будем вместе играть за «Хибс». И, представь себе, мой друг, мечта осуществилась. Наверное, кстати, из-за нашей дружбы мы и на поле друг друга так хорошо чувствуем. Он туда бежит, я – туда, я – сюда, он – туда. Но сейчас он в «Селтике», а я в России. Мы далеко друг от друга, но надеемся еще когда-нибудь сыграть в одной команде, а может, и в сборной.

– Где-то год назад его как раз хотел приобрести «Локомотив», но Дерек наотрез отказался перебираться в Россию. А ты, кстати, почему согласился?
– Помню, дернули мы «Рейнджерс» – 3:0, ко мне после игры подходит менеджер и говорит: «Гарри, тебя хотят подписать несколько английских клубов, надо бы все обсудить». «Не вопрос», – отвечаю. А он продолжает: «Но тут еще эти русские. Они тоже тебя приглашают…» Я задумался. Но когда со всеми встретился, понял, что Муслин – нормальный мужик и очень хочет меня видеть в своей команде. Решил, что надо переходить в «Локомотив». Да и жена сказала, что если уезжать, то лучше это делать, пока молодой, а не когда мне будет 28-30 лет.

– Но для всех в Шотландии твое решение стало шоком. Игрока сборной страны зовут в Англию, а он отправляется в Россию. Неужели здесь намного больше предложили?
– Да нет. Просто очень мало британцев играют за границей. Дэвид Бекхэм, Майкл Оуэн до недавних пор, Оуэн Харгривз – и все. Все игроки нашей сборной играют либо в Англии, либо в Шотландии. И это не есть хорошо. Так ведь не получаешь возможности для того, чтобы развиваться, приобретать новый опыт и все такое. Так что было бы очень хорошо, если бы больше наших ребят играли в Италии, Испании, России…

В родном «Хиберниане» Гарри О’Коннор был звездой, а в «Локо» ему еще предстоит раскрыться

МИСТЕР СЕМИН ВСЕ УЛАДИЛ

Гарри – человек амбициозный. В настоящий момент его задача – обратить на себя внимание тренера «Локомотива» и помочь команде завоевать какой-нибудь титул. Но в то же время шотландец – человек семейный и из-за малейшего неудобства для кого-то из членов семьи готов изменить эти цели и забыть о своих амбициях.

– Какой ты представлял Россию?
– Я знал, что медведи по Красной площади на самом деле не гуляют. Но думал, что Россия более коммунистическая страна, что ли… А тут все довольно продвинуто. Даже за тот год, что я здесь живу, Москва изменилась в лучшую сторону. Здесь есть хорошие магазины, супермаркеты...

– А здешний футбол чем-то удивил?
– Я думал, к нему будет труднее приспособиться. Но все нормально, никаких проблем не испытал. Наверное, потому, что я большой и с «физикой» у меня все в порядке. А вообще стандарт футбольного чемпионата здесь очень высокий. Во многих играх до нападающих почти не доходит мяч. Вообще я думаю, что мог бы принести очень большую пользу «Локомотиву». Кубок, например, выиграть.

– Не обидели слова Бышовца, который в поражении от «Динамо» обвинил своих игроков, в том числе и тебя?
– По-моему, это нонсенс. Тренер не должен критиковать своих игроков публично. Так не делается. Может, потому, что он тренер другого поколения, для него это нормально. Но я не знаю, как можно обвинять собственных игроков. Тем более тех, кто отдает команде все силы. Я-то вообще сыграл тогда не больше двадцати минут. И что я мог сделать, когда мы проигрывали – 1:2? До меня даже пасы не доходили. А вообще, будь у меня больше времени, я бы показал, кто умеет играть в футбол, а кто – нет.

