?

Log in

No account? Create an account
Спортивные увлечения Викторины
Запись №122 /тренеры: досье/ Бенитес 
29th-May-2006 12:00 am
припаркованная
Image Hosted by ImageShack.us
2005 г. Джеррард и Бенитес с Кубком Чемпионов в аэропорту Ливерпуля.
Аэропорт носит имя Джона Леннона. Слоган аэропорта: «above us only sky» (строчка из imagine)
© Daniel Berehulak/Getty Images



Журнал Champions, апрель-май 2006.
Текст: Дэвид Котрелл Перевод Владимир Воронцов

РАФА БЕНИТЕС: «ВИДИТЕ, Я ЖИВУ ФУТБОЛОМ»

Футбольный язык Бенитеса, тренера «Ливерпуля», красноречив – это выяснил Дэвид Котрелл

С хорошо поставленным безразличием Рафаэль Бенитес снова листает страницы своей биографии, бормоча про себя: «Так вот, я тогда даже удивился, увидев старую фотографию. И сказал жене... – Здесь Бенитесу приходится вернуться к оглавлению. – Где же она? Ага, вот». На фотографии – юношеский состав мадридского «Реала» сезона-86/87. Он водит по ней пальцем и продолжает: «Так вот, я ей сказал – 1.82, 1.84, 1.82, 1.79, 1.87, 1.76, 1.88, 1.84, 1.86, 1.79, 1.68, 1.72, 1.74, 1.69, 1.78, 1.73, 1.68».

Это рост юношей, которых он тренировал почти 20 лет назад. Бенитес захлопывает книгу, и видно, что его забавляет даже не острота собственной памяти, а ее абсурдная цепкость. «Видите, я живу футболом».

В своем первом интервью Champions, которое он дал в начале прошлого года, тренер пообещал невозожное – победу в ЛЧ. Признавая при этом, что «слишком одержим футболом».

Эта одержимость принесла плоды. С того – не почудившегося ли? – стамбульского вечера наставник действующих европейских чемпионов позволил себе ровно два выходных, которые провел со своей женой в Эдинбурге и на шотландских озерах. Рассказывают, что медовый месяц супружеская чета провела Италии – у Бенитеса тогда появилась возможность побывать на знаменитой тренировочной базе «Миланелло». Это вполне в духе легенды «Ливерпуля» – Билла Шенкли, отправившегося со свадебной вечеринки на матч дублеров.

Клуб дал нам всего несколько минут, но интервью продолжается уже добрый час. Игроки выполняют свой национальный долг в сборных, и на тренировочной базе – тишина. Самое время поговорить с Рафой на профессиональные темы.

Бенитес вспоминает, как родители бранили его за то, что он каждый день после школы часа по два гонял мяч... Как он выступал за юношей в мадридском «Реале»... Как по ходу одного мини-турнира блистал в команде, называвшейся «Гроссо» – в честь бомбардира, в середине 60-х не уступавшего самому Альфредо ди Стефано... Как ловко он, тренер-новичок, срезал президента своего первого клуба... Как один игрок уволил его самого... Все это рассказывается с таким обезоруживающим чувством юмора, что, вроде бы, беспомощная английская речь и совсем уж причудливое футбольное наречие Рафы вдруг начинают даже нравиться.

«В «Вальядолиде» мы и в самом деле играли в хороший футбол – президент даже сказал, что доверяет мне. Три раза сказал, а за завтраком предложил мне новый контракт. На следующей неделе – опять за завтраком – он говорит мне: скажи агенту, что мы хотим заключить новый договор, – потому что мы так счастливы. Я ему говорю: а что, если мы на следующей неделе проиграем в Виго? Он ответил, что нет проблем – я все равно заключу новый договор» (здесь и далее прямая речь Бенитеса передана со всеми стилистическими особенностями его действительно несовершенного английского).

Бенитес чувствует язык и, когда хочет ясно высказаться, становится даже красноречивым. Конец этой анекдотической истории рассказывается стоя. «Итак, мы ведем в Виго – 1:0. А у нас был игрок, который никогда не возвращался на угловые. Это был наш самый дорогой футболист, и он никогда не возвращался. Подают угловой, и один раз он возвращается и встает в защиту. Он толкает их нападающего (Бенитес неуклюже изображает борьбу за мяч), привозит нам пенальти, и они забивают. Следующий матч мы проигрываем «Валенсии», и я – уволен».
Он снова садится и снова улыбается. «Это – футбол. Главное – учиться. В Испании говорят, что если тебя не увольняли, то ты не тренер».

У Бенитеса есть и другая любимая испанская поговорка: удача усердных любит. «Я думаю, что всегда нужно немного удачи. Чтобы выиграть финал, нужна удача. Но если вы не работали изо всех сил, вам никогда не выйти в финал. За удачей должно что-то стоять».

Это «что-то», стоящее за сказочной победой над «Миланом» и определившее весь ход его профессиональной карьеры, – страсть Бенитеса бросать вызов сильным. Все клубы, с которыми он работал прежде, были небогаты. И именно это вдохновляло его на упорный труд, дотошный анализ и поиск неожиданных решений, в которых он никогда не сомневался. Кстати, свой талант футболиста он не смог реализовать только из-за повреждения боковых связок коленного сустава.

В середине 90-х Бенитес тренировал юношей и дублеров мадридского «Реала» и ожидал повышения. Но все перевернулось с приходом Хорхе Вальдано, назначенного главным тренером. В «Реале» (Вальядолид) и «Осасуне» с ним не церемонились. Судьба улыбнулась ему в скромной «Эстремадуре», где он провел короткий, но счастливый сезон. А потом – в «Тенерифе», который Рафа вернул в первый дивизион испанского первенства. В «Валенсию», обескураженную двумя поражениями подряд в финалах ЛЧ, он пришел уже после продажи в «Лацио» лучшего игрока команды Мендьеты. Бенитес и глазом не моргнул – и можно не сомневаться, что с таким же ледяным спокойствием он принял бы и намечавшийся прошлым летом уход Стивена Джеррарда в «Челси». За 12 месяцев Рафа сделал «Валенсию» чемпионом Испании – такого успеха клуб не знал целых 30 лет.

«Я пришел туда тренером без особых заслуг. Люди говорили, что я слишком молод, что у меня нет опыта. А мы выиграли первенство – удивительно, правда? Тогда в клубе стали говорить: у нас хорошая команда, хороший тренер. Мол, все настолько хорошо, что можно ничего не делать. Они ничего и не сделали – не взяли ни одного нового игрока. И в следующем сезоне мы стали пятыми. Сосредоточились на ЛЧ, но проиграли «Милану».

«В следующем году мы поменяли двух или трех игроков, и сказали: хорошо, теперь нужно делать то, что мы делали два года назад – работать по-настоящему. У мадридского «Реала» и «Барселоны» больше денег, но у нас есть свой план игры».

В том сезоне «Валенсия» вернула себе чемпионский титул и добавила к нему Кубок УЕФА. Биография Бенитеса пополнилась двумя историческими победами над «Эспаньолом», целиком воплотившими его игровые принципы и способность «выжать из игроков 100% их возможностей». «Его цель – довести интенсивность игры до такого предела, за которым уже невозможна никакая контригра», – пишет биограф Рафы Пако Лоре. Начало таким действиям было положено «Миланом» под руководством Арриго Сакки, а затем – Фабио Капелло. «Они все изменили, потому что не давали сопернику играть, – говорит Бенитес. – Это было само совершенство, или нечто, близкое к нему».

«Они работали по-настоящему. Я много наблюдал за ними, и у меня до сих пор хорошие отношения с Сакки. Однажды «Милан» играл с мадридским «Реалом», и за день до игры я пришел на тренировочное занятие итальянцев. Я видел, как долго – очень долго – они работали над тактикой. Невероятно!» До последнего финала ЛЧ Бенитес говорил о «Милане» буквально так: «Это неудержимая машина, и если позволить ей играть в полную силу, то с ней уже не справиться».

«Интенсивность игры» – визитная карточка Бенитеса. В провинциальной «Эстремадуре» его игроки «научились действовать инстинктивно». Когда «Валенсия» второй раз стала чемпионом, команду называли «безжалостным паровым катком, боксером, который прижимает соперника к канатам и не выпускает из угла, пока тот не рухнет, и отбойным молотком».

В отличие от стамбульского чуда, в Премьер-Лиге «Ливерпулю» еще только предстоит добиться такого же результата – вернуть ту игру в одно касание, которой он когда-то славился, и добавить к ней импровизацию, которая отличает «Милан» и вызывает восхищение Бенитеса.

Многие поклонники «Ливерпуля» охотно бы променяли еще одну победу в ЛЧ на возвращение – спустя 15 лет – чемпионского титула. Для Бенитеса нарушить гегемонию «Челси», «Арсенала» и «МЮ» – такое же дело чести, каким была борьба с мадридским «Реалом» и «Барселоной». Он понимает нетерпение болельщиков.

«Я думаю не о призах, а только о том, чтобы выиграть следующий матч. Знаю, что победа в чемпионате – основная цель. Улучшив игру, мы станем ближе к вершине, чем эти три команды. О них я не думаю. У нас столько дел, что я не хочу тратить время на разговоры о них. Наша цель – улучшить работу всех отделов».

Покупка Питера Крауча, такого же высокого футболиста, каким был Джон Карью в «Валенсии», – самое заметное приобретение. Это позволило Бенитесу вернуться к схеме с одним номинальным нападающим и пятью полузащитниками, которую он успешно использовал в Испании.

Систему 4-5-1, вошедшую в моду в Премьер-Лиге, критикуют за оборонительный уклон, но Рафа считает такую критику примитивной. Он говорит, что начальная расстановка – это просто способ варьировать тактику по ходу встречи: когда защитники идут вперед, а полузащита поддерживает одинокого форварда – насколько позволяет «интенсивность игры».

«Я всегда говорю одно и то же. В чем разница между 4-3-3 и 4-5-1? Только в том, как действуют фланговые игроки – глубоко или нет. Если команду прижать, они будут играть глубоко — 4-5-1. А если вы не можете ее прижать, потому что она сильнее, чем ваша команда, то будет 4-3-3. Люди говорят о системах, но, может быть, они плохо знают системы».

«В «Валенсии» мы играли 4-2-3-1. И здесь, когда играем в свой лучший футбол, мы играем 4-2-3-1. Когда контролируем игру, когда забиваем голы, мы играем 4-2-3-1. В чем отличие? Все зависит от второго форварда. Если он возвращается за мячом, то имеем 4-2-3-1. Если он дожидается мяча, то имеем 4-4-2. Это одно и то же. Система – это чтобы расставить цифры, важно же то, что делают игроки».

В первой половине сезона Крауч играл так безнадежно, что решение держать в запасе любимца публики Джибриля Сиссе казалось прихотью. Замечательно, что в «Валенсии» Бенитес точно так же поступил с Пабло Аймаром, на которого молились тамошние болельщики.

«Это просто, – объясняет он, – когда мы говорим об игроках, мы говорим о личностях. Тогда между мной и вами есть разница. Вы идете – ну, я не знаю, – в театр, и вы видите одно, а люди – другое, потому что вы другой. То же самое – с игроками. Одни понимают футбольный стиль, культуру, язык. Другие не понимают. Я всегда говорю, что может быть игрок, который выиграет вам одну игру, а вам нужна команда, которая может выиграть первенство. Вам нужны профессионалы, потому что вы будете вместе с ними один, два, три года, а не одну игру. А иногда такой игрок – герой для болельщиков. Они видят его и думают: почему он не играет? Но он может сыграть одну игру, а не следующие четыре. Ну, хорошо, ставьте этого игрока, чтобы болельщикам нравилось, но если вы хотите выиграть первенство, вам нужны трудяги – на 90 минут, на каждую неделю, на каждую тренировку. Трудяги, у которых достаточно сил для победы».

Перефразируя излюбленное в Ливерпуле выражение, Бенитес – это не дырка от бублика. С «Валенсией» он добился того, что не удалось Луису Арагонесу, Гусу Хиддинку, Карлосу Альберто Парейре, Клаудио Раньери и Эктору Куперу. Теперь в его досье появилась запись, согласно которой, он – второй по счету тренер (первым в 98-м стал Юпп Хайнкес с мадридским «Реалом»), с первой попытки выигравший еврокубок с иностранной командой.

«По телевидению футбол не такой материальный. Нужно быть на поле, чтобы понять, что он другой, чтобы почувствовать, что он другой. Для «Валенсии» важно было победить «Реал» и «Барселону». Здесь все очень похоже, но с одним большим отличием. В Испании ты знаешь культуру и язык, а здесь тебе нужно всему этому учиться».

«Когда ты начинаешь работать, думаешь: хорошо, за шесть месяцев выучу язык и буду со всеми разговаривать. Но с языком начинаются проблемы. У меня есть одна короткая история. Когда дует ветер, ты говоришь игрокам: осторожно, мяч может зависнуть. А если я скажу: осторожно, мяч может зависеть – это непонятно, правда? Говорят, что язык футбола одинаков, но вам нужно объяснять ваши идеи, вам нужно все время учить язык».

«Другая важная вещь – я наслаждаюсь болельщиками. Этот финал в Стамбуле, эта атмосфера на трибунах, эти лица... Ты можешь проигрывать, играть плохо, а за тебя все равно болеют. Это фантастика».

Последний абзац – заготовка для новой биографии нашего героя. В одной из своих книг Габриэль Гарсия Маркес, латиноамериканский романист, вспоминает, как Франсуа Миттеран вручал ему орден Почетного Легиона. «Он сказал нечто, тронувшее меня до слез – да и его, думаю, тоже. Он сказал: «Вы принадлежите миру, который я люблю». Вероятно, Рафаэль Бенитес испытывает такое же чувство, глядя на портреты Билла Шенкли, развешанные в коридорах «Энфилда», вспоминая свои беседы с Арриго Сакки в Мадриде и Милане и счастливого полицейского на стадионе, громко распевающего в его, Рафы, честь.

«У НАС ЕСТЬ ОДНА МИНУТА, ЧТОБЫ ВСЕ ИЗМЕНИТЬ»

В раздевалке «Ливерпуля» в перерыве стамбульского финала. Рассказывает Рафаэль Бенитес:
«Было трудно, очень трудно. У нас был план. Мы начали игру, нам забили, получил травму Харри Кьюэлл. Ну, хорошо, нужно изменить план. Потом нам забили второй гол, и я думаю: сейчас будет перерыв, мы изменим игру. Тут же нам забивают третий. Теперь я думаю, что мне нужно изменить все мои заметки!

Я пошел в смешанную зону, я слышу болельщиков, и я говорю игрокам – нам нужно постараться для этих людей. Я говорю; если мы забьем, то все может измениться. И я решаю поменять систему. Я говорю; Траоре заменяться, Диди (Хаманну) готовиться. Мы будем играть 3-4-2-1. Это наша идея, понятно? Пошли, ребята (хлопает в ладоши). Начинаем работать.

Потом я повернулся к Стиву Финнэну на процедурном столе. А Дэйв Гэли (врач) сказал мне, что во втором тайме Финнэна придется менять. Я подумал, что одну замену мы уже сделали в первом тайме – Шмицер вместо Кьюэлла. Теперь Хаманн вместо Траоре, и нужно менять Финнэна – может быть, через 20 минут. Поэтому я сказал: Траоре возвращаться, Финнэну – заменяться. Финнэн расстроился, но Траоре был готов.

Я пошел к доске и думал: ладно, поставлю Шмицера на правый край, но он плохо возвращается в защиту, а мы потеряли Финнэна. Поэтому я сказал: Сиссе будем использовать в нападении, слева. А они мне говорят: Шеф, не срастается, нас же будет 12.

Забудем Сиссе! У меня же играл второй нападающий – Луис Гарсиа, поэтому я ставлю Джеррарда правым защитником. Тогда врач говорит: осталась одна минута. Итак, мы меняем игроков местами, но схема та же – 3-4-2-1. Нам повезло, что мы рано забили. Если мы снова забьем, то они повалятся. Мы забили, а потом забили еще. У Шевченко был шанс, но удача была с нами – мы ее заработали. Я всегда знал, что выиграть ЛЧ будет трудно. Но я думаю о матчах, а не о призах...»

КАК БАСКЕТБОЛ И ШАХМАТЫ ВЛИЯЮТ НА ФУТБОЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА

Бенитес увлекался спортом с юности, преуспев в плавании и дзюдо, в котором его старший брат Франсиско стал обладателем черного пояса. Рафаэль никогда не боялся переносить в футбол идеи из других видов спорта. Когда он временно исполнял обязанности директора одной из гимнастических школ Мадрида (где, кстати, познакомился со своей будущей женой), Бенитес подробно изучил теорию фитнеса. После того как баскетбольная сборная Испании выиграла серебро на Олимпиаде-84, Рафаэль заразился этой игрой. И немедленно попытался позаимствовать оттуда кое-что из тактики и методов управления игроками. Его биограф Пако Лоре пишет: «Баскетбол держится на исследовательской и аналитической работе – двух первостепенных для спорта элементах, которые практически игнорируются в мире футбола».

Увлекается Бенитес и шахматами: в Линаресе, одном из городов Арагона, где он играл после ухода из мадридского «Реала», ежегодно проводится шахматный турнир, считающийся неофициальным первенством мира. Вернувшись на «Бернабеу» и возглавив юношескую команду «Реала», он тут же поехал с основным составом на сбор в Италию – только для того, чтобы поиграть в шахматы со своим приятелем Радомиром Античем.
©
Comments 
7th-Jun-2006 05:28 am (UTC) - Рафа Бенитес
Anonymous
Delight

Вот такой вот, наш Рафа, обыкновенный гений =)
8th-Jun-2006 07:09 am (UTC) - Re: Рафа Бенитес
Да, да, и еще раз – да! Рафа воистину велик! :))
23rd-Jun-2007 08:31 am (UTC) - РАФА
Anonymous
Да РАФА это просто не человек а бочка положительных эмоций
This page was loaded Aug 19th 2019, 1:34 pm GMT.