?

Log in

No account? Create an account
Спортивные увлечения Викторины
Запись №889 /тренеры: досье/ 
6th-Feb-2007 03:44 pm
припаркованная
Джон Тошак

За свою долгую тренерскую карьеру Джон Тошак неоднократно страдал от невоздержанности на язык.


«Футбол.Хоккей» №4 (266) 06.02.2007 (ссылка на статью)
Текст: Роберт Воскеричан, Евгений Зырянкин

ТРЕНЕР. РАБОТА, КОТОРАЯ УБИВАЕТ

Роберт ВОСКЕРИЧЯН, профессор, заведующий кафедрой спортивного менеджмента Института бизнеса и права:
– Есть предложение: давай поговорим о роли наставника в современном футболе. На мой взгляд, чрезвычайно важная профессия. Всем хорошо известно изречение «Выигрывает команда – проигрывает тренер». Оно подчеркивает значимость квалификации «полководца» и, по существу, является синонимом не менее известной фразы «У победы тысячи отцов, а поражение – всегда сирота».

Евгений ЗЫРЯНКИН, шеф-редактор «ФХ»:
– Согласен, тема достойная. Только когда речь заходит о тренерах, на ум приходит еще одна фраза. Кто-то из известных специалистов точно так же рассуждал о таинствах своей профессии и в итоге пришел к заключению: «Эта работа убивает». Выходит, мы сейчас о самоубийцах будем говорить?

ВОСКЕРИЧЯН: Конечно же, нет! Говорить о тренерской профессии необходимо с исключительным уважением, поскольку приходят в нее в хорошем смысле слова «инфицированные» футболом люди. Вот пример. У меня есть близкий товарищ, с которым мы поддерживаем хорошие отношения вот уже много лет. В 70–80-е годы поиграл в первой лиге, несколько матчей провел в высшем дивизионе. Словом, как игрок звезд с неба не хватал, но футбол был и остается его жизнью. Когда перестал выступать, открыл небольшую строительную фирму, а заодно возглавил любительскую команду, которую сам финансировал и тренировал. Его заметили, пригласили на должность генерального директора провинциального клуба второго дивизиона. И вот, буквально перед Новым годом, товарищ позвонил: «Поздравь меня! Мечта всей моей жизни осуществилась!» Оказывается, его назначили главным тренером команды!

Само собой, не все выбравшие эту стезю заслуживают пиетета, попадаются среди них и откровенные халтурщики, и ремесленники, и просто рвачи. Однако в целом тренеры – это необъятный мир характеров, личностей, философий. Посмотри на Менотти, когда он руководил игрой своей команды. Это же Паганини со скрипкой! Или каков был Лобановский, этаким шкипером раскачивавшийся на скамейке! Внешне спокоен, но какие страсти скрывались под этой непроницаемой маской!

Тренер – это бесконечный стресс, эмоции, иногда бьющие через край, надежды и разочарования, без которых, к сожалению, не обходится. Это почет и слава, которые в один момент могут повернуться тыльной стороной.


ЗЫРЯНКИН: Вот-вот, я как раз щас вставлю историю про тыльную сторону. С недавних пор начал внимательно изучать летопись бундеслиги и тут же наткнулся на забавный факт. В самом первом чемпионате, в 1963 году, тренера «Нюрнберга» Герберта Видмайера, который в то время считался одним из лучших специалистов ФРГ, а его клуб входил в число ведущих в стране, после поражения от «Кайзерслаутерна» со счетом 0:5 сняли со своего поста… игроки. Причем сделали это, пока наставник брел в раздевалку. Представьте себе: заходит Видмайер в комнату, а в центре стоит капитан команды (Венауэр) и вещает: «Простите, тренер, мы вас уважаем и благодарим с болью в сердце, но мы вас уволили. Для нас это болезненно, но уже ничего нельзя изменить». Вот вам реверс почета и славы.

ВОСКЕРИЧЯН: И такое бывало. А австрийца Макса Меркеля, выигравшего в 1972 году с мадридским «Атлетико» Кубок Испании, отправили в отставку только за то, что он позволил себе высказывание: «Испания была бы прекрасной страной, если бы в ней не жило так много испанцев». Аборигены шутку не оценили…

А сегодня с тренером вообще могут расстаться на счет «раз». Если провалит турнир, куда ни шло. Но ведь увольнения следуют после трех-четырех поражений. Хорошо еще, что в последние годы отношения вышли на более цивилизованный уровень. Теперь, досрочно разорвав контракт, клуб должен выплачивать тренеру зарплату до тех пор, пока тот не устроится на работу или не истечет срок его контракта. Последний пример – Гаджиев. Отказались от его услуг «Крылья Советов», значит, обязаны до истечения срока соглашения платить. То же самое было с Петраковым, уволенным из «Москвы». Если бы он не поддался на уговоры тогдашнего президента «Ростова» Саввиди, так бы и получал положенное.

Юридически правильно оформленные отношения, конечно, облегчают жизнь, но все равно над каждым из представителей тренерского цеха висит дамоклов меч. Никогда нельзя быть уверенным на сто процентов, что придет на ум хозяевам клуба.

Вот еще случай. Года три назад, где-то в конце ноября – начале декабря, находился в компании одного приятеля, известного футбольного агента. Раздается звонок, он поднимает трубку. Слышу, отвечает: «Да, хорошо. Да, хорошо. Опорник нужен? Еще кто? Левый полузащитник? Хорошо, все понял». При этом улыбается и заговорщически мне подмигивает. Потом дает отбой и рассказывает: «Игнатенко звонил. Просит игроков подыскать». Игнатенко в то время тренировал «Торпедо-ЗИЛ». Команде удалось сохранить прописку в высшей лиге. Видимо, тренер уже прикидывал перспективы на будущий сезон и позвонил знакомому агенту, чтобы помог укрепить несколько позиций. «И что тебя так рассмешило?» – спрашиваю. «Так ведь еще три дня назад его уволили, а Петракова назначили. Все знают, а он нет!»

К счастью, Игнатенко без работы оставался недолго. В «Содовике» неплохо себя зарекомендовал. Когда там начались финансовые проблемы, перешел в калининградскую «Балтику». А с Петраковым в «Москве» потом расстались в таком же стиле…

Все это говорю к тому, чтобы показать: фигура наставника, при всей ее значимости, наиболее уязвима. Обрати внимание, в Англии, где модель организации футбола наиболее приближена к бизнес-структуре, тренеров называют менеджерами. Дело вовсе не в филологических изысках. Там фактически отсутствует институт спортивных директоров, эти обязанности возлагаются на главных тренеров. Их полномочия распространяются далеко за пределы занятий с командой, у них более широкий круг забот. Они руководят медицинской службой, специалистами по физической подготовке, селекционным отделом, организуют весь спортивный процесс. То есть выполняют функции менеджера. Думаю, это правильно. Раз тренер несет ответственность за результат и отвечает за деятельность всех этих служб, значит, и полномочия у него должны быть соответствующие. И зарплата – выше.

ЗЫРЯНКИН: О да, зарплата у тренеров завидная, она им все издержки профессии компенсирует… Помню, в 2004 году некоторое время жил в Киеве, поэтому внимательно следил за тамошними футбольными событиями. И когда донецкий «Шахтер» подписывал контракт с Мирчей Луческу, украинские СМИ сбились с ног, выясняя, сколько тот будет зарабатывать. А когда узнали, безумно обрадовались, потому что Луческу со своей зарплатой в 2,5 миллиона долларов в год попал на тот момент в восьмерку самых высокооплачиваемых тренеров мира.

ВОСКЕРИЧЯН: Аппетиты монстров тренерского цеха растут. Например, в 2005 году лидером хит-парада богатеев стал Жозе Моуринью, которому Роман Абрамович положил жалование в 5,2 миллиона фунтов стерлингов в год. В то время главный тренер сборной Англии Свен-Ёран Эрикссон зарабатывал 4 миллиона фунтов в год, Алекс Фергюсон – 3,1 миллиона, а Арсен Венгер – «всего-то» 2,3 миллиона.

У нас теперь тоже есть миллионеры. Оба родом из Голландии. Что интересно, зарплаты у обоих сопоставимые. Гуус Хиддинк получает в сборной два миллиона евро, а Дик Адвокаат в «Зените» два миллиона долларов. Для сравнения: зарплата Андрея Аршавина – 3,5 миллиона долларов в год.

ЗЫРЯНКИН: Моуринью в последнее время все уйти порывается. Дескать, не получил в свое распоряжение тех игроков, на которых рассчитывал!

ВОСКЕРИЧЯН: Действительно, как можно работать в таких условиях?! Да еще за какие-то там пять миллионов в год?

ЗЫРЯНКИН: Мне эти его эскапады напоминают Джона Тошака в бытность наставником мадридского «Реала». «Я, – говорил он, – после матча все время даю себе зарок выставить в следующий раз одиннадцать других игроков. В течение недели их число сокращается до пяти, а в выходной я опять играю теми же самыми утюгами». А потом и вовсе брякнул: «Скорее над «Сантьяго Бернабеу» пролетит свинья, чем меня уволят из «Реала». И сразу после этой фразы вылетел из клуба. Свиньей.

ВОСКЕРИЧЯН: Как ни парадоксально, но этот налет скандальности работает на «продаваемость» товара. Футбол ведь как бизнес-единица – в первую очередь создание зрелища. То есть того самого продукта, который необходимо продавать. Даже внешняя привлекательность тренера, умение говорить, излагать мысли, обосновывать свои решения играют свою роль.

ЗЫРЯНКИН: Кстати, а в чем криминал, что Аршавин получает больше Адвокаата? Лучшим игрокам везде платят больше, чем тренерам.

ВОСКЕРИЧЯН: Дело в том, что в России даже посредственные игроки получают больше, чем заслуживают, а с наставниками совершенно противоположная картина. Их недооценивают практически поголовно. Лишь некоторые не могут сказать, что ущемлены. Ведь даже с морально-этической точки зрения нонсенс, когда труд подчиненных оплачивается лучше, чем труд начальника. Это, если хотите, удар по его авторитету. Уверен, подобное противоречие рано или поздно даст о себе знать или подорвет ситуацию изнутри. Конечно, возглавляющий «Барселону» Рейкаард получает меньше, чем Роналдинью, но Роналдинью – гений, второй такой неизвестно когда появится. Он звезда планетарного уровня. У нас же нет звезд даже европейской величины.

ЗЫРЯНКИН: Угу… А тренеров европейской величины у нас пруд пруди…

ВОСКЕРИЧЯН: Виной всему в первую очередь распад СССР. Вследствие этого прервалась связь времен, нарушились десятилетиями складывавшиеся методики подготовки кадров во всех областях. Футбол не исключение. В прошлом году ушел из жизни последний из выдающихся представителей советской тренерской школы Константин Иванович Бесков, занимавший место в одном ряду с такими асами, как Аркадьев, Якушин, Качалин, Морозов, Маслов, Севидов, Лобановский… Бесков, который был знаменит не только благодаря тому, что возродил «Спартак» и привел его к чемпионству... Он оказался единственным тренером в истории, отстраненным от работы со сборной за второе место (!) на чемпионате Европы. Причем его команда выглядела достойно в финальном матче с испанцами на переполненном стадионе в Мадриде, в присутствии самого Франко…

С уходом Бескова ушла эпоха, разорвалось звено цепи, соединявшей прошлое с настоящим. Сейчас в России другой режим, другая идеология, другие порядки. Меняется и психология людей. Управлять коллективом молодых, «зубастых», совсем по-другому понимающих свою выгоду игроков – далеко не то же самое, что в советские времена. Нужны большая гибкость, дипломатический и педагогический дар. Нужно одновременно быть и воспитателем, и полицейским.

Конечно, давать оценки работе тренера должны специалисты, а не дилетанты. Считается, что самым объективным критерием в определении квалификации наставника является результат. Но и здесь есть свои нюансы. Писатель, например, может написать одно великое произведение, а потом замолчать на 20 лет – все равно останется великим писателем. Тренер подобного себе позволить не может. Если он добился какого-то успеха, а потом ушел в тень, о нем забывают. Достижения нужны здесь и сейчас. Нужно все время быть в авангарде, все время доказывать свою состоятельность.

А хорошие тренеры в России, конечно же, есть. И среднего поколения, и более молодые. Из достижений российской эпохи можно выделить пока только одно – победу ЦСКА в Кубке УЕФА, но и это уже неплохо. Если брать уровень юношеской сборной, то здесь нельзя не отметить успех сборной Колыванова, который выступал в соавторстве с Никоновым. Очень неплохую прессу получил Бородюк, причем не от ангажированной прессы, а от западной. Плюс добрые слова в его адрес прозвучали от Гууса Хиддинка. Голландец обычно похвалами не сорит.

ЗЫРЯНКИН: С недавних пор в России существует объединение, которое задалась целью поднять авторитет отечественной тренерской школы. Вася Уткин называет его «Клубом подбитых летчиков». По выражению твоего лица вижу, что ты с ним не согласен.

ВОСКЕРИЧЯН: Объединение отечественных тренеров – идея, без сомнения, верная, по этому пути давно уже пошли футбольные державы, а европейское сообщество тренеров было создано еще в середине семидесятых. Знаю, что на стадии ее обсуждения наши наиболее известные специалисты обращались за консультативной помощью к выдающемуся российскому экономисту профессору Анатолию Воробьеву. Просили его посодействовать в разработке концепции организации. Правда, на каком-то этапе от услуг ученого организаторы отказались. Возможно, решили, что справятся с задачей и сами. А жаль, потому что с помощью квалифицированного консультанта смогли бы избежать многих подводных камней и наверняка продвинулись бы в решении задачи дальше. Ведь это Воробьев в свое время подготовил акционирование «Динамо». Причем сделал это таким образом, что клуб при всех перетрясках, что с ним случились, до сих пор на плаву. «Динамо» и по сей день представляет интерес для инвесторов.

На сегодняшний день ООТ выступает сразу в трех ипостасях, что позволяет говорить о концептуальной мешанине. Объединение выполняет функции общественной организации, профсоюза и даже кадрового агентства. Объять необъятное нельзя, тем более без выверенной стратегии. Оттого, наверное, в общественном сознании сразу сформировался стереотип, будто ООТ сформировалось в пику Хиддинку и всем остальным иностранным специалистам. Формальным поводом стали публичные выступления членов объединения о том, что сборной должен руководить россиянин.

ЗЫРЯНКИН: Было бы нелепо, если бы они, объединившись, начали ратовать за иностранца…

ВОСКЕРИЧЯН: Ясно, что ведомство Михаила Гершковича не преследует цели выживания из страны варягов. У объединения совершенно иные задачи. Как общественная организация – это некий форум, который объединяет тренеров в сообщество и является объективным выразителем их идей. Как профсоюз – организация, защищающая права своих членов и имеющая кассу взаимопомощи. Как кадровое агентство – аналитический центр, имеющий досье на многих тренеров, готовый предлагать руководствам клубов кандидатуры на вакантные места, причем нести ответственность за свои рекомендации.

И никакой это не «клуб подбитых летчиков». Это люди, пытающиеся сдвинуть увязшую в болоте телегу с места. Пока получается не очень резво, но то, что наши тренеры стали в последнее время активно выезжать на международные семинары, уже радует.

Почему процесс идет медленно? Потому что год существования – это так называемый период становления. Еще нет стройности рядов, что подтверждают локальные конфликты. Между единомышленниками и членами одной организации не должно происходить такого, чтобы один «подсиживал» другого. А именно так, по мнению Гаджиева, повел себя Сергей Оборин, вступив в переговоры с «Крыльями Советов» в то время, когда Гаджи Муслимович еще там работал. Оба – члены ООТ.

Между прочим, этот инцидент еще раз подтвердил: между тренерами дружбы не бывает. Приятельские отношения, не более. Тренеры – будто волки-одиночки. Каждый сам за себя. У каждого – своя задача. Тем нужнее всем им потребность в объединении!
©
This page was loaded Aug 18th 2019, 1:56 am GMT.