– Может, тренер не доверяет тем, кто не может слушать его установки на родном языке? Кстати, а почему ты только сейчас приступаешь к изучению русского? Ты ведь уже почти полтора года живешь в Москве.
– Да вообще в моем контракте была куча пунктов, которые не исполнялись. Я постоянно напоминал об этом руководству, но толку не было. И вот недавно подошел к новому президенту и все высказал: по контракту мне полагается водитель – я его не получил, по контракту мне полагается учитель русского – я его не получил, по контракту клуб должен обеспечить меня квартирой, а я сам ее снимал и платил за нее. Меня это все, конечно, не устраивало. И, если бы все так продолжалось, я бы уехал. Но мы встретились с мистером Липатовым и мистером Семиным, и все изменилось за один месяц. Саша (Удальцов – пресс-атташе «Локомотива». — Ред.) нашел мне новую квартиру, мне предоставили учителя русского, и все, в общем-то, наладилось.

– Недавно ты говорил, что жене по-прежнему трудно адаптироваться в Москве и из-за этого тебе придется вернуться в Британию.
– Да, эта проблема по-прежнему актуальна. Ей здесь очень сложно. У нее нет ни друзей, ни родственников – никого. Только я и сын. Но я постоянно в разъездах с командой, на тренировках, и она все время скучает. Это нехорошо. Так что, если вдруг меня захочет летом купить какой-нибудь клуб, возможно, мне придется ответить согласием. Даже до истечения контракта, который действует до 2010 года. Или 2011-го.

– «Астон Вилла», «Уиган», «Бирмингем», «Норвич», «Вест Бромвич» – все эти клубы хотели переманить тебя этой зимой. Какой вариант звучал наиболее интересно?
– Меня вообще многие звали. Еще и «Ньюкасл» с «Глазго Рейнджерс». Я советовался с женой. Поговорил с Филатовым, он сказал, что не против моего ухода. И я понимал, что по своему контракту ничего не получу и надо было двигать. Команда была на сборе в Португалии, а я сидел дома и уже чуть ли не чемоданы собирал. Но тут в клуб пришел новый президент, позвонил мне, и все изменилось. Я передумал уезжать.

– А если уезжать, то куда?
– Я серьезно думал насчет «Ньюкасла». И «Вест Бромвича». Там работает мой бывший тренер Тони Моубрэй. Хороший мужик. Он был моим тренером в «Хибс» и здорово улучшил мою игру. Так вот он как раз позвонил, сказал, что собрал хорошую команду, и у нее неплохой шанс выйти в премьер-лигу. Наверное, я к этому варианту в конце концов и склонился бы.

– Еще тебя, если верить прессе, приглашали в «Хартс», где сейчас играет Ларри Кингстон.
– (Улыбается.) Ларри – вот такой (Гарри показывает большой палец. – Ред.) парень! Мы с ним раньше делили номер на базе «Локомотива». До сих пор часто созваниваемся. Он классный игрок, но ненавидит говорить о футболе. Я его о чем-то спрашиваю, а он говорит что-нибудь вроде: «Да забей ты на этот футбол». И начинает рассказывать про жизнь. Чудак-человек. Вот, а в «Хартс» действительно звали. Мистер Романов встречался с мистером Филатовым и говорил о желании выкупить мой трансфер. Но я отказался. Как я мог? Меня бы наши потом убили. Я же из «Хибс» (смеется).

– С кем, кстати, кроме Кингстона здесь особенно сдружился?
– Ну, вообще все ребята – мои друзья, и все очень здорово ко мне относятся. Шакер (Зуаги. – Ред.) из Туниса – отличный парень, Драман (Траоре. – Ред.) – тоже что надо.


МУЖИК, ТЕННИСИСТ И ЧИТАТЕЛЬ

Непосредственность и искренность Гарри по меньшей мере удивляют. Для человека, уже не первый год находящегося на виду и известного во всем футбольном мире, это и вовсе сродни чуду. Тем не менее он таков. Спокойно рассказывает о самом сокровенном, о своих сильных и слабых сторонах, о любимых занятиях и… выпивке, к которой он больше не притрагивается, отчего по-настоящему горд за себя..

– Чему посвящаешь свободное время?
– Люблю ходить по магазинам. Иногда с сыном ходим, он себе игрушки выбирает и все такое прочее. А когда я в Шотландии нахожусь, то люблю просто расслабиться: в гольф поиграть, в снукер (разновидность бильярдной игры. – Ред.).

– Клубы, вечеринки уже в прошлом?
– Ну да, я теперь с семьей время провожу. И в клубы, пабы ходить проблематично. Я же теперь вообще не пью.

– Да ладно…
– Да-да, серьезно. Я уже шесть месяцев в рот ни капли спиртного не беру. Ни капли, мой друг.

– Как так?
– Ну, я просто решил, что пора с этим делом завязывать, уже вроде не получаю от этого удовольствия. И сказал жене, что, мол, знаешь, собираюсь бросить. Лет пять ничего пить не буду. Она на меня так посмотрела: «Ты??? Ха, ничего у тебя не выйдет». Я говорю: «Не веришь? Спорим?». Поспорили. Полгода уже не пью (гордо)!

– Мужик!
– Ну да. А у моего дедушки и папы, кстати, отличная коллекция настоящего шотландского виски. Но мне это больше неинтересно (немного грустно, но уверенно). Я сохраняю себя свежим для общения с сыном и женой. Еще я, кстати, люблю в теннис играть. Лично знаю Энди Маррэя (главная надежда британского тенниса. – Ред.). Хороший парень, скромный, не любит быть на виду, постоянно усердно тренируется. А самое главное – за «Хиберниан» болеет. И читать я тоже люблю.

– Что предпочитаешь?
– Сейчас читаю книгу Питера Маринелло. Это известный в прошлом футболист. Джордж Бест играл за «Манчестер Юнайтед», а Маринелло перешел тогда из «Хиберниан» в «Арсенал». Они были чем-то похожи, мой друг, и каждый из них был по-своему велик. Я вообще люблю читать автобиографические книги. Особенно футболистов. Узнавать про их жизнь, семьи, жен, детей. Это очень интересно. Прочитал недавно книгу Рио Фердинанда. Потом то, что Уэйн Руни написал.

– Руни умеет писать?
– (Смеется.) А он довольно хорошо в школе учился, экзамены легко сдавал. Может, он, конечно, выглядит не очень убедительно, но вообще с ним все в порядке… У Джеррарда отличная книга. Наверное, самая интересная из всех автобиографий футболистов. Не читал?

– Только отрывки.
– О, ты много потерял, мой друг. Моя жена скоро поедет в Шотландию. Когда будет возвращаться, я скажу, чтобы захватила с собой книгу. Не пожалеешь.

ДОСЬЕ

ГАРРИ О’КОННОР

Дата рождения: 7 мая 1983 года.
Место рождения: г. Эдинбург, Шотландия
Амплуа: нападающий
Рост: 185 см. Вес: 80 кг.
Выступал за клубы: «Хиберниан», Шотландия – 1999-2006, «Локомотив», Россия – с 2006 года.
За сборную Шотландии провел 8 матчей, забил 2 гола.
©


{материалы по теме}

• 07.05.2007 Чем занимались Евгений Гинер с Гарри О'Коннором ночью в опочивальне на Рублевке. Стихотворение >>>
• 28.03.2007 Гарри О’Коннор: «Прошлогодний матч с ЦСКА – моя высшая планка в России» >>>
• 12.02.2007 Замкнутый круг для Гарри. О’Коннор бьется на трех фронтах >>>
• 06.02.2007 О’Коннор: «Если до лета все будет хорошо, с удовольствием останусь» >>>
• 13.09.2006 Гарри О’Коннор. Приключения шотландца в России >>>
• 05.09.2006 Нападающий сборной Шотландии Гарри О’Коннор: «Не так страшны российские перелеты» >>>
This page was loaded Nov 21st 2018, 9:00 am GMT.