?

Log in

No account? Create an account
Спортивные увлечения Викторины
Запись №637 /«Локомотив»/ Спахич 
30th-Oct-2006 02:05 am
припаркованная
Эмир Спахич и Игорь Егоров






«Ты арбитр на меня не пялься,
отведи свой тревожный взгляд. –
Я тебе объясню на пальцах
кто во всем этом виноват».
30 июля 2006 г. Раменское. «Сатурн» – «Локомотив» 1:1. Эмир Спахич (слева) и арбитр матча Игорь Егоров.


Предматчевый журнал «Наш Локо» («Локомотив» – «Торпедо», 25.10.2006)
Текст: Галина Моргун, Александр Карягин

ЭМИР СПАХИЧ: «Я НАЧАЛ ДУМАТЬ ПО-РУССКИ!»

Согласитесь, что нечасто можно встретить легионера свободно говорящего по-русски. Эмир Спахич именно такой футболист. Столь удивительный факт и то, что Эмир в течение шести месяцев защищал цвета чёрно-белых, сделали его героем «Нашего Локо» на матч с «Торпедо». Наше знакомство состоялось, когда команда готовилась к выездному поединку с «Зенитом». К сожалению, Эмир не сможет принять в нем участие из-за перебора желтых карточек. Но унылым он не выглядел и поделился желанием поехать в город на Неве и поддержать ребят с трибуны.

Спахич – интересная личность. В нём уживаются кардинально разные черты характера – спокойствие и серьёзность с весёлостью и непринуждённостью. Кажется, что ко всему он относится как профессионал: приехал в незнакомую страну – через три месяца уже говорит на её языке, следит за модой – участвует в показе русского модельера. Что уж говорить, если у него на телефоне стоит мелодия национального гимна Боснии и Герцеговины – сборной, цвета которой он защищает. Таким отношением к работе могут похвастаться немногие футболисты, поэтому подобные игроки ценны вдвойне.

– Эмир, для легионера твой русский совершенен. В контрактах с предыдущими клубами стоял пункт об изучении языка?
– Нет, такого пункта не было, это моя инициатива. Я всегда стараюсь выучить язык той страны, в которой играю. Например, я работал в Турции и пытался общаться с партнёрами на турецком. Такая же ситуация и здесь. Чем быстрее ты выучишь язык, тем легче тебе будет адаптироваться в стране, наладить контакт с ребятами.

– Сложно было выучить русский?
– Совсем нет, русский тоже относится к славянской группе языков, как и мой родной. Мне было проще его учить, чем турецкий, у нас много общих слов. Если ты приедешь в Хорватию, то будешь понимать нашу речь.

– Знание «родного» для клуба языка – показатель профессионализма игрока?
– Конечно. Я считаю, что профессионал должен учить язык той страны, в которую его занесла футбольная судьба. Взаимопонимание с партнёрами, тренерами, болельщиками не придёт без
изучения особенностей национальной культуры.

– Почему же тогда большинство легионеров, играющих в российских клубах, не владеют «великим и могучим»?
– Честно говоря, я и сам не могу это понять. Я знаю людей, которые провели в России уже два-три года, а знают всего несколько слов по-русски. Я просто поражён этому факту. Если футболист приехал в чужую страну и хочет качественно выполнять свою работу, то ему просто необходимо разговаривать со своими партнёрами на их языке.

– Может, некоторые рассматривают Россию в качестве транзита в Европу и не видят смысла учить язык... Сегодня ты здесь, завтра – там...
– Я думаю, что это индивидуально и зависит от каждого человека. Я воспринимаю изучение языка не как обязаловку. Это действительно доставляет мне удовольствие, позволяет общаться с моими русскими друзьями. Когда я приехал в «Шинник», ни слова не понимал по-русски, а потом потихонечку освоился. Очень благодарен партнёрам, которые помогали в учёбе.

– Какие первые слова ты выучил?
– Первые слова, которые я произнёс, были ругательные (смеётся).

– Ты уже думаешь на русском?
– Удивительно, но в последнее время стал замечать за собой такие вещи. Недавно я разговаривал с отцом по телефону и говорю ему: «Папа, не знаю, что происходит, я начал думать по-русски!» Он сказал мне, что ничего страшного, это нормально (смеётся).


– Как ты думаешь, какую черту характера больше всего ценят в тебе партнёры?
– Себя всегда сложно оценивать. Я думаю, что я дружелюбный человек. Например, когда приезжают новички в команду, я всегда пытаюсь им помочь. Помню, когда я впервые очутился в незнакомой стране, мне было тяжело. В «Шиннике» мне повезло, что там было много ребят, которые взяли меня под свою опеку.

– Какая черта характера, наоборот, мешает тебе жить?
– Я не особо люблю в себе копаться. Знаю, что у меня жёсткий характер, но не пытаюсь ничего изменить в себе.

– Защитник должен быть жёстким?
– Я думаю, что да. (В это время мимо нас проходит Динияр Билялетдинов) Вот у «Биляша» нет такого характера, поэтому он и не защитник (смеётся).

– Твоё поведение на поле, причёска выдаёт в тебе бунтаря...
– Да, мои причёски, действительно, характеризуют меня как бойца, но я не стараюсь специально этого делать, чтобы показать себя: мол, смотрите какой я! Если я, например, сменю имидж и сделаю «нормальную» причёску, то характер мой не изменится, и я останусь всё таким же принципиальным и жёстким человеком.

– На поле ты более эмоциональный, чем в повседневной жизни?
– Да, я вообще эмоциональный человек, но на поле в большей степени. Когда я выхожу из раздевалки, в голове мысли только о предстоящей игре.

– А где ты настоящий?
– И на футбольном поле, и вне его.

Эмир Спахич
– Давай поговорим о моде. Почему именно тебя выбрали в качестве модели на показ, который проходил во время Российской недели моды?
– Я не знаю, не спрашивал никого, почему именно я. Помню, сначала выбрали Маминова и Пашинина, а потом предложили и мне поучаствовать в показе. Это очень интересный опыт для меня: ходишь по подиуму, все смотрят на тебя... Честно говоря, я совсем не смущался, привык и к большему количеству зрителей.

– Можешь вспомнить, что сказал тебе после шоу твой друг Элдин Якупович, видевший всё своими глазами?
– Да, там были мои друзья Элдин и Ненад (Лазарески – прим.). Они сказали мне, что если я не смогу найти себя в футболе, то у меня всегда есть запасной вариант – стать моделью (смеётся).

– Ты лёгкий на подъём человек или, наоборот, прежде чем принять решение, взвешиваешь все за и против?
– Я всегда стараюсь принять правильное решение, учитываю все плюсы и минусы. Когда в моей жизни происходит что-то новое, пытаюсь понять что, как и почему. Мои переезды из страны в страну, из команды в команду – это ответственные и не спонтанные шаги. Все вопросы, связанные с моей карьерой, – архиважные, и я серьезно раздумываю, прежде чем дать ответ.

– Я знаю, что у тебя много друзей в Москве – представителей балканской диаспоры...
– Да, я общаюсь с Оличем, Рахимичем, Красичем, Пьяновичем, Родосавлевичем. Из футболистов «Локомотива» со всеми: не разделяю на «своих» и «чужих». Но когда в городе живут так много балканцев, то, конечно, дружим все вместе. Правда, лучшего друга я могу назвать – это Йокич из «Торпедо».

– Предстоящий матч обсуждали?
– Нет, не говорили на эту тему, я ему просто сказал: «Йока, встретимся в среду!».

– Как ты считаешь, почему Рахимича сейчас нет в сборной Боснии и Герцеговины?
– Это уже старый вопрос. Да, у него были какие-то проблемы с тренером, тот не стал вызывать его в национальную команду. Мы как-то разговаривали с ним на эту тему, он объяснил мне некоторые вещи, а больше я не стал спрашивать, неудобно. Это личное.

– Давай поговорим о твоём детстве. Задел ли твою семью распад Югославии?
– В жизнь всех людей в Югославии война внесла перемены. Это тяжело пережить. Мне было одиннадцать лет, когда начались военные действия, и я многого сначала не понимал. Солдаты постоянно ходили мимо нашего дома, я перестал тренироваться, не мог спокойно выйти на улицу. Было действительно страшно. Слава Богу, что в жизненном плане моя семья не так пострадала, как другие люди, которых я знаю, мои друзья.

– Сейчас уже всё восстановилось?
– Да, уже всё пришло в норму, люди между собой общаются спокойно.

– Ты пытался разобраться в причинах конфликта?
– Да, я сначала пытался понять, из-за чего началась воина, причины. Но мне это неинтересно стало – было и было.

– Ты общаешься со многими бывшими согражданами. Ревности или недопонимания нет?
– Нет. Это то же самое, что русские, белорусы и украинцы, вы ведь все братья-славяне. К примеру, у меня один из лучших друзей – серб. А война была между сербами и хорватами. Между спортсменами никакой ревности и условностей нет. Это больше политические интриги. Настоящий спортсмен – космополит в этом плане.

– Ты был продолжателем футбольной династии в своей семье?
– Да, папа тоже играл в футбол, так что это гены дали о себе знать. А вообще, когда я начал тренироваться, он был против выбранной мною профессии. Говорил, что футбольная судьба сурова, надо окончить школу, получить образование.

– К совету папы не прислушался?
– (смеётся). Школу окончил, а вот дальше с учёбой не заладилось, времени не хватает, хотя желание поступить в институт у меня есть. Хотелось бы, конечно, заниматься чем-то связанным со спортом, например, на менеджера или агента выучиться.

– Этот вопрос тебе, наверное, уже надоел, но расскажи, пожалуйста, как получилось так, что ты стал гражданином двух стран?
– Да, это действительно, самый частый вопрос, который мне задают (смеётся). Я родился в Хорватии, мама у меня боснийка, а папа черногорец. Сначала играл за молодежную сборную Хорватии и ждал приглашения в главную, но по неведомым мне причинам наставник основной команды не вызывал меня. В это время мне позвонил тренер Боснии и Герцеговины, который меня хорошо знал, потому что мы с ним работали в «Загребе». И я принял решение выступать за эту страну.

– Для тебя это был вопрос престижа, за какую команду играть?
– Сначала было сложно решить, за какую сборную выступать – Хорватию или Боснию. Но тогда тренер меня очень звал, и я согласился. Сейчас для меня существует только одна сборная – та, за которую я играю.

– Сейчас Хорватия – популярная туристическая страна. Какое бы ты место посоветовал посетить?
– Мой родной город – Дубровник! Сейчас он становится популярным курортным местом, там есть всё, чтобы хорошо отдохнуть: тёплое море, приятный климат, улыбчивые люди. Так что добро пожаловать!

– За кого ты болел в матче Россия-Хорватия?
– Если честно, то я болел за Россию. Во мне ещё сильна обида на людей, которые работают в сборной Хорватии. До сих пор не могу понять, почему меня тогда не вызвали. В то время я достаточно хорошо играл в Турции, потом вернулся в Хорватию, стал чемпионом с «Загребом». Но от руководства национальной команды ни слуху, ни духу. А сейчас, когда в российской команде играют мои одноклубники – Дима Сычёв, Динияр, Марат – стараюсь следить за её успехами, поддерживать ребят.

– Ты разделяешь мнение Огнена Коромана, заявлявшего, что профессиональный футболист может играть в любой стране, главное, где больше заплатят?
– На сегодняшний день, наверное, так и есть. Профессионал своего дела хочет достигнуть многого в жизни, больше заработать. Для меня такой вопрос не стоит. У меня достаточно средств и я играю там, где мне удобнее.

– Ты неоднократно заявлял, что «Шинник» – маленькая команда, «Локомотив» же по российским меркам считается суперклубом...
– Да, «Локомотив», «Спартак», ЦСКА – это признанные российские гранды. Для меня сейчас важен престиж клуба, а не деньги. И в «Торпедо», и в «Динамо» я получал хорошую зарплату. Просто в какой-то момент понял, что вырос из этих команд.

– Недавно в одном из интервью ты сказал, что с удовольствием закончил бы свою карьеру в «Локо». Что ты встретил здесь?
– Знаешь, мне просто очень удобно в «Локомотиве». И команда, и люди, которые работают здесь, мне подходят. Да и Москва мне по душе. Многие футболисты не могут найти себя в этом городе, но я никогда не мог понять, почему. Здесь можно получить всё, что пожелаешь. Некоторые жалуются на холод, но я им говорю: оденься потеплее.

Эмир Спахич в форме «Шинника»
– Патриотизм сейчас лишнее слово в футболе?
– Нет, не лишнее. К примеру, я в «Шиннике» играл, и сейчас мне очень жалко этот клуб, потому что он скорее всего вылетит из Премьер-Лиги. Я пережил в Ярославле много хорошего, и эта команда мне небезразлична, она вырастила меня. Можно сказать, благодаря ей я приехал в Россию, и у меня сейчас есть возможность выступать за «Локомотив».

– То есть ты патриот «Шинника»?
– Нет. Это что-то другое. Патриотизм появляется спустя определённое время. Наверное, я сейчас не могу назвать себя и патриотом «Локо», всё-таки немного времени провёл здесь, но в будущем это случится. Настоящий игрок должен полностью выкладываться на поле за ту команду, за которую он выступает.

– В одном из интервью Муслин сказал, что для него навсегда останется клубом номер один «Црвена Звезда». А у тебя есть такой?
– Пока нет. Те клубы, в которых я только начинал свою карьеру, были маленькими. Я даже не знаю, что с ними сейчас происходит. Но есть некоторые команды, которые я больше люблю, чем остальные: «Загреб» и «Шинник».

– Читая твои интервью, я заметила, что ты тепло отзываешься о тренерах, с которыми тебе приходилось работать. Сотрудничество с Муслиным – прогресс для тебя?
– Конечно, прогресс. Работа с новым тренером – это как следующий урок. Я пытаюсь взять у каждого то, что необходимо мне. Например, для меня сейчас новое – это тактика. Раньше никогда не играл бровочника, но Муслин меня этому научил.

– В человеческом плане долго привыкал?
– Когда только Славолюб появился, каждый чувствовал, что он иностранец. Потом, уже когда притёрлись друг к другу, стало легче. И ребята, и тренер подстроились под новые обстоятельства, нашли компромисс, и у нас всё стало получаться. Даже мне в начале было сложно, хотя мы с ним практически из одной страны. Игра в России приучила меня к русским требованиям. Но по сравнению с остальными ребятами, мне, конечно же, было проще, потому что мы разговаривали на одном языке.

– Ты с Муслиным на каком языке общаешься?
– На сербском – и мне и ему так легче.

– Недавно вышла книга российского спортивного журналиста Игоря Рабинера «Как убивали «Спартак». В ней Романцев показан чуть ли не клоуном. Твой переход в «Динамо» не состоялся из-за этого или всё было прозаичнее?
– Ничего не слышал об этой книге. Я не стал игроком бело-голубых, потому что Романцев показался мне плохим человеком. Я провёл четыре месяца в команде, но за это время он не поговорил ни с одним из футболистов. А там были собраны такие ребята, которые могут играть в самых больших клубах: Ромащенко, Бесчастных, Дерлей. Мы три месяца на сборах играли в квадрат и всё. Ещё был один неприятный момент, когда он стал рассказывать про Батака, который тогда был в «Динамо», я очень разозлился и решил уйти. Время показало, что я был прав.

– Все клубы, в которых ты играл в России – сейчас главные претенденты на вылет. Находясь там, ты чувствовал предпосылки к этому?
– Нет, будучи там, никак не мог предположить, что это возможно. Когда я играл в «Шиннике», мы шли очень хорошо и заняли в итоге 5-е место. Не знаю, как так получилось, но все игроки в межсезонье ушли из команды. Потом я перешёл в «Торпедо». Клуб тоже успешно выступил, обосновался на 7-ой строчке в тот год. Что происходит сейчас с обеими командами, не пойму. Видимо, причины надо искать во внутренних изменениях. По-моему мнению, «Шинник» много потерял, уволив Долматова. Я доволен, что из «Торпедо» ушёл Петренко. Это не тот человек, который может работать с таким клубом. Ни по человеческим, ни по тренерским качествам он не подходит этой команде.

– Охарактеризуй одним словом своё пребывание в «Торпедо».
– Неожиданность. Для меня было сюрпризом то, что я там оказался. Между предложением из клуба и моей первой тренировкой прошло всего два дня. Это был полезный период для меня, и для команды. Я познакомился с Москвой, с новыми людьми. Это ступенька вверх в моей карьере.

– Ты поиграл в «Торпедо». Разобрался в причинах вражды между фанатами обоих клубов?
– Если играют две команды с большими традициями, то враждебные настроения – нормальное явление. Все болельщики недолюбливают друг друга. Кстати, малочисленность поклонников чёрно-белых меня всегда поражала. Иногда по 20-50 человек на трибуне собиралось и всё. Казалось, что ты играешь при пустом стадионе. Если сравнивать с болельщиками ЦСКА, которых по 10-15 тысяч на матч приходит, то это не соперники. Я думал над причиной такого низкого количества зрителей в Лужниках. Мне кажется, что «Торпедо» что-то упустило, а потом стало постепенно и болельщиков терять.

– Играть при такой аудитории – новый опыт для тебя?
– Я уверен, что вы не знаете, как в Боснии со зрителями обстоят дела (улыбается). Там практически всегда стадионы полны желающими посмотреть игру.

– А ты каким бы был болельщиком: ярым фанатом или аналитиком?
– Я бы был ярым фанатом, сидел бы на трибуне в любую погоду, кричал, свистел.

– Спортивные издания уже подводят итоги чемпионата и ставят «Локомотив» на вторую строчку. Это заслуженно?
– Я считаю, что мы и первое место заслужили. Дай то Бог, чтобы команда смогла завоевать золото чемпионата. Если учитывать то, как мы начали чемпионат, что у нас после пяти туров было всего одно очко, и то, что мы сумели нагнать «Спартак» и ЦСКА, то мы должны завоевать призовое место. Но если будет серебро, то это тоже не худший вариант – тогда нас ждёт Лига Чемпионов. Но всё-таки хочу рассчитывать на первое место: я – победитель по жизни!

МОДНЫЙ ЭМИР

Мой любимый цвет – красный.
Самый стильный игрок «Локомотива» – Дима Сычёв.
Моя любимая марка в одежде – ZARA. Также предпочитаю Dolce & Gabbana, Ferre, Prada.
Мой любимый аксессуар – солнечные очки. Всегда держу их под рукой. Вот и сейчас, хотя погода не особо солнечная, уверен, что в комнате найду их.
Обычно я ношу свитер и джинсы. Никогда не надену комбинезон.
Признак дурного вкуса – это выходить на улицу в спортивном костюме. Не понимаю, если ты приходишь в кафе в форме, то на это, наоборот, ещё больше обращают внимание. Надо одеваться незаметнее, чтобы тебя не узнавали. Выходить в мятых, неглаженых вещах тоже неприемлемо для меня.
В деловом костюме меня можно увидеть редко. Только если дома с папой обедаю.
Оказаться на обложке какого модного журнала было бы для тебя почётным? – Я не читаю такие журналы. Когда я узнал, что буду героем номера «Нашего Локо», то обрадовался. Получается, что на обложке этого журнала.
Стильная девушка – это красивая, аккуратная, следящая за собой, культурная, которая ведёт себя хорошо.
Быть футболистом модно? – Сегодня однозначно да.

ИЗ РАННИХ БЕСЕД

(об умении забивать головой)
– По росту я не самый высокий или не сильно высокий, но... Почему так у меня получается? Это моя тайна. А если без смеха, то я хорошо выпрыгиваю. Тут просто нужно в нужный момент быть в нужной точке.

(о полевом №1)
– Может, для российского футбола это действительно необычно, но для европейского – нормальное явление. Могу много примеров привести, кто выступает под № 1. Разве это плохо – стать в России первым полевым футболистом с таким номером?

(о метро)
– Вообще, по Москве предпочитаю передвигаться на машине. Но один раз в метро всё же спустился. И представляете, у меня там украли сумку! Хорошо ещё, что документы в ней не находились. По этой причине я даже опоздал на свою первую в составе «Торпедо» тренировку. Так что всегда надо быть начеку.

(о «Шиннике»)
– На кону стояла моя карьера. В голове не укладывалось, что мы можем вылететь, а потом в моём игровом списке значилось бы: «Шинник», второй дивизион... Шестое место в Премьер-Лиге – совсем другое дело. Потому меня в «Динамо» и пригласили. Секрет победной серии «Шинника» именно в тренере. Даже не в игроках. Команда жила как один человек. И в жизни, и на поле.

(о причине прихода в «Локомотив»)
– Посмотрите на итоговую таблицу прошлого сезона, и вам станет понятно, почему я сразу согласился на переход в «Локо». Хочется что-то выиграть в России. Думаю, с железнодорожниками это будет сделать легче. К тому же пример Видича очень показателен: из команд калибра «Локомотива», ЦСКА, «Спартака» можно попасть в суперклуб.
©
This page was loaded Sep 18th 2019, 8:08 am GMT